Итальянские и швейцарские походы суворова – Походы Суворова 1799, Итальянский и Швейцарский, кратко, итоги — История России

Походы Суворова 1799, Итальянский и Швейцарский, кратко, итоги — История России

Предпосылки походов

В 1796 году Северная Италия была оккупирована французскими войсками под руководством бригадного генерала Наполеона Бонапарта. Он разгромил австрийские войска и также захватил Ионический архипелаг. Австрия не смогла продолжить боевые действия и подписала с французами мирный договор. Французы начали перекраивать захваченные земли, создавая новые республики, которые были от них зависимы. В 1798 году, продолжая наращивать свои военные успехи, Франция нанесла удар по британским владениям на Ближнем Востоке. Все это послужило ускорением для создания нового антифранцузского блока. В него вошли Великобритания, Австрия, Неаполитанское королевство, Россия и Османская империя. В соответствии с договором, заключенным с Великобританией, Российская империя имела следующую цель: «действительнейшими мерами положить предел успехам французского оружия и распространению правил анархических; принудить Францию войти в прежние границы и тем восстановить в Европе прочный мир и политическое равновесие».

Итальянский поход

Итальянский поход – это боевые действия русско-австрийской армии во главе с А. В. Суворовым против французской армии в Северной Италии. Александр Васильевич в это время был в вынужденной отставке и жил в своем имении – селе Кончанском. Вернуть Суворова в войска Павел I решил по просьбе австрийского императора Франца II. Павел дал Александру Васильевичу большие полномочия. «Веди войну как знаешь» – такие были его напутственные слова. 3 (14) апреля Суворов прибыл в войска, находившиеся в Вероне, а через пять дней они вышли в поход. Был обнародован манифест Суворова, в котором он объявил, что прибыл для восстановления прежнего порядка в Италии.

В первом крупном сражении на реке Адде 16 (27) апреля он разбил французские войска и на следующий день вошел в Милан. 15 (26) мая был захвачен Турин, в июне – разгромлены войска маршала Макдональда. В то же самое время русский морской десант из 500 человек, вместе с неаполитанскими ополченцами освобождает Неаполь. В августе французы отошли к городу Нови. Здесь их войска были окончательно разбиты, и остатки отошли к Генуе.

А.Е. Коцебу. Сражение при Нови

Освобождение Северной Италии было завершено. На всю эту операцию у Суворова ушло четыре месяца. Его имя в то время было самым знаменитым в Европе, а Павел I возвел выдающегося полководца в достоинство князя италийского.

Швейцарский поход

Пока Суворов воевал в Италии, английские дипломаты убедили Павла I в том, что надо продолжить боевые действия в Швейцарии, а уже потом пойти на Францию.

Новый приказ воодушевил французов, которые уже приготовились к войне на своей территории. В Италии оставались только войска Австрии, которая имела виды на эти земли.

Закончившаяся Итальянская кампания была использована российскими союзниками в своих корыстных целях. Россия воевала в Европе за чужие интересы.

В направлении к Швейцарии Суворов двинулся 31 августа (10 сентября) 1799 года. Весь этот поход стал чередой больших и малых сражений, постоянных проявлений героизма русских войск. Австрийцы должны были осуществить материальную подготовку похода. Но по традиции они ничего не сделали, и наши воины были вынуждены сами обеспечивать необходимые приготовления.

А.Е. Коцебу. Переход Суворова через Чёртов мост

12 (23) сентября Суворов атаковал французские войска у перевала Сен-Готард и долины реки Рёйс. Русские смогли справиться и с французами, и с природными преградами. Особую сложность представляли Чёртов мост и Урзернская дыра, которые суворовские «чудобогатыри» также геройски преодолели.

Перейдя Альпы, наши войска попали в окружение. Суворов принял решение с боями прорываться в Австрию через превосходящие силы противника и снежные горы. Эта операция была успешно проведена. Совершив в сложнейших условиях переход через перевал Паникс, русские войска вышли к австрийской границе. Сам Суворов охарактеризовал этот переход так: «Русский штык прорвался сквозь Альпы».

В.И. Суриков. Переход Суворова через Альпы

Итоги походов

До настоящего времени историки затрудняются найти в мировой истории аналоги Швейцарскому походу Суворова. Войска под его командованием за 16 дней прошли 300 километров, преодолели семь перевалов при постоянных боях и не потерпели ни одного поражения. Суворов в тяжелейших условиях спас армию. За высокий полководческий талант ему было присвоено высшее воинское звание генералиссимуса.

Итальянский и Швейцарский походы Суворова имели целью разгром французской армии. К сожалению, героические усилия нашей армии не привели к достижению этой цели, но не по ее вине. Практически вся европейская общественность и военные считали, что основная проблема была в действиях австрийцев.

histrf.ru

Война в Италии и Швейцарский поход Суворова » Военное обозрение

10 (21) сентября 1799 г. начался знаменитый переход армии Александра Васильевича Суворова через Альпы. Целью похода был разгром французских войск в Швейцарии. Во время похода русская армия прошла с боями через самый важный горный перевал Швейцарских Альп — Сен-Готард и Чёртов мост и совершила переход из долины р. Рёйса (Ройса) в Мутенскую долину, где была блокирована превосходящими силами противника. Однако в сражении в Мутенской долине чудо-богатыри Суворова нанесли поражение французской армии под началом Андрэ Массены и вышли из окружения. Учитывая тот факт, что корпус Римского-Корсакова был разбит, а австрийцы отступили, войскам Суворова пришлось совершить ещё один тяжелейший переход через заснеженный труднодоступный перевал Рингенкопф (Паникс), и через город Кур русские направились в сторону России.

Предыстория похода

Суворов с тревогой следил за событиями во Франции и начал бить тревогу ещё до того момента, как очаг войны в Европе был полностью сформирован. Великий полководец был противником революции, «бунта» и был готов сражаться с «бунтовщиками» в любом чине. Суворов ещё во время подавления восстания в Польше отметил, что на стороне поляков воюют французские добровольцы и офицеры. В августе 1796 года Суворов предложил императрице Екатерине II оказать военную помощь тем монархиям Европы, которые столкнулись с революционной Францией. Русский полководец высказал предположение, что французская армия может оказаться на польских границах Российской империи. Он предлагал превентивно уничтожить угрозу и провести операцию против разбушевавшейся революционной Франции. Суворов высказал готовность возглавить операцию. Императрица не ответила полководцу.

Александр Васильевич считал, что война с Францией неизбежна. Будущее подтвердит опасения великого русского человека. Во-первых, Наполеон Бонапарт блестяще разыграет «польскую карту», польские легионы, сформированные из наиболее энергичных представителей польского народа будут верно служить Парижу вплоть до падения наполеоновской империи. Поляки будут биться за Наполеона в Испании, Италии, участвовать в войне 1812 года. «Польский вопрос» будет одним из тех разломов, которые подорвут отношения Александра I и Наполеона. В письмах к вельможе Д. И. Хвостову Суворов прозорливо отметит, что именно Висла станет тем рубежом, с которого Наполеон ударит по России (и действительно район Вислы станет местом сосредоточения армии вторжения в 1812 году). Во-вторых, Суворов предсказал, что Пруссия будет участвовать в антифранцузских войнах, но после поражения станет союзницей Франции. Прусская армия будет поддерживать французскую в её войне с Россией. Интересен тот факт, что Суворов даже предсказал возможность турецко-французский десант в Крыму (правда, это будет уже Крымская война 1853-1856 гг.). Суворов обладал настоящим даром стратегического предвидения.

Императрица в принципе решилась об участии русского 60-тысчного экспедиционного корпуса под началом Суворова, который должен был действовать вместе с силами других европейских стран, против Франции. Только смерть Екатерины II остановило реализацию решения Петербурга ввязаться в войну на дальних от своего государства рубежах.

Суворов внимательно следил за действиями Наполеона. Однажды в разговоре с графом Ф. В. Ростопчиным Суворов назвал трёх лучших полководцев в мировой военной истории: Гай Юлий Цезарь, Ганнибал и Наполеон Бонапарт. Причём Наполеон только начинал свою полководческую карьеру, и до Аустерлица было ещё далеко. Наполеон своими стратегическими решениями, искусством далёким от шаблона вызывал профессиональное восхищение у Суворова.

Начало войны с Францией. Причиной для того, чтобы Павел решил вступить в войну с Францией, стал захват Наполеоном Мальты во время Египетского похода. Русский император был покровителем Мальтийского ордена. Рыцари контролировали остров Мальту, который занимал стратегическое положение в Средиземном море. В декабре 1798 года Турция и Россия подписали союзный договор, направленный против Франции. Турки были разгневаны тем, что французы захватили Египет и часть Палестины с крепостью Яффой, который считались владениями Порты. Практически сразу к русско-турецкому союзу присоединилась Англия, а затем Австрия и Неаполитанское королевство. Союзники поставили цель – вернуть Францию к прежним дореволюционным границам.

Российская империя выделила для войны с Францией три корпуса: 23-тыс. Ф. М. Нумсена (затем его сменит А. М. Римский-Корсаков), 20-тыс. А. Г. Розенберга и 10-тыс. И. И. Германа. Кроме того, в России был сформирован отдельный 7-тыс. отряд французских монархистов под началом принца Конде Луи-Жозефа де Бурбона (соединение, после завершения войны, перешло на службу к британцам). Это были авангардные силы, в самой России на западных границах формировали две полевые армии общей численностью в 90 тыс. человек под началом опытных полководцев Б. П. Ласси и И. В. Гудовича. Кроме того, Россия выделяла на войну большую часть корабельного состава Балтийского и Черноморского флотов: 32 линейных корабля, 14 фрегатов и 7 вспомогательных кораблей. Их экипажи вместе с десантом, насчитывали 25,6 тыс. человек. Русско-турецкий флот под началом Фёдора Фёдоровича Ушакова с августа 1798 года вел боевые действия против Франции, освобождая Ионические острова.

Основную роль в войне с Францией должна была сыграть Австрийская империя, она выставляла три армии общей численностью в 225 тыс. человек. Первая 80-тыс. армия была под началом эрцгерцога Карла-Людвига-Иоанна, брата императора Франца, её фланги прикрывал 15-тыс. корпус А. Старрая (в Богемии) и 26-тыс. корпус Фридриха фон Готце. Вторая 48-тыс. армия под началом Генриха Бельгарда располагалась в Тироле. В Северной Италии была третья 86-тыс. армия Меласа.

Французы имели шесть армий общей численностью в 237 тыс. человек. Французскими армиями командовали генералы Брюн, Журдан, Бернадотт, Массена, Шерер и Макдональд. Из них три армии действовали на территории Швейцарии и Италии. Французы первыми перешли в наступление. В январе 1799 года Париж предъявил Вене ультиматум, требуя выдворить с австрийской территории корпус Розенберга. Австрийцы отклонили это требование и феврале французские войска пошли в наступление. Французы в самый короткий срок заняли почти всю Швейцарию и большую часть Северной Италии.

Сложилось мнение, что главная причина неудач – это отсутствие единого главнокомандующего у Австрии и России. Британцы предложили на эту должность назначить Суворова. К тому времени у многих в Европе сложилось впечатление, что остановить французских революционных генералов сможет только русский полководец Суворов. Вена согласилась с предложением Англии. Австрийский император Франц I обратился к русскому государю Павлу с просьбой поставить во главе русских экспедиционных сил полководца, «коего мужество и подвиги служили бы ручательством в успехе великого дела». Суворов в это время жил в селе Кончанском считая, что его военная карьера завершена. Он даже подумывал завершить свои дни в Ниловой пустыни.

Суворова в столице встретили восторженно, радость царила и в войсках. Генерал-фельдмаршал А. В. Суворов-Рымникский получил под своё начало все русские войска, направленные против Франции. Венский двор, хотя и предложил Петербургу Суворова в качестве главнокомандующего, все же с небольшой охотой отдал ему командование союзными войсками в Италии. Суворов прибыл в Вену в марте 1799 года и пробыл там десять дней. Император Франц присвоил русскому полководцу звание австрийского фельдмаршала, чтобы избежать недоразумений во взаимоотношениях графа Рымникского с местным генералитетом. Полководец отказался от всех светских встреч и занимался только служебными вопросами, изучал австрийские карты будущего театра военных действий. Он пришёл к неутешительному для себя выводу: территория Северной Италии была малопригодной для маневренной войны. Сказывалось обилие водных преград, сильных крепостей и гористая пересечённая местность. Кроме того, неприятель имел возможность использовать оборонительные линии по берегам рек Минчио, Киезо, Олио, Адды, Тичино и др. Французское командование имело в Италии: 58-тыс. Итальянскую армию под командованием генерала Б. Шерер (Северная Италия) и 34-тыс. Неаполитанскую армию под началом Ж. Макдональда (Центральная и Южная Италия). А также в Швейцарии дислоцировалась 30-тыс. Гельветическая армия с командующим А. Массеной.

Однако суворовская тактика, железная воля, упорство в исполнении предприятий, неограниченная нравственная власть над войсками, принесли успех и на новом театре военных действий.

Итальянский поход. Венский двор планировал изгнать французские силы сначала из Ломбардии, а затем Пьемонта. Предполагалось, что после разгрома французов в Северной Италии, остальные вражеские войска в Центральной и Южной Италии уйдут оттуда, чтобы не быть изолированными от Франции. Снабжение войск поручалось австрийскому генералу Меласу. 24 марта Суворов покинул Вену и 3 апреля прибыл в Верону. Там уже находился корпус Розенберга в составе: 1 гренадерского, 7 мушкетерских, 2 егерских полков, 4 сводных гренадерских батальонов и 6 Донских казачьих полков. Корпус имел 24 орудия. Суворов сформировал авангард из 6-го егерского полка под началом генерал-майора Багратиона, гренадерского батальона подполковника Ломоносова и казачьего полка майора Поздеева.



8 апреля союзная русско-австрийская армия выступила из Валеджио к берегам реки Адды. Под началом Суворова было 66 тыс. австрийцев (дивизии генералов Вукасовича, Отта, Цопфа, Фрелиха, Гогенцоллерна и Кейма), и около 18 тыс. русских солдат. Позднее подошёл 10-тыс. русский корпус М. В. Ребиндера.

К утру 10 апреля капитулировал гарнизон крепости Бришиа. Суворов в донесении императору Павлу отметил мужество и бесстрашие Багратиона, Ломоносова и Поздеева (командиры русского авангарда). В городе был размещён сильный австрийский гарнизон. Захват Бришиа позволил начать осаду вражеских крепостей Мантуя и Пескера, для этой цели главнокомандующий отрядил 20 тыс. австрийцев под началом Края. Главные же силы Суворов повёл на Милан, главный город в Северной Италии. 12 апреля авангард Багратиона разбил французский отряд у реки Олье, противник не смог воспрепятствовать переправе русских через водную преграду. Быстрое наступление русских войск решило судьбу крепости Бергамо. Русские казаки появились перед город так неожиданно, что французский гарнизон почти не сопротивляясь бежал, бросив 19 орудий и большие запасы военного имущества.

14 апреля войска Суворова вышли к реке Адда, где 15—17 (26-28) апреля состоялось сражение, в котором 28-тыс. французская армия под началом генерала Жан Виктора Моро была разбита, потеряв 2,5 тыс. убитыми и ранеными, 5 тыс. пленными и 27 пушек (союзники потеряли около 2 тыс. убитыми и раненными). 18 (29) апреля без боя был занят Милан. 20 апреля (1 мая) войска Суворова двинулись к реке По, чтобы помешать объединению сил отступавшего Моро и генерала Макдональда и 26 апреля (7 мая) расположились по обеим сторонам реки, вклинившись между неприятельскими войсками. 15 (26) мая русско-австрийские войска взяли Турин, французские войска отступили на юг, оставив севернее реки По только несколько блокированных крепостей (Мантуя, Кони и др.).

Французское командование попыталось перехватить стратегическую инициативу и атаковать Суворова силами Макдональда (36 тыс. солдат) с востока и Моро (14 тыс. человек) из района Генуи. Александр Васильевич поставил в Алессандрии заслон против Моро, и 4 (15) июня двинулся навстречу войскам Макдональда, имея 22 тыс. солдат. Две армии столкнулись на реке Треббия. 6 (17) июня — 8 (19) июня произошло ожесточённое сражение, в котором французы были разгромлены и отступили к Генуе. Туда же отошло и войско Моро. Армия Макдональда потеряла около 6 тыс. убитыми и 12 тыс. пленными, потери союзной армии – более 5 тыс. убитыми и ранеными.

В конце июля объединённые французские силы под командованием генерала В. К. Жубера вновь попытались перехватить инициативу в свои руки и начали наступление из Генуи. Целью французских войск была Алессандрия, где были сосредоточены основные силы союзников. Тем временем 17 (28) июля пала крепость Мантуя, что позволило Суворову усилить союзную группировку освободившимися войсками.

Русско-австрийская (44 тыс. человек) и французская армия (38 тыс. человек) встретились 4 (15) августа около города Нови. Произошла новая яростная битва. Она продолжалась 15 часов и стала одной из самых кровопролитных из полевых сражений Суворова. Французы занимали сильнейшую позицию, однако не смогли выдержать натиск суворовских чудо-богатырей. Жубер пал в этой битве. Союзная армия потеряла 6 тыс. человек убитыми и ранеными. Французы потеряли 10 тыс. убитыми и более 4 тыс. ранеными. Моро отвел остатки армии к Генуе.

Александр Суворов предложил Вене добить французские силы под Генуей, а затем перенести военные действия на французскую территорию, наступать на Марсель, чтобы отрезать Францию от Средиземного моря. Однако, опасаясь резкого усиления влияния русских в Средиземноморье, вызванного блестящими военными успехами Суворова и Ушакова, Венский двор не принял суворовский план. 16 (27) августа австрийцы направили силы Суворова в Швейцарию на соединение с корпусом Римского-Корсакова. После объединения, Суворов должен наступать на французов. Так, начался Швейцарский поход.

Продолжение следует…

topwar.ru

7. Итальянский и Швейцарский походы А. В. Суворова. Русская история. Часть II

7. Итальянский и Швейцарский походы А. В. Суворова

Итальянский и Швейцарский походы и средиземноморский поход русского флота. У Павла с Суворовым были отвратительные отношения. Суворов был убежденным монархистом и поэтому никакого разговора об отречении императора ни с кем вести не собирался, но, считая Павла не военным человеком, болезненно воспринимал все его новации в армии. Суворов позволял себе невероятно оскорбительные вещи в отношении императора. Так, на одном из парадов, куда его пригласили, он публично заявил, что у него понос, и отправился вон. Когда дело дошло до взаимных оскорблений, Павел отправил его в ссылку, и отнюдь не почетную. Он отправил его под надзор полиции в село Кончанское Новгородской губернии — глухое село, существовавшее без всякой связи с внешним миром. Фельдмаршалу было тогда 69 лет. Это обстоятельство, между прочим, тоже подогревало ненависть многих военных к Павлу и объективно работало на {49} заговорщиков. Суворов писал в письмах, что впереди у него только смерть, что уже «весь сок высох в лимоне» У него бывали случаи частного кратковременного паралича, время от времени открывалась та или иная рана, но он еще интересовался внешней политикой. Когда ему время от времени привозили какие-то газеты, он их внимательно читал, следя за тем, как Бонапарт колошматит австрийцев и завоевывает Италию, и произнес фразу, которая стала пророческой: «Далеко шагает мальчик. Пора унять».

И вот в 1799 году в Кончанское буквально влетел один из генерал-адъютантов Павла с личным письмом императора. Там были такие слова: «Граф Александр Васильевич, теперь не время вспоминать прошлое». Император-де австрийский просит, чтобы вы приняли под команду русские и австрийские войска, и вам надо срочно это сделать. За год до этого, когда Павел вызвал фельдмаршала в Петербург, Суворов тащился 200 верст чуть ли не две недели, демонстрируя, что он болен и не может ехать быстро. На этот раз он приехал со своей обычной скоростью. Вдруг мундир перестал его волновать, он перестал обращать внимание на то, как натерты полы, у него перестала отстегиваться шпага, он перестал кукарекать во дворце и не вполне прилично острить — короче говоря, он увидел дело и воскрес к жизни. Очень скоро он уладил все необходимые формальности. Был произведен перерасчет тех частей, которые должны были принять участие в походе, и он выехал через Митаву и Прибалтику в Австрию, в Вену, где должен был получить дальнейшие инструкции.

Он получил полные полномочия от Павла с одной оговоркой: выполнять все рекомендации, которые дает ему придворный военный совет в Вене — знаменитый гофкригсрат. Проезжая через Митаву, он посетил будущего Людовика XVIII, находившегося тогда в изгнании и жившего в Митаве за русский счет, и когда один из придворных спросил, чем он объясняет успехи Бонапарта, Суворов с присущей ему резкостью сказал: «Ваша братия не умеете хотеть».

В Вене на него смотрели как на освободителя Австрии от французской тирании, потому что прекрасно помнили успехи при Фокшанах, Рымнике и Измаиле. Он выступил очень быстро в Верону, где принял командование австрийскими частями, которые находились уже там, и русскими, которые подходили постепенно. Придворный военный совет познакомил его со своим планом, по которому в течение ближайшей летней кампании 1799 года Суворов должен был очистить от французов небольшой уголок Северной Италии от Вероны до реки Адды (левый приток реки По). Все это было продемонстрировано на очень солидной карте с учетом всех дорог, мостов, рек и т. д. Просмотрев карту, Суворов схватил карандаш, перечеркнул карту крест-накрест и произнес: «Я начну с Адды, а кончу, где Богу будет угодно». И действительно, сразу же произошло что-то поразительное. Суворов так направил войска к Адде, что французы, боясь оказаться в окружении, эвакуировали селение за селением, город за городом и практически оказались вытесненными до самой Адды без боя. При форсировании Адды неподалеку от города Лоди произошло первое сражение, где в основном сражались австрийцы, поскольку еще не все русские части подошли. Французами должен был командовать один малоизвестный и малоспособный генерал, но непосредственно перед боем он был заменен одним из самых видных полководцев Франции — генералом Моро. Когда разведка донесла об этом Суворову, он сказал: «Мало славы — разбить шарлатана. Лавры, которые мы отнимем у Моро, будут еще лучше цвести и зеленеть».

Этот бой не был решающим для исхода кампании, но он показал французам, с кем они имеют дело. Французы были отброшены, причем австрийцы сражались очень хорошо и Суворов их похвалил — одному из курьеров, который должен был ехать в Вену, он сказал: «Передайте его величеству, что австрийские войска сражаются почти так же хорошо, как русские». Дальше он отправился с русскими и австрийскими войсками на столицу Северной Италии — Милан, который был взят без боя.

Суворову противостояли французы, которые одной своей армией фактически закрывали Геную и проход по берегу Средиземного моря в Южную Францию, а с другой стороны могла подтянуться армия из Центральной Италии. Сначала Суворов решил разделаться с армией, которая отступила от Адды, но Моро увел свои войска в Геную. Получив известие, что от Болоньи подтягивается армия генерала Макдональда, Суворов оказался перед трудным выбором, потому что не знал темпов продвижения Макдональда и вместе с тем должен был опасаться подхода Моро, который понимал, что должен соединиться со своим коллегой.

Тогда был предпринят поразительный по скорости марш от Алессандрии, где стояли суворовские войска, до реки Треббиа, с тем чтобы упредить встречу двух французских армий. 85 верст по каменной горной дороге в жару (дело было в июне) русские и австрийские войска преодолели за 36 часов. Обычная скорость передвижения войск в то время не превышала 10–14 километров в день. Особенностью битвы при реке Треббиа было то, что войска вступали в бой с ходу, без какого бы то ни было предварительного развертывания.

Бой был очень ожесточенным, он продолжался трое суток, и Суворов так им руководил, что Макдональду все время казалось, будто появляются свежие войска, а не те, которые только что покрыли 85 верст практически бегом. Макдональд был опрокинут и отброшен, после чего 4 августа последовало сражение при Нови против армии, которая прикрывала Геную. Сам Суворов доносил, что сражение при Нови было, может быть, самым ожесточенным из всех, которые он дал. Оно кончилось опять-таки победой русского оружия, и Италия была, таким образом, очищена от французских войск. Как боевые силы они уже не представляли никакой опасности.

Казалось, дело было закончено, причем в очень короткий срок — фактически за два месяца, если иметь в виду сражения, которые были в июне, июле и августе. Но австрийцы придумали план — перебросить {50} армию Суворова в долину Рейна, в район Цюриха, с тем чтобы действовать на новом театре войны против французов, поскольку здесь-де, в Северной Италии, уже все в порядке. Движение из Северной Италии в долину Рейна могло быть прямым, через горные перевалы, и обходным. Обходной путь был дольше, но более безопасен и удобен. Поскольку уже кончалось лето, было решено, что Суворов пойдет напрямую.

Австрийцы задержали выход армии на две недели, поскольку вовремя не были даны ни вьючные животные, ни повозки, ни соответствующее снаряжение, и Суворов, потеряв драгоценные дни, только в начале сентября выступил в Альпы, которые по географическим условиям представляют собой примерно то же, что и Северный Кавказ. Пожалуй, наиболее удачным временем для путешествия в этом районе является середина июля — конец августа. Потом погода в горах начинает портиться, а в высокогорье идут снегопады и наступают заморозки. Переход в это время, прямо скажем, весьма затруднителен. Учитывая, что в XVIII веке не было горной обуви и альпинистского снаряжения, а русские войска (в том числе и сам фельдмаршал) никогда не видали снежных гор, и что идти надо было с ружьями, штыками, патронами, пушками, зарядами и какими-то запасами, все это представлялось невероятной авантюрой.

12 сентября Суворов вышел из Тортоны в предгорьях Альп, 13-го его передовые части уже имели столкновения с французами, которые прикрывали первый перевал — Сен-Готард. Защита перевалов не представляет особых сложностей даже сейчас, потому что тот, кто сидит на перевале, прекрасно видит всех, кто поднимается снизу. Война в Афганистане показала, что боевые действия в горных условиях даже сейчас не сулят большого успеха тем, кто пытается проломить оборону. Сен-Готард был взят и ударом в лоб, и одновременным обходом, который совершил авангард под командованием Багратиона. Как русские солдаты лезли по кручам без троп в тыл французам, представить себе, честно говоря, невозможно.

Тем не менее Сен-Готард был взят, и суворовская армия продолжила свой путь. В условиях гор армия двигалась, естественно, колонной, причем довольно узкой, а часть повозок и горные пушки приходилось постоянно перетаскивать на руках — вьючные животные довольно быстро исчезали (срывались в пропасти и подыхали от переутомления). Вся армия состояла в основном из пехоты, небольшой артиллерии и казачьих частей, которые должны были вести разведку. Казачьи лошади оказались очень выносливыми. Нужно было форсировать реку Рейса по арочному мосту. Когда подошли к Чертову мосту (он действительно производил жуткое впечатление, потому что глубоко внизу грохотала река), раздался взрыв — французы подорвали мост и форсировать его уже было, казалось, невозможно, тем более что с той стороны французская артиллерия картечью сметала все живое, что показывалось на этой стороне. Но там, где остановились русские части, стоял какой-то амбар. Он был тут же раскатан по бревнам, бревна связывались офицерскими шарфами (которыми тогда не укрывали горло, а обматывались вокруг поясницы, поэтому они были очень длинными). Офицеры и солдаты положили этот импровизированный настил на остатки опорных арок, и часть войска сумела переправиться по мосту и ударить в штыки французских артиллеристов. Остальные в это время спустились ниже моста по течению реки к берегу, сумели ее там форсировать и взобраться на тропу уже с другой стороны. Французы не выдержали, и их специально обученные горные егеря отступили.

Дальше Суворов уже выходил к озеру, вдоль которого должна была идти дорога на Цюрих. Там в это время должны были стоять австрийские части и развертываться русский корпус генерала Римского-Корсакова, на соединение с которым и пришел Суворов. Но оказалось, что австрийская карта врет, и дороги нет вообще никакой. Суворов понимал, что положение австрийцев и русских очень серьезно: французы, пока он не подошел, постараются разбить их по частям. Перед ним встал вопрос, как идти. И тогда, доверившись проводникам, он перевалил горный хребет Росшток и спустился в Муттенскую долину. Здесь он получил известие о том, что корпус Римского-Корсакова разбит французами, что до этого сражения австрийцы эвакуировали свои части, оставив русских в жертву французам, а главное, что Муттенская долина закупорена герметически французскими дивизиями со всех сторон. Суворов оказался в мешке.

Отступать было некуда, к тому же сама мысль об отступлении ему претила. На военном совете он так и сказал, что никогда не отступал. Тогда очень быстро было принято решение, что они пойдут туда, куда повелит фельдмаршал, и он принял решение подыматься на уже заснеженный (дело было в сентябре) высокогорный хребет Паникс, чтобы перейти его и оторваться от французов.

Подыматься надо было по дороге, которую летом назвали бы овечьей тропой — по таким тропам гоняют овец на пастбище, по ним не ходят и не совершают переходов от селения к селению. Состояние армии было ужасным, патронов уже не хватало, солдаты были фактически разуты и голодны. В это время Суворов получил известие, что французы спускаются в Муттенскую долину, и отдал соответствующее приказание, чтобы арьергард удерживал их возможно долее, пока армия будет подыматься на Паникс. Бой в Муттенской долине продолжался практически три дня Русские отбросили французов, хотя те имели двух-трехкратное превосходство. Артиллерия была оставлена при подъеме и заклепана, чтобы пушками не мог воспользоваться враг, а дальше арьергард втянулся на этот чудовищный подъем, потому что тропы уже не было, все оказалось под снегом. Никогда не бывавшие в высокогорье люди шли на высоту более 3 тысяч метров фактически наугад. Переход этот занял приблизительно 4 дня. Шли, опираясь на ружья, поддерживая друг друга. Тот, кто падал, оставался в горах навсегда. Практически вся армия была пешей, и только Суворов сидел на казацкой лошади, причем все время порывался идти пешком, {51} но два казака, идущие рядом, не пускали его. Время от времени Суворов впадал в беспамятство (70 лет, высокогорье, кислородная недостаточность, холод и страшный ветер делали свое дело).

Так они взобрались на вершину Паникса, а дальше началось самое страшное — спуск, осложненный условиями зимы. Троп не было. Попытка спуститься по скалам заканчивалась смертью. И вот они шли наугад, определяя место, где можно спуститься, пока несколько офицеров не увидели что-то похожее на склон. Что было внизу, неизвестно, но решение было принято, и по этому склону русская армия покатилась вниз. Тот, кто срывался, откатывался в сторону и погибал, остальные же продолжали этот головоломный спуск. Таким образом спаслась основная часть армии.

Французы не преследовали их. Пленных, которые достались во время боя в Муттенской долине, Суворов вывел с собой.

В деревушке на другой стороне хребта Суворов сделал смотр своей армии. Из 20 тысяч человек, вышедших в поход, налицо было 15 тысяч человек. Учитывая Сен-Готард и трехдневное сражение в Муттенской долине плюс потери при переходе через Паникс, можно считать, что потери поразительно малы. Суворов написал письмо главнокомандующему австрийской армией герцогу Карлу, где были снова чрезвычайно резкие. Говоря о том, как австрийцы бросили русских под Цюрихом, он писал: «Вы ответите перед Богом за пролитую под Цюрихом кровь». Австрийцы поняли, что дело идет к разрыву, тем более что Павел приказал Суворову вести армию в Россию. Тут же завязалась дипломатическая переписка, но Суворов ответил еще только раз письмом, в котором были слова: «Такого старого солдата, как я, можно обмануть один раз».

Конечно, это было одно из самых фантастических событий в истории человечества — если иметь в виду военную историю. Вспоминал ли Суворов, ведя свои войска через Паникс, как в 10-летнем возрасте в доме своего отца в Москве, у Никитских ворот он зачитывался рассказами о Ганнибале и его переходе через Альпы? Но то, что он произнес слова, делая смотр своим войскам: «Орлы российские облетели орлов римских», — это известно.

Армия возвращалась в Россию в го время, когда Павел перестраивал дипломатическую ситуацию. С одной стороны, Павел щедро наградил Суворова чином генералиссимуса русских войск. Было приказано воздавать ему почести, которые воздавались только царствующим особам. Его наградили титулом князя Италийского. Все это было ему уже не нужно, потому что он прекрасно понимал, что. едет в Петербург умирать Его тешила, конечно, только мысль о том, что он еще раз послужил отечеству.

По непонятным причинам Павел при торжественном въезде Суворова в Петербург отменил все мероприятия, которые были назначены, и фактически наложил на него опалу, запретив появляться при дворе. Одни считают, что это было сделано потому, что Павлу донесли о попытке склонить Суворова к участию в заговоре. По мнению других, его оговорил Пален (хотя об этом нет никаких сведений), чтобы еще больше возбудить ненависть в армии к императору. Третьи считают, что это просто результат полной неуравновешенности самого императора, который в это время действительно был крайне перевозбужден.

Ночью карета с Суворовым въехала в Петербург. Он остановился в доме графа Хвостова, своего дальнего родственника, где и прожил оставшиеся ему недели. Состояние его все время ухудшалось. У него началась гангрена, и в начале мая 1800 года он скончался

Незадолго до смерти Суворова его посетил Державин, с которым у него были хорошие отношения. Существует рассказ о том, что Суворов спросил Державина, какую эпитафию он напишет ему на могиле. На что Державин спокойно ответил: «По-моему, много слов не нужно. Достаточно написать просто: «Здесь лежит Суворов». Если вы побываете в Александро-Невской Лавре, то увидите могилу Суворова и эту надпись.

На церемонии прощания с фельдмаршалом не было назначено гвардии, и по пути следования процессии стояли только армейские части.

Что касается средиземноморской экспедиции, то Ушаков, уже в союзе с турецким флотом, вышиб французов с Ионических островов. Один из фантастических эпизодов этой экспедиции — взятие русской морской пехотой первоклассной крепости Корфу. Небольшое количество русских моряков, которые стали пехотинцами, штурмовали крепость и взяли ее, произведя невероятное впечатление на всех, кто знал толк в военном деле Суворов, получив в Италии известие о взятии крепости Корфу, написал знаменитую записку Ушакову, в которой были слова: «Как жаль, что я не был при Корфу хотя бы мичманом». Как вы помните, Суворов имел чин мичмана русского флота.

Вспоминая Суворова, у нас принято говорить о его полководческом гении и о различных его причудах. В Суворове было очень много всего намешано. Он знал шесть языков, на всех говорил и писал. С турками он говорил по-турецки, с итальянцами — по-итальянски, с поляками — по-польски, про немцев и французов и говорить нечего.

Как-то один художник писал портрет Суворова, и фельдмаршал ему сказал: «Ваша кисть изобразит только внешние черты лица моего. Но внутренний человек в них скрыт. Я пролил реки крови и прихожу в ужас от этого. Но я никого не сделал несчастным. При приливах и отливах счастья уповал на Бога и был непобедим». Эти слова Суворова — самое лучшее, что можно сказать об этом поразительном человеке.

{52}

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Швейцарский поход Суворова и его чудо-богатырей » Военное обозрение

Я отдал бы все свои победы за один Швейцарский поход Суворова.
Маршал Массена

Швейцарский поход русских войск под командованием Александра Васильевича Суворова (10 (21) сентября — 27 сентября (8 октября) 1799 года) стал выдающимся переходом армии через Альпы. Это классический пример ведения боевых действий в горных условиях и венец славы великого русского полководца.

Предыстория похода

Поход через Альпы стал продолжением Итальянской кампании: к концу августа 1799 года, в результате действий армии А. Суворова в Италии, с моря наши войска поддерживала эскадра вице-адмирала Ф. Ф. Ушакова (Средиземноморский поход), почти весь полуостров был освобожден от французских сил. Остатки 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек), её разбили при Нови, отступили к Генуе. Генуэзский район остался последней областью Италии под контролем французов. Поэтому операция по разгрому генуэзской группировки французов русско-австрийской армией под командованием Александра Суворова (около 43 тыс. человек), которая бы привела к полному контролю над Италией, представлялась естественным следующим шагом.

После этого Суворов планировал осуществить поход на Париж. А Наполеон, другой военный гений того времени, был в то время в Египте, русского полководца, который ещё не проиграл ни одного сражения, остановить было некому.

Но блестящие победы русского оружия вызывали тревогу в Вене и Лондоне — у наших «союзников» в той войне. После полного освобождения Италии и взятия Парижа русские позиции в Европе становились слишком сильными, к тому же Россия могла оставить на Апеннинском полуострове свои военный силы на постоянной основе. Для Лондона усиление позиций Российской империи в средиземноморском регионе было как удар ножа в грудь.

Именно поэтому «союзники» стали требовать от России идти в Швейцарию, чтобы освободить её от французских сил. Хотя понятно, что удар по Парижу автоматически решал эту проблему. Теперь ясно, что Австрия и Англия хотели уничтожить не французов в Швейцарии, а русскую армию «чудо-богатырей» Суворова и нашего военного гения. Это понимал и сам Суворов, сказавший следующее: «Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить». К сожалению, российский император рыцарь-романтик Павел I этого тогда не понимал, понял только позднее, разорвав отношения с «союзниками», заключив союз с Наполеоном и начав подготовку к удару по Англии – походу в Индию.

Андре Массена́, титулы: герцог де Риволи, князь Эслингенский (6 мая 1758, Ницца — 4 апреля 1817) — военачальник французских республиканских войн, а затем империи Наполеона I.

Австрийцы планировали вывести из Швейцарии все свои силы (58 тыс. человек) и бросить их на помощь планировавшемуся в Голландии англо-русскому десанту (30 тыс.). Заменить австрийские войска хотели армией Суворова (около 21 тыс.) и находившимся в Швейцарии русским корпусом Александра Римского-Корсакова (24 тыс.). Павел дал согласие, но потребовал у Вены, до вывода австрийских сил, очистить Швейцарию от французских войск. Австрийцы дали обещание сделать это, но не выполнили его и начали вывод войск. Русский корпус остался один против французской армии под командованием Массены (84 тыс.). Правда, надо отметить, что эрцгерцог Карл, 18 (29) августа 1799 года начав отвод австрийских сил, понимая, что после ухода австрийской армии русские войска попадают в отчаянное положение, под свою личную ответственность временно, до прибытия армии Суворова, оставил на швейцарском фронте 22 тыс. войска под начальством генерала Фридриха фон Хотце.

Русская армия под командованием Суворова выступила по направлению к Швейцарии в 7 утра 31 августа (10 сентября) 1799 года, после капитуляции французского гарнизона в Тортоне. 10 сентября начался собственно Швейцарский поход, который вылился в череду больших и малых сражений, стычек, постоянного подвига русских солдат.

Основные события

С самого начала начались проблемы – австрийцы были должны подготовить вьючных животных, провиант и фураж. Но когда русская армия подошла к горам – ничего не было, пришлось потратить несколько дней на сбор недостающего продовольствия, амуниции. Учитывая, что весь поход шёл 17 дней, потеря этого времени была очень важной.

12 сентября русские силы атаковали французские войска правого крыла, которые обороняли Сен-Готард и долину реки Рёйс, ими командовал К. Ж. Лекурб. Непосредственно бой против русских войск вели бригада Гюдена (4,3 тыс. человек) и поддерживающая её бригада Луазона (такой же численности). Наши силы заняли Сен-Готард. В это время Андрей Григорьевич Розенберг (он командовал передовой колонной), начав движение на рассвете 13 сентября из Тавеча, шёл по Рейской долине, тесня французские войска, и к вечеру отогнал их к деревне Урзерн.

14(25) сентября, после соединения с колонной Розенберга в Урзерне, Александр Суворов направил на левый берег реки Рёйс (Ройс) полк под командованием генерала Каменского, его задачей было выйти в тыл противнику у Чёртова моста. Полководец повел свои силы правым берегом на север, но встретил природные преграды — так называемую Урзернскую дыру и Чёртов мост. Урзернская дыра представляла собой узкую и низкую галерею, которую пробили в обрамляющих Рёйс скалах, длиной 64 метра и шириной, которая давала возможность пройти только одному человеку с вьюком. Затем дорога круто спускалась к мосту — узкой каменной арке без перил 20-метровой длины, перекинутой через реку Рёйс на высоте 22—23 метров. Но «чудо-богатыри» Суворова под командованием полковника Трубникова смогли обойти охраняемый французами тоннель по горам и ущёлью реки и внезапным ударом разбили французский отряд. Тогда французы, находившиеся на противоположном берегу, стали разрушать мост, но полностью сломать не успели, т. к. в тылу появились солдаты Каменского. Русские солдаты разобрали находившийся поблизости сарай и брёвнами закрыли провал. Первым, кто вступил на эту переправу, был офицер Мещёрский-третий, его сразил огонь французов, но остановить русских солдат французы не смогли, они под огнём противника форсировали преграду и отбросили врага. Затем Чёртов мост за несколько часов отремонтировали более капитально, и по нему стали переправляться основные силы Суворова.


Переход Суворова через Чёртов мост. Художник А. Е. Коцебу.

Проблема дальнейшего движения

15 сентября уставшие, замерзшие и голодные русские части, согласно плану, прибыли в местечко Альтдорф. Там их ждал новый неприятный «сюрприз». Оказалось, что отсюда дальше дороги просто нет! Ее не уничтожили французы и не разрушила природная стихия — дороги никогда и не было, просто австрийские союзники «забыли» Суворова об этом проинформировать. Швица, куда шла армия, можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, но на нём французы захватили все переправочные средства. Из Альтдорфа существовали только 2 дороги — из Шахенской долины к верховьям реки Линт и из Мадеранской долины к верховьям Рейна. Но ни та, ни другая дороги не вели к Швицу и на соединение с корпусом Римского-Корсакова.

Положение было критическим. Суворов узнаёт о наличии двух горных троп, по которым в настоящее время можно ходить с альпинистским снаряжением. Они вели через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, а оттуда шла дорога к западу на Швиц. Это был тяжёлый выбор: запасы провианта уже были истощены, обувь изношена, войска утомлены недельным маршем и боями в горах. Нужна была стальная воля и уверенность в своих силах и людях, всё это у Александра Суворова было. Полководец принимает решение идти по кратчайшей тропе – 18 км, через перевал Кинциг-Кульм.

С рассветом 16 (27) сентября русская армия выступила. С авангардом шёл Багратион, за ним следовали части генералов Дерфельдена и Ауфенберга, потом вьюки. Тыл остался прикрывать Розенберг. И не зря, части Розенберга в процессе перехода основных сил Суворова отразили два нападения французского корпуса Лекурба. Части Розенберга двумя колоннами вышли 17 и 18-го сентября, и Лекурб только утром 18-го понял, куда ушла армия Суворова, и послал сообщения Массене и другим французским военачальникам. Это был беспримерный переход, настоящий подвиг Русского Духа. Именно поэтому затем местные швейцарцы ставили русской армии памятники. Через 12 часов авангард вышел к деревне Мутен и без боя захватил французский пост (150 человек). К вечеру 17-го подошёл и хвост армии.

Последние части арьергарда Розенберга пришли в Мутенскую долину 18 сентября. В этот же день Александр Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении корпуса Римского-Корсакова (14-15 сентября) и австрийского отряда Хотце (14 сентября).


Переход Суворова через Альпы. С картины А.Попова 1903-1904 г.

Выход из окружения

Получилось, что, совершив один беспримерный подвиг, армия оказалась на грани гибели или позорной сдачи в плен. Корпус Римского-Корсакова был в отчаянной двухдневной битве с превосходящими силами противника разбит. Суворов потом написал эрцгерцогу Карлу: «За кровь, пролитую под Цюрихом, вы ответите перед Богом».

Идти к Швицу, занятому главными французскими силами, было бессмысленно. Русская армия была окружена в Мутенской долине, один на один с превосходящими силами врага, с ограниченным количеством боеприпасов и продовольствия, измученная трудным переходом через горы. Суворов в трапезной женского францисканского монастыря Святого Иосифа провёл военный совет. Там были произнесены слова, во многом созвучные речи князя Святослава перед решающей битвой (см. Приложение), и принято решение пробиваться из окружения к местечку Гларус.

18-го армия двинулась: австрийская бригада Ауфенберга взошла на Брагельберг, сбила французские охранные подразделения и спустилась в Клентальскую долину, за ней двинулись части Багратиона, дивизия Швейковского и основные силы. Розенберг с 4 тысячами стоял у Мутена и прикрывал тылы.

Французы были воодушевлены своими успехами, и во французской армии царили победные настроения, но вскоре им придётся умыться кровью и забыть о победе над великим Суворовым и его «чудо-богатырями». Массена планировал прочно запереть русскую армию в долине. А затем вынудить её к сдаче. Часть французских сил была направлена к выходу из Клентальской долины. Сам полководец с 18-тыс. корпусом направился на Швиц, чтобы нанести удар на Мутен, по тылу армии Суворова.

19 (30) сентября австрийская бригада Ауфенберга вступила в бой с французской бригадой генерала Габриэля Молитора и оказалась на грани поражения. Но её выручил Багратион: французов разгромили, те бежали, более 200 человек утонули в озере Рутен. 20 сентября произошёл встречный бой примерно равных сил (5-6 тыс. человек), французы были разбиты, понесли большие потери, путь на Гларус был открыт. Но вскоре ситуация изменилась: к разгромленному Молитору подошла дивизия Газана. Теперь французы имели превосходство в силах, бой разгорелся с новой силой, деревня Нефельс 5-6 раз переходила из рук в руки, но в итоге осталась за Багратионом.

Суворов, чтобы избежать больших потерь, приказал Багратиону отойти к Нецсталю, вечером 20-го основные силы русской армии были сосредоточены у Гларуса.

Сражение в Мутенской долине

В это же время в тылу шло сражение между силами А.Розенберга и войсками Андрэ Массены. 19 сентября 10-тыс. силы Массены атаковали 4 тыс. Розенберга. Первая русская линия под командованием Максима Ребиндера (Суворов его, в знак большого уважения, звал по имени) остановила противника; когда подошла вторая линия – под командованием Михаила Милорадовича, русские войска пошли в контратаку. Французов опрокинули и гнали 5 километров до Швица, там по приказу Милорадовича остановились.

Ночью в Мутен с перевала спустили последние припасы и подошли три полка. Силы Розенберга выросли до 7 тыс. штыков. 20-го Массена решил нанести новый решающий удар и бросил в бой около 15 тыс. человек, они шли тремя колоннами, имея впереди густую цепь стрелков. Русский передовой отряд под командованием Милорадовича вёл с противником перестрелку и отступал. Неожиданно русский отряд разошелся в стороны, и перед французами оказались главные силы, они были построены в две трёхшеренговые линии на расстоянии 300 метров друг от друга. В резерве было два полка. И тут же ошеломлённых французов русские атаковали. Они стремительно ликвидировали разрыв, и начался рукопашный бой. Атаковали так яростно и отчаянно, что некоторые батальоны второй линии опередили первую линию. Французы не выдержали натиска, их охватила паника, вскоре бой перерос в истребление французских войск. Самого Массену чуть не пленили: унтер-офицер Иван Махотин сдёрнул его с лошади и схватил за воротник. Того спасло то, что на Махотина напал французский офицер, и пока Махотин его закалывал, Массена сбежал, оставив в руках суворовского богатыря только свой золотой эполет.

Это был полный разгром, французские солдаты, преследуемые казаками, сдавались в плен толпами: только убитых было 3-6 тыс., пленных более тысячи, наши общие потери — около 700 человек. Потрясенный Массена не решился организовать новую атаку.

Розенберг ещё и ввел Массену в заблуждение: полководец дал указ населению Швица о заготовке провианта на двое суток для вступления 12-тысячных русских сил. Массена знал об овладении Гларусом, но решил, что это вспомогательный удар, а главный удар будет через Швиц на Цюрих. Поэтому он передал командование под Швицем Сульту и отправился под Цюрих, чтобы организовать оборону от удара восстановленного корпуса Римского-Корсакова. В итоге Массена, обладавший значительным численным превосходством, отказался от активных действий. Розенберг смог 3-е суток, без противодействия противника, идти на соединение с Суворовым.

Андрей Григорьевич Розенберг (21.1.1739, Рига — 25.8.181, Черное Подольской губернии) — российский генерал от инфантерии.

Дальнейшее движение русской армии

Прибыв в Гларус, Александр Суворов увидел, что исчезла последняя надежда на помощь и содействие австрийских сил. Австрийский генерал Линкен со своим отрядом без всякой на то причины ушёл из долины Линта и отступил в Граубюнден. 21 сентября (2 октября) от сил Суворова отделилась и отступила за Линкеном бригада Ауфенберга. Тогда с целью спасения своих войск Суворов решил повернуть на юг и уходить к городку Иланц (через Шванден, Эльм, Рингенкопф, в долину реки Рейн). Окончательно это решение было принято на военном совете 23 сентября.
Армия вышла в ночь с 23 на 24 сентября, построение было изменено: передовые силы вёл Михаила Милорадович, за ним шли части Андрея Розенберга и Вильгельма Дерфельдена, а тыл прикрывал Пётр Багратион, который отличился как прекрасный командир арьергарда, многократно отбрасывавший атаковавшего с тыла противника.

После полуночи 25 сентября (6 октября) русские силы, более не преследуемые врагом, двинулись в путь через перевал Рингенкопф (высотой в 2,4 тыс. м). Это был очень тяжёлый переход: по тропинке можно было идти только в одиночку, стоял густой туман, шли при снегопаде и сильном ветре, снежный покров достигал полуметра. При переходе погибло до 200 русских солдат, ещё более высокие потери были у пленных французов – до 1400 человек. Пришлось бросить все орудия. Ночевать пришлось на перевале, 26-го шёл спуск, вечером этого дня русские войска достигли Иланца, а 27 сентября — города Кур. Там люди смогли отдохнуть и нормально поесть, в Куре армия стояла 2 дня. На этом Швейцарский поход завершился.

Итоги

— Александр Суворов в очередной раз доказал свой военный гений, который так и остался неомрачённым, а русские солдаты свои великолепные боевые качества.

— Россия получила очередной урок о доверии «союзникам».

— Цели операции — полный разгром французской армии и очищение от французов Швейцарии — из-за предательства или глупости австрийцев не были достигнуты. Хотя войска Александра Суворова в одиночку нанесли поражение сначала правому крылу французов под командованием Ж. Лекурба, который оборонялся на практически неприступных позициях, а затем и центру врага под командованием Андрэ Массены.

— Крупнейший исследователь Швейцарского похода Д. Милютин общие потери армии А. Суворова в Швейцарском походе оценивал в 5,1 тыс. человек, из них 1,6 тыс. погибших, в том числе погибших не в бою, а замерзших, разбившихся при переходах перевалов, и около 1 тыс. раненых. Это из 21-тыс. армии, выступившей в поход. Таким образом, из окружения Суворов вывел более 3/4 войск. Общие потери, которые понесли французские силы, точно неизвестны, но понятно, что они были значительно выше русских потерь. Так, только их урон в битве в Мутенской долине был сопоставим с общими потерями всей армии Суворова. Сам русский полководец считал, что французы понесли потери в 4 раза больше, чем его армия. В плен попало 2,8 тыс. французов – из них половина погибла при переходе через перевал Рингенкопф. И это при том факте, что, спустившись в Мутенскую долину, Суворов стремился не уничтожить французскую армию, а выводил армию из окружения.

— Швейцарский поход армии Суворова являлся одним из крупнейших для своего времени примером ведения военных действий на горном театре.

— Этот поход стал настоящим венцом военной славы русского полководца, высшей точкой побед русского оружия в 18 столетии. Павел высоко оценил деятельность Суворова — «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх». Полководец получил самый высокий военный чин Российской империи — генералиссимуса. Войска были должны отдавать Суворову почести, равные императорским, даже в присутствии царя.

— Павел I пришёл в ярость от подлости «союзников», отозвал посла из Вены, расторгнул союз с Австрией. В этом же году отозвал посла из Англии, русский корпус в Голландии, который был под командованием британцев, буквально «исчез» из-за голода и болезней. Павел резко сменил ориентиры своей внешней политики, начал сближение с Францией и бросил вызов Британской империи.

К сожалению, Александр Васильевич Суворов не смог насладиться заслуженными наградами и почестями, принести России новые победы, 6 (18) мая он ушёл в небесную дружину… Вечная память величайшему русскому военачальнику и его чудо-богатырям! Мы же должны помнить, что нашим предкам приходилось проливать реки крови и пота, исправляя чужие ошибки и предательство «союзников».

Приложение. Речь Суворова, записанная со слов Багратиона на военном совете в монастыре Св. Иосифа.

«Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и её Самодержца!..Спасите сына его…» Старший после Суворова генерал Дерфельден от имени всей армии заверил Суворова в том, что каждый выполнит свой долг: «Всё перенесём и не посрамим русского оружия, а если падём, то умрём со славою! Веди нас, куда думаешь, делай, что знаешь, мы твои, отец, мы русские!» — «Благодарю, — ответил Суворов, — Надеюсь! Рад! Помилуй Бог, мы русские! Благодарю, спасибо, разобьём врага! И победа над ним, и победа над коварством будет победа!»

topwar.ru

Итальянский поход Суворова



Император Павел 1 был известен тем, что делал все наперекор тому, что некогда реализовывала Екатерина 2. Именно этим и воспользовались англичане и австрийцы, которые заключили с русским императором союз против Франции.

В соответствии с этим союзом в феврале 1799 года Павел 1 назначил главнокомандующим армией Александра Суворова, и русская армия направилась в Италию. Так начался итальянский поход Суворова. Русский генерал в течение всего 2 месяцев оккупировал всю северную часть Италии, кроме города Генуя, в которой занимал оборону французский генерал Макдональд. В спешном порядке в Италию выдвинулся молодой французский генерал Жебер, во главе 38-тысячнй армии. Вблизи селения Нови к французам примкнуло еще 65 тысяч человек. Вскоре на этом же месте произошло сражение Жебера и Суворова. История сохранила слова, которые русский полководец адресовал своим солдатам: «Юный Жебер пришел учиться, дадим же ему урок!». Силы были не равны, но Суворов при этом решил сам атаковать. Битва началась 4 августа 1799 года. В самом начале сражения Жебер получил смертельную рану. Его заменил генерал Моро. Битва продолжалась 7 часов. Победа досталась российскому генералу. Продолжился итальянский поход Суворова новыми победами. В сентябре 1799 года русские войска овладели Римом.


Наполеон, который в это время находился в Египте, видя всю тяжесть ситуации н фронте, срочно направляется во Францию. 9 октября 1799 года он прибывает в Париж. Для французов Наполеон был последней надеждой, единственным непобежденным генералом.

Итальянский поход Суворова на деле доказал превосходство русского оружия. Меньше чем за год этот прославленный полководец сумел покорить всю Италию. Российский генерал проводил выдающиеся сражения, нанося французам сокрушительные поражения. Именно в это время союзники России, Англия и Австрия поняли, какую чудовищную ошибку они совершили, позволив Суворову со своими чудо богатырями появиться в Европе. Для них было неприемлемо, что вместо одной быстро растущей державы, Франции, появлялась другая, Россия. Тем временем Суворов избрал план завершения своего заграничного похода. Он планировал направить свою армию из Италии во Францию, чтобы захватить Париж и нанести поражение Наполеону. Но этому походу не суждено было состояться. В итоге сражения Наполеона и Суворова, двух величайших полководцев своей эпохи, не состоялось. Положение в Европе на тот момент стало критичным, прежде всего, для Австрии. Австрийцы выступали изначально всеми силами против Наполеона, который угрожал напасть на Австрию войной. Теперь же австрийцы видели угрозу в русской армии и решили сделать все, чтобы избавить себя от этой угрозы.

Англичане и австрийцы, желая сорвать поход Суворова на Париж, обратились к российскому императору Павлу 1, убеждая того в том, что поход на Париж ничего не даст союзникам. Они говорили о том, что сначала нужно очистить от французских войск территорию Швейцарии и только потом думать о Франции. Павел 1, веря в искренность своих союзников, отдал приказ своему генералу перебросить армию в Швейцарию и зачистить страну от французов. Австрийцы дал обещание содействовать русским войскам и снабжать их всем необходимым продовольствие и амуницией.

На этом итальянский поход Суворова завершился. Легендарный генерал направился в Швейцарию. Об этом своем походе Суворов писал императору: «Меня направили в Швейцарию, чтобы там уничтожить вместе с русской армией». Российский генерал оказался прав. Швейцарский поход был полон предательства. Только гений великого полководца позволил русской армии вернуться на Родину.


istoriarusi.ru

Швейцарский поход Суворова (1799) — Российская Империя

Швейцарский поход (переход) А.В.Суворова из Северной Италии через Альпы в Швейцарию явился составной частью русско-французской войны (1798-1800) и продолжением Итальянского похода (1799). 31 августа войско Суворова (21 тыс. чел.) завершило свои действия в Италии взятием крепости Тортона, а затем выступило в Швейцарию, откуда союзное австрийское командование отвело большую часть своих войск.

Путь его Лежал в район Цюрихского озера. Там находилась главная французская армия в Швейцарии под командованием генерала Массенб (38 тыс. чел.). Она располагалась напротив корпуса Римского-Корсакова. Суворов спланировал свой маршрут так, чтобы нанести удар во фланг и тыл Массенб. Русский полководец предполагал использовать традиционный для него прием быстроты и натиска. Он стремился поскорее преодолеть свой путь, чтобы неожиданно «напасть на противника с самой чувствительной стороны». Поэтому Суворов выбрал кратчайший, хотя и наиболее тяжелый путь через перевал Сен-Готард. 4 сентября суворовская армия прибыла в Таверне, откуда начинался ее путь в Альпы. Но здесь не оказалось ни вьючных мулов, ни продовольствия, которое заранее обещало подготовить австрийское интендантство. В результате русским войскам пришлось задержаться здесь на целых пять дней и выступить в поход лишь 10 сентября. «Поспешность нашего похода оказалась бесплодною, — писал Суворов, — решительные выгоды быстроты и внезапности потеряны для предстоящих важных действий». Эта задержка стала роковой для корпуса Римского-Корсакова.

Цюрихское сражение (1799). 14 сентября 1799 г. в районе швейцарского города Цюриха прибывший туда русский корпус под командованием генерала Римского-Корсакова (24 тыс. чел.) был атакован сильной французской армией под командованием прославленного генерала Массенб (38 тыс. чел.). Перед этим основные австрийские части во главе с эрцгерцогом Карлом покинули Северную Швейцарию и отправились в Бельгию. В результате корпус Корсакова был фактически отдан на растерзание превосходящим силам французов. В жестоком двухдневном сражении 14-15 сентября он был разбит по частям. Потеряв 15 тыс. чел. (более половины состава), Корсаков отступил на север, к Винтертуру. Урон французской стороны составил 7 тыс. чел. После этой победы французы получили свободу действий в Швейцарии, что поставило армию Суворова в крайне затруднительное положение. Цюрихское сражение стало одним из самых тяжелых поражений русской армии в XVIII столетии.

Сражение за перевал Сен-готард (1799). Первой крупной победой Суворова в Альпах стало взятие его войсками 13 сентября перевала Сен-Готард. Практически неприступные позиции на перевале защищал французский отряд генерала Лекурба (8,5 тыс. чел.). Перед боем Суворов послал в обход Сен-Готарда отряд генерала Розенберга (6 тыс. чел.) для захода французам в тыл. Основные же силы русских тремя колоннами атаковали сен-готардские позиции с фронта и с обоих флангов. Французы отбили две атаки, но во время третьей отряд генерала Багратиона сумел вскарабкаться на горные вершины и обойти позиции обороняющихся. Лекурбу пришлось покинуть перевал. В то же время отряд Розенберга замешкался в горах и не успел вовремя перерезать французам путь к отступлению. Им удалось беспрепятственно отойти в район Чертова моста и занять там новую оборонительную позицию.

Бой за Урзенский туннель и Чертов мост (1799). 14 сентября войска Суворова соединились с отрядом Розенберга. Перед ними располагался Урзернский горный тоннель (60 м длины и 3 м ширины). В темном скальном проходе находилось орудие, стрелявшее картечью. Попытка ворваться в туннель с ходу была пресечена огнем. Тогда отряд под командованием полковника Трубникова поднялся в гору для обхода французов справа, а егеря с майором Тревогиным стали спускаться вниз к реке Рейсе. Первыми вышли в тыл французам солдаты Трубникова. Они стремительно атаковали орудийный расчет, уничтожили его, а пушку сбросили в реку. Путь в туннель был свободен. He сумев задержать русских в туннеле, французы отступили за реку Рейсе, взорвав за собой Чертов моет. Он находился над рекой на высоте 22-23 м и имел длину 20 м. Заняв оборону на противоположном берегу Рейсе, французы надеялись сдержать на этой отвесной горной позиции натиск русской армии. Но суворовские солдаты разобрали стоящий рядом сарай и под огнем французов стали мостить досками разрушенный пролет. По инициативе князя Мещерского они перевязали дощатый настил офицерскими шарфами и ремнями, а затем ринулись в атаку через мост. Тем временем егеря майора Тревогина уже спустились к Рейсе, перешли по пояс в ледяной воде бурный горный поток, а затем начали карабкаться по кручам на вершину противоположного берега. В тыл французам вышел и отряд полковника Трубникова. Появление русских отрядов на флангах и в тылу, а также атака с фронта вынудили французов начать общий отход с неприступных позиций. 15 сентября суворовские войска с боем взяли деревню Альтдорф, где к ними присоединился австрийский отряд Ауфенберга. За три дня Суворов прошел с боями по незнакомой, высокогорной местности более 60 км. Достигнув Альдорфа, Суворов столкнулся с очередной, по его словам, «изменой и двуличием» своих союзников. Оказалось, что дороги на Швиц вдоль Люцернского озера, к которому подошла русская армия, не существует, а для передвижения по воде нет никаких перевозочных средств. Суворову пришлось идти к Швицу вновь через горы. По пути через Росштокский хребет (около 2,5 тыс. м над уровнем моря) солдаты были вынуждены карабкаться по козьей тропе, на которой порой не умещалась и подошва сапога. Этот путь в 16 км до Муттенской долины суворовская армия, выстроившись «гуськом», преодолела за два дня.

Битва в Муттенской долине 1799). Достигнув Муттенской долины, Суворов получил трагическое известие о разгроме Римского-Корсакова. Теперь войско Суворова оказалось окруженным превосходящими силами французов. Выиграв сражение у Цюриха, Массенб двинулся навстречу Суворову. В сложившейся ситуации русский полководец принял решение изменить свой маршрут. Вместо Швица, занятого Массенб, было решено пробиваться на восток к Гларису. 19 сентября суворовский авангард под командованием князя Багратиона отбросил от Глариса французскую бригаду генерала Молитора и открыл путь всей армии. В тот же день суворовский арьергард во главе с генералом Розенбергом (7 тыс. чел.), прикрывавший отход основных частей, вступил в неравный бой в Муттенской долине с авангардом французской армии под командованием генерала Массенб (15 тыс. чел.). Русские не только отбили все атаки, но и отбросили французов назад к Швицу. Наутро Массена возобновил натиск. Ожесточенное сражение продолжалось несколько часов и закончилось разгромом французов, которые вновь отступили к Швицу. В этих боях в плен чуть не попал и сам Массена, которого гренадер Махотин пытался стащить с лошади. У русского воина остался в руках оторванный генеральский эполет. «Неприятель, — доносил Розенберг, — более 8 верст до самого Швица гнан был». В этих боях французы потеряли 5 тыс. чел. (в т.ч. 1,2 тыс. пленными).

Переход от Глариса до Иланца (1799). Выполнив поставленную задачу, Розенберг в ночь на 21 сентября выступил к Гларису и через два дня, преодолев снежные заносы, соединился с Суворовым. Австрийский отряд Ауфенберга еще 21 сентября самовольно покинул суворовскую армию и ушел к Иланцу. Русский полководец не мог двигаться дальше на восток, где его ждали новые бои с крупными силами французов. Он решил избрать обходной, но очень тяжелый путь на юг, к Иланцу через перевал Паникс. Это был последний маневр великого полководца, который спас армию. Для отражения натиска французов в арьергарде был оставлен двухтысячный отряд под командованием генерала Багратиона. Наиболее трудным был переход в снежную бурю через горный хребет Рингенкопф. Проводники покинули армию, и русские воины двигались почти ощупью по узким, заметенным поземкой тропам. Дорога через Паникс проходила большей частью по краю отвесной обледенелой кручи. Артиллерию пришлось оставить у подножья перевала. Пушки заклепали и завалили камнями. Наконец, суворовская армия преодолела перевал, а затем переправилась через Рейн. 26 сентября она достигла Иланца, выйдя из зоны действия французских войск.

Великий русский полководец прошел через Альпы непобежденным, сохранив в строю после беспримерного в истории перехода около 80% личного состава и выведя при этом 1400 пленных. «Альпийские горы за нами — Бог пред нами: Ура! Орлы русские облетели орлов римских!», — заявил он войскам после окончания похода. За Итальянский и Швейцарский походы Суворов получил титул князя Италийского и чин генералиссимуса. Переход через Альпы, который сопровождался почти непрерывными боями и стычками, длился 17 дней. Люди, никогда не бывавшие в горах, без всякого специального снаряжения сумели в сжатый срок преодолеть около 200 км высокогорного пути и выиграть тяжелые бои, в том числе и с превосходящими силами противника. Швейцарский поход продемонстрировал не только гений Суворова, но и поразительную жизнестойкость русских солдат, которые не дали себя уничтожить, достойно вышли из практически безвыходной ситуации.

«От Руси Древней до Империи Российской». Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.

www.rusempire.ru

Швейцарский поход Суворова



Направившись в Швейцарию, Суворов разработал смелый план, по которому русское войско должно было в кратчайшие сроки дать генеральное сражение французам. Тем самым полководец рассчитывал одним сильным ударом сломить все сопротивление в Швейцарии. Но швейцарский поход Суворова развивался по-другому. Виной тому были австрийцы, которые предали Россию и своих обязательств не выполнили. По условиям союзного договора австрийцы должны были в городе Таверно подготовить для русской армии провиант и вьючных животных для транспортировки. 4 сентября 1799 года русский генерал подошел к Таверно. В городе не оказалось ничего. В результате Суворову пришлось самому заниматься поиском животных для транспортировки техники, а также для поиска продовольствия. На эти подготовительные работы было потрачено целых пять дней. Казалось бы, это срок небольшой, но здесь следует сделать оговорку на то, что весь швейцарский поход Суворова продлился всего семнадцать дней.


10 сентября Суворов со своей армией был уже у крепости Сен-Готард. Эта крепость была занята французской армией, численность в 8,5 тысяч человек. Необходимо отметить тот факт, что российская армия никогда не воевала в горах. Русский генерал так же не имел опыта военных действий в горах. Однако, утром 13 сентября русские войска пошли на штурм крепости. К полудню крепость пала. Следующим местом остановки русских войск, по плану союзников, было местечко Альтдорф. Русские войска были там уже 15 сентября. Но там Суворова ждал главный сюрприз всей его Швейцарской компании. Дальше дороги не было. Причем ее не разрушили французы, или не завалило горным обвалом. Там просто никогда дороги не было. А на картах, которые предоставили союзники, дорога была. В результате швейцарский поход Суворова мог обернуться трагедией для русской армии. Голодные войска пробивались с боем к тому месту, откуда дальше дороги не было. Отступать было бессмысленно, поскольку назад вела только одна дорога, по которой русские уже прошли, и продовольствия там уже не найти. Переправиться через озеро Люцерн так же невозможно, поскольку весь флот был подконтролен французам (австрийцы покинули Швейцарию). Суворов решил тогда идти в долину Муотенск, через хребет Росток. Там русская армия должна была соединиться с дополнительными силами русских, подразделениями Римского-Корсакова. Австрийцы по изначальному плану союзников должны были защищать российские войска до их полного соединения. Но армия была уже предана союзниками: голодная и замёрзшая совершала смертельный переход через Альпы, а войска Римского-Корсакова вблизи Цюриха наткнулась на французов, которые в разы превосходили русских численностью. В результате двухнедельных боев генерал Римской-Корсаков потерпел поражение в битве.

Придя в Моутенск, Суворов получил известие об уничтожении армии Римского-Корсакова. Ситуация была критической. Русские были в окружении французов, без продовольствия и с ограниченным числом боеприпасов. Речь уже не шла о выполнении союзного долга. Швейцарский поход Суворова был завершен, нужно было думать только о спасении армии. Суворов принял решение совершить сложнейший переход через Альпы, поскольку только так можно было миновать французские части. Россияне совершили переход через горный хребет Рингенкопф. Оттуда генерал повел свои войска к Иланцу. 27 сентября русская армия вышла из Швейцарии, отойдя в Германию. После чего Суворов с армией возвратился в Россию. Полководец потерял в этом походе практически треть своей армии, но даже в такой ситуации сумел привести 1,5 тысячи пленных французов.

Павел 1, узнав о предательстве союзников, которые сделали все для уничтожения русской армии, разорвал все дипломатические отношения с Австрией и Англией.


istoriarusi.ru

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о