Сферы влияния китая – ߻ (1897-1898) — ղ

что ждет Зимбабве после переворота? Кто придет на смену Роберту Мугабе. Что Китай делает в Зимбабве? Мнение Эксперта. Новости Китая. Новости Зимбабве. Последние новости. Подписка на аналитические журналы и статьи на 2018 год.

В сфере влияния Китая

По мере того как Китай конвертирует свою экономическую мощь в военное и политическое влияние, у него начинает складываться собственная сфера привилегированных интересов. Уже сейчас существует небольшая группа государств, которые прочно вошли в сферу китайского влияния, и гораздо больше стран постепенно дрейфуют в том же направлении. Сфера влияния Китая будет, по-видимому, расширяться, поэтому важно изучать то, как КНР строит отношения с ориентированными на нее государствами уже сейчас, на раннем этапе формирования империи.

Государств, уже относительно прочно попавших в сферу влияния КНР, немного. Как правило, это бедные страны, находящиеся в международной изоляции и полностью зависимые от китайских кредитов, инвестиций, а также от обеспечиваемой Китаем защиты от внешнего давления. Для большинства таких стран Китай — важнейший поставщик вооружений. В Азии это Камбоджа и Лаос, для которых связи с Пекином гораздо важнее отношений с партнерами по АСЕАН.

Самым характерным примером в Африке является Зимбабве. И хотя многие другие страны африканского континента также испытывают растущее влияние КНР, в отличие от них, у Зимбабве нет другого выбора, кроме как развивать отношения с Китаем. В связи с нарушениями прав человека с начала 2000-х гг. страна находится под западными санкциями, и только вето, наложенные КНР и Россией, спасли Зимбабве от их формализации в Совете Безопасности ООН. Россия также развивает экономическое сотрудничество с Зимбабве, но по причине скромных размеров и сырьевого характера экономики не может конкурировать с Китаем.

Роберт Мугабе, недавно отстраненный от власти президент Зимбабве, еще со времен народно-освободительной борьбы в 1970-е гг. поддерживал тесные связи с КНР. В начале 2000-х гг. из-за резкого ухудшения отношений с Западом он провозгласил свою собственную версию «поворота на Восток», объявив, что Зимбабве «поворачивается лицом к Востоку, где солнце встает, и поворачивается спиной к Западу, где оно садится».

По данным China

Investment Tracker, объем китайских инвестиций в страну составил до 9,41 млрд долл. в период с 2005 по 2017 гг.  Китай предоставлял Зимбабве кредиты, готовил кадры и поставлял вооружение. Китайская помощь, видимо, сыграла важную роль в том, как быстро восстанавливался рост зимбабвийской экономики, начавшийся с 2009 г. Этот рост позволил отыграть большую часть потерь от катастрофического десятилетия 1998-2008 гг., когда из-за хаоса, вызванного конфискацией земли у белых фермеров и грубых ошибок в управлении экономикой зимбабвийский ВВП уменьшился почти наполовину. Однако в последние годы рост замедлился, и его ускорения не ожидается.

Контроль при невмешательстве

Важной особенностью китайской политики, повышавшей привлекательность КНР как партнера не только для Зимбабве, но и для других подобных режимов в развивающемся мире, является приверженность Пекина принципу невмешательства во внутренние дела. После начала эпохи реформ Китай проявляет подчеркнутую корректность и сдержанность по отношению к внутренней политике стран-партнеров, однозначно отдавая приоритет действующему в настоящее время руководству.

Связи с оппозицией если и поддерживаются, то лишь в ограниченном объеме и не выходят за рамки обычных межпартийных обменов.  США могут по идеологическим причинам отказать в поддержке, а порой и нанести удар в спину давнему союзнику, столкнувшемуся с очередной «цветной революцией». Китай же будет выражать ему поддержку до самого конца, однако в итоге после переворота также быстро наладит отношения и с новой властью.

Это не значит, что Китай не следит за внутренней политикой тех стран, в которые вложены китайские капиталы. Тем более что отношения КНР и Р. Мугабе в последние годы не были безоблачными. Китайцы были недовольны стареющим лидером, ставшим своего рода глобальным символом плохого госуправления и при этом уже неспособного обеспечивать стабильность режима. Сам Р. Мугабе в последние годы критиковал китайские компании, которые пользовались своим монопольным положением на местном рынке для извлечения сверхприбылей. В начале 2016 г. он объявил о национализации проектов по добыче алмазов в районе города Маранге на западе страны с участием китайских компаний Anjin Investments и Jinan Mining.

Согласие, но не помощь

Известно, что свержению Р. Мугабе предшествовали интенсивные контакты заговорщиков с Китаем и, возможно, Россией. Главнокомандующий вооруженными силами Зимбабве Константин Чивенга, непосредственно проводивший переворот,  посетил Китай за несколько дней до его начала. Пришедший в итоге к власти бывший вице-президент Эммерсон Мнангагва имел теснейшие связи с китайцами — в КНР он впервые оказался в 1963 г., когда был направлен туда на два месяца изучать марксизм на курсах при Пекинском университете.

В последующем он поддерживал тесные контакты с китайцами на протяжении всей политической карьеры. Перевороту предшествовало отстранение Э. Мнангагвы от должности из-за его поражения в политической борьбе с женой Роберта Мугабе Грейс 6 ноября 2017 г. Э. Мнангагва бежал из страны в ЮАР и, по некоторым данным, успел посетить вслед за этим Китай. Другая крупная политическая фигура, Морган Цвангираи, вместе с двумя членами правительства, как считается, вернулся в Зимбабве из России уже после переворота.

Исходя из известных сейчас данных, представляется вероятным, что важнейшие партнеры Зимбабве среди стран БРИКС — Китай и в меньшей мере Россия и Южная Африка — были заранее проинформированы о планах заговорщиков взять власть. Вероятно, участники заговора заручились предварительным согласием этих стран сотрудничать с сформированным по итогам переворота правительством и только после этого начали действовать.  При этом мнение Китая должно было быть определяющим.

Несмотря на то что Китай, скорее всего, был в курсе событий, нет никаких признаков, что Пекин помогал заговорщикам. В случае провала переворота китайцы, вероятно, продолжили бы сотрудничать с режимом Р. Мугабе, по крайней мере до тех пор, пока Р. Мугабе не начал бы слишком явно нарушать свои обязательства перед КНР.

Имперская модель

Складывающаяся модель отношений отчасти напоминает данническую систему, формировавшуюся различными императорскими династиями, правившими Китаем начиная с конца III в. до н.э. В рамках даннической системы страна, признававшая главенствующую роль китайского императора, как правило, получала определенный уровень военной и политической защиты (он мог сильно различаться в каждом конкретном случае) и  благоприятные условия для ведения торговли с Китаем.  

Китай, как правило, не вмешивался во внутренние дела таких вассальных государств, пока они не ставили под сомнение установленный Китаем порядок в региональной политике и экономике. Хотя на официальном уровне свержение правителя вассального по отношению к Китаю государства категорически не одобрялось, в случае, если оно происходило быстро, бескровно и не несло особых проблем для китайского императорского двора, китайцы были склонны признать новое положение дел и продолжать отношения как ни в чем не бывало. Видимо, таким подходом китайцы будут руководствоваться и на новом этапе своей истории в качестве великой мировой державы.

expert.ru

Китай расширяет сферу влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе


Китай, распространяя своё влияние в мире от Средней Азии и арабских стран до региона Карибского моря, не оставил без внимания и страны Юго-Восточной Азии. В Соединенных Штатах обеспокоены тем, что китайцы всё более теснят их в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Этот регион в 20 столетии уже был полем боя между великими державами, теперь всё повторяется, только вместо России и Японии теперь главный противник англосаксов - Китай. Он умело, шаг за шагом крепит свои позиции в Мьянме, Индонезии, Восточном Тиморе, Бангладеш и других государствах региона.

В Восточном Тиморе - это молодое государство (окончательно получило независимость только в 2002 году) на восточной половине острова Тимор - китайцы получили контракт на строительство 2 электростанций стоимостью в 378 млн. долларов. Кроме того, в Китае закупается часть оружия и снаряжения для тиморских вооруженных сил. В 2010 году китайцы поставили Тимору два сторожевых катера, обучив их экипажи. А президент Восточного Тимора Жозе Рамуш-Орта сделал заявление, что его государство предпочитает закупать дешевые китайские корабли вместо американских или европейских. В принципе, это и понятно, Восточный Тимор одна из наименее развитых стран мира и АТР.


Китайцы построили для этой островной страны здания президентской резиденции и министерства иностранных дел, вели строительство и реконструкцию офицерского общежития и здания министерства обороны. В апреле 2010 года первый заместитель тиморского премьер-министра Хосе Луис Гутеррес в интервью корреспонденту агентства Синьхуа сообщил, что китайское правительство всегда относилось к Восточному Тимору по-дружески и с уважением. Поэтому правительство и народ Восточного Тимора надеются на дальнейшее укрепление дружественного двустороннего сотрудничества с КНР. Правительство Восточного Тимора даже собирается ввести изучение китайского языка в школах как факультативный предмет. В Китай направляют студентов для изучения технологий в сельскохозяйственной и ирригационной сферах. Правительство Восточного Тимора связывает с Китаем и надежды на развитие туристической отрасли страны.

Почему китайцы имеют такое преимущество? Ответ прост – они не участвовали в геноциде населения Тимора. В 1975 году была оглашена декларация независимости Восточного Тимора от Португалии, в этом же году войска Индонезии, при дипломатической поддержке США и Австралии, начали оккупацию. Восточный Тимор провозгласили 27-й провинцией Индонезии. США не только оказали политическую поддержку, но и поставляли Индонезии оружие, военные инструктора тренировали карательные части. В итоге в ходе 27-летней оккупации было убито, по разным оценкам, от 100 до 250 тыс. человек, ещё столько же стало беженцами, это при общем населении около 600 тыс. человек. К тому же ещё один удар страна испытала в 2006 году, когда там прокатилась волна крупных беспорядков, в страну даже пришлось вводить миротворческий контингент ООН.

Поэтому для бедной страны, которой надо восстанавливать и развивать инфраструктуру, китайские инвестиции очень важны. В январе 2011 было подписано соглашение о получении займа в 3 млрд. долларов, деньги будут направлены на развитие инфраструктуры страны. Таким образом, КНР стала самым крупнейшим экономическим партнёром Восточного Тимора.

Китайцев же в этом регионе, кроме усиления своих позиций в АТР, стратегической позиции Восточного Тимора - близость к Индонезии и Австралии, морской путь из Австралии в Китай, интересуют залежи газа и нефти в Тиморском море. К тому же Дили (столица Тимора) поддерживает китайскую позицию в отношении проблемы Тайваня.

Ещё одним аванпостом Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе становится Республика Островов Фиджи. У Новой Зеландии и Австралии уже есть опасения, что если темпы экономического сотрудничества Китая и Фиджи будут возрастать такими быстрыми темпами, как в последние годы, то вскоре Пекин может создать на одном из островов свою базу ВМС.


Республика Островов Фиджи.

В Вашингтоне, Канберре, Веллингтоне заговорили о необходимости реанимации военного блока АНЗЮС (англ. ANZUS Security Treaty — Australia, New Zealand, United States), который создали ещё в 1951 году. Они договорились о координации действий своих вооруженных сил в Юго-Восточной Азии. Австралия включилась в гонку вооружений, которую ведут страны АТР, особенно большое внимание уделяется развитию ВВС и ВМС.

Фиджи, находясь в непосредственной близости от морских границ Австралии и Новой Зеландии, являются «болевой точкой» англосаксонской геополитики в этом регионе мира. Ещё ближе к Фиджи, чем территория Австралии, находятся острова, на которые распространяется юрисдикция Соединённых Штатов. Это такие американские территории, как Восточные Самоа, острова Хауленд и Бейкер. Экономическое значение этих территорий невелико, но зато стратегически очень важно, поскольку они служат «точкой опоры» на пути из Фиджи к Гавайским островам, 50-му штату Штатов.

10 октября 2010 года Фиджи посетила высокопоставленная китайская делегация, подняв статус отношений между странами на новый уровень. В сентябре 2011 года президент Фиджи Эпели Наилатикау после визита в Китай (там он посетил открытие Универсиады в Шэньчжэне и встретился с председателем Китая Ху Цзиньтао) дал высокую оценку развитию связей с КНР. Глава Фиджи также особо поблагодарил Пекин за финансово- экономическую поддержку островного государства, похвалил китайские компании за инвестиционную активность на Фиджи и за помощь стране в развитии инфраструктуры.

Мьянма. Это ещё одно государство АТР, где китайцы создали себе сильные позиции. Как и в ряде стран Африки, здесь Пекин использовал нынешнюю слабость США. Пока Вашингтон критиковал политическое руководство страны в нарушениях прав человека и демократических свобод граждан, китайцы налаживали политико-экономический диалог. В государство были инвестированы миллиарды долларов – в развитие экономики, инфраструктуры, модернизацию вооружённых сил. В итоге КНР становится главным политическим и экономическим партнером, на который ориентируется современная Мьянма.

В 2011 году, когда президент Мьянмы Тейн Сейна посетил КНР, миру было сообщено о едином стратегическом видении Пекина и Нейпьидо. Это одновременно удар по Индии – соседу Мьянмы и позициям США в регионе. Мьянма имеет стратегическое расположение в регионе – близость от важнейшего Малаккского пролива, через который Китай получает нефть, продовольствие и другие природные ресурсы.

Необходимо учитывать и тот фактор, что позиции Китая сильны в Северной Корее, китайцы стали союзниками Пакистана, быстро укрепляются в Бангладеш.

Российской Федерации противостояние Китая и США в АТР может принести определённые выгоды, т. к. оно отвлекает часть сил и средств этих великих держав от «российского фронта», Россия в это время может укреплять свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Пока же положение англосаксов гораздо лучше, чем у китайцев. Их позиции складывались ещё в 19-20 столетиях. США имеют сильные точки опоры в лице Южной Кореи, Японии, Филиппин, Австралии, Новой Зеландии, враждебных Китаю Вьетнама и Индии, своих тихоокеанских владений. Но на стороне КНР – время и финансово-экономический кризис США, они играют против Вашингтона. К тому же центр тяжести мировых экономических процессов всё больше перемещается в сторону АТР. А Китай в Юго-Восточной Азии – главная держава, в силу своих экономических и стратегических достижений и планов, по количеству народонаселения, военной мощи. Можно быть уверенным, что если США потеряют статус сверхдержавы, то тогда Китай станет полновластным лидером АТР.


Карта АНЗЮС

topwar.ru

Китайский мир — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Китайский мир

Китайский мир (в англосаксонской традиции синосфера, sinosphere) — китайская культурная сфера как совокупность тех стран Восточной Азии, чья культура и письменность формировались под влиянием китайских (ханьских) образцов. Для стран китайской культурной сферы (в отличие, скажем, от стран индийской культурной сферы) характерно использование различных вариантов иероглифической письменности. К числу стран китайского мира относят Внутренний Китай (с Тайванем), Корею, Японию, Вьетнам, иногда также Сингапур и Малайзию. У истоков понятия стоял американский языковед Джеймс Мэтисофф.

Развитие синосферы происходило под влиянием не только Китая, но и соседних государственных образований. Важным рубежом в её развитии стала династия Тан, когда китайская держава впервые оказалась окружена соседскими странами с близким уровнем цивилизации (Наньчжао, корейские царства и др).

  • Ankerl, Guy. Global communication without universal civilization. — Geneva : INU Press. — Vol. Vol.1: Coexisting contemporary civilizations : Arabo-Muslim, Bharati, Chinese, and Western. — ISBN 2-88155-004-5.
  • Developments, Exchanges, and Conflicts Between Eastern and Western Civilizations, Professor Lin Binye, East China Normal University, delivered 20 February 2002 at North Point Teachers Centre, Hong Kong (primary source material for the History and Culture subject curriculum developments, Education and Manpower Bureau, Hong Kong Special Administrative Region Government; Chinese)
  • Chinese Cultural Sphere and the Use of Chinese Characters, Zhe Shiya, Lianhe Zaobao, 24 June 2004, Singapore (in Chinese)
  • Export of Chinese Culture and Balance of Power in the World, Shinfeng, People's Daily, 28 March 2006, Beijing (in Chinese)

ru.wikipedia.org

Зона влияния КНР. Подъем и падение Запада

Зона влияния КНР

У Китая явно обнаружилось желание создать своего рода зону своего преобладания в среде богатых ресурсами государств. Американцы считают, что Китай стремится быть гегемоном Азии, подобно тому, как США доминируют в Западном полушарии. «Китайцы хотели бы диктовать линию границ и линию поведения соседним странам, подобно тому, как США поступают в Северной и Южной Америке. Все более мощный Китай постарается вытеснить из Азии Соединенные Штаты, ровно так же, как Соединенные Штаты вытеснили из Западного полушария европейские державы... Почему мы должны ожидать, что Китай будет действовать отличным от американского образом? Творцы американской внешней политики, в конце концов, крайне резко реагируют, когда другие великие державы посылают свои вооруженные силы в Западное полушарие. Эти вооруженные силы неизменно воспринимаются как потенциальная угроза американской безопасности. Являются ли китайцы более принципиальными, более этичными, менее националистичными или менее обеспокоенными своим выживанием, чем представители Запада? Нет — и поэтому Китай будет имитировать Соединенные Штаты в стремлении стать региональным гегемоном. Китайское руководство и китайский народ помнят, что случилось в прошлом веке, когда Япония была мощной, а Китай — слабым. В анархическом мире лучше быть Годзиллой, чем Бэмби»[644].

Это будет тем более возможно, что главные соседи и конкуренты — США, Япония и Россия, ослабят свое влияние. Китайцы, полагают в США, постараются максимизировать свой отрыв от России и Индии и сделать так, что никто в Азии не посмеет им противиться.

Китайский подъем явно входит в противовес американскому желанию доминировать по всем азимутам. «Соединенные Штаты не терпят равных себе соперников. Как явственно было продемонстрировано в XX веке, США полны решимости оставаться единственным в мире региональным гегемоном. Поэтому Соединенные Штаты будут стараться сдержать Китай и, в конечном счете, ослабить его, чтобы он не стал азиатским гегемоном»[645].

Китай при этом начинает выходить за свои региональные рамки. Уже сегодня ближневосточное продвижение Китая входит в противоречие с политическими целями США на Ближнем Востоке. Китайские эксклюзивные сделки на поставку энергоресурсов и масштабные приобретения активов могут еще больше дестабилизировать рынок, и без того испытывающий давление от существенного роста цен, вызванного сырьевыми потребностями Китая. К примеру, Пекин является главным сторонником правительства Судана за пределами африканского континента, блокирующим все попытки введения международных санкций против этого государства, поскольку оно стало важным для Китая поставщиком нефти.

Встает вопрос, будет ли найден американо-китайский компромисс. Ясно, что Вашингтон попытается отвратить КНР от создания сил глобального развертывания, но отнюдь не ясно, согласится ли на такую опеку Пекин.

Не составляет большого труда представить, что страны, подобные Конго, Папуа-Новая Гвинея и даже Саудовская Аравия могут обратиться к Китаю за помощью в подавлении восстаний, за содействием в защите местной элиты. В прошлом США всеми возможными способами стремились удерживать Китай от подобной миссии. Но новая роль Китая делает все более сложным непризнание новых — и весьма широких — интересов Китая буквально на всех материках, где Китай для ряда стран становится главным экспортным рынком и центром внешнеполитической помощи.

В Восточной Азии встает гигант, которого американцы все чаще сравнивают с кайзеровской Германией, экономически возглавившей Европу перед 1914 г. Явление имеет как экономическую, так и политическую сторону. Всеми ощутимым явится воздействие экономического роста Китая на мировые цены. Эти цены начнут спадать л ишь по мере того, как поток инвестиций в Китай начнет ослабевать. И важнейшим фактором для США будет то обстоятельство, что к 2020 г. доля КНР в глобальном потреблении металлов и других ископаемых будет на 50 процентов больше доли Америки[646].

Гораздо более завися от внешнего мира, огромный Китай, связанный множеством нитей с далеко отстоящими странами, потянется к созданию глобальной зоны влияния, здесь его и ждет противостояние с современным гегемоном. Вашингтон постарается сотрудничать с самой населенной страной мира, но есть предел, далее которого он не сможет отступать, не теряя своей уникальной главенствующей роли в мире. США будут стремиться сотрудничать, но подобное сотрудничество может иметь свои пределы.

Так или иначе Китай через несколько десятилетий будет играть заметно более важную роль в мире. Будет ли эта роль мирно-приемлема для США, покажет только будущее.

Как пишет известный американский «переговорщик» с азиатскими державами Клайд Престовиц, «с крушением Советского Союза мы, американцы, перенесли фокус внимания своего оборонного ведомства на Китай как на потенциальную угрозу ввиду его растущей экономики, его риторики возвращения «справедливой роли» в мире, его ядерного оружия и совершенствования вооруженных сил, настойчивости в провозглашении желания поднять флаг КНР над Тайванем, рассматриваемым как отколовшаяся провинция. Частично в результате этих обстоятельств и некой шизофрении — итог быстро растущей китайской экономики — Соединенные Штаты обратились к развертыванию противоракетной обороны и определили Китай как «стратегического соперника»[647].

Если несколько упростить дело, то именно жесткая поддержка Тайваня в первую очередь бросает тень на китайско-американские отношения. Отметим в этом отношении решение президента Дж. Буша-мл. осуществить чрезвычайно масштабные продажи передовых вооружений Тайваню и его заявление о том, что Соединенные Штаты «будут делать все, что необходимо» для обороны Тайваня[648]. В ответ на решение США увеличить продажи вооружения Тайваню министр иностранных дел КНР Тан Джиаксуан объявил, что «Соединенные Штаты скачут на диком коне»[649].

Американская администрация предоставила значительный кредит для ядерных переговоров по поводу Северной Кореи, но пригрозила поднять на 27,5 процента тарифы на китайский импорт, если Пекин не ревальвирует своей валюты. «Температура» взаимных отношений несколько опустилась.

Итак, после многих лет пассивности Китай заметно активизировал свою внешнюю политику. Прежнее отстояние от международных организаций и процессов явно изменилось. Китайцы сегодня демонстрируют новую гибкость. Китайская дипломатия характерна новым умением и компетентностью. Предпосылкой активизации послужила нормализация отношений и разрешение территориальных споров с Россией, Казахстаном, Киргизстаном, Таджикистаном, Вьетнамом, Лаосом, Индией. Как уже было отмечено, Китай получил примерно 50 процентов оспариваемой территории, за последние двести лет его границы впервые стали менее спорными.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

II. Внешняя политика Китая, раздел страны на сферы влияния

(1897-1898)

Недостаточная эффективность новой политики проявилась во внешнеполитических неудачах 70-90-х годов. Илийский кризис был связан с намерением России присоединить к своим владениям в Средней Азии часть Илийского края. Далее последовал Корейский кризис, серия неравноправных договоров Сеула с Токио (о нем речь шла выше). На юге обострились отношения Китая с Францией (Вьетнамский кризис). Целью Франции было Аннамское королевство, то есть Вьетнам. Вьетнамский кризис перерос во франко-китайскую войну (1884-1885). Военные действия шли на море – в Тайваньском проливе и на суше – в северной части Индокитая. Китай позорно проиграл войну. По франко-китайскому мирному договору (1885) цинское правительство признавало протекторат Франции над Вьетнамом и предоставило Франции ряд привилегий в провинции Юньнань. Франко-китайская война показала отсталость Китая (о каком сопротивлении могла идти речь, если в ходе войны цинские чиновники и генералы не могли найти карту Вьетнама, чтобы составить план военных операций).

Воспользовавшись поражением Китая, Англия в 1886 г. захватила Бирму, Япония усилила свое влияние в Корее. В 1894 г., заручившись поддержкой Англии и США, Япония начала войну с Китаем. Отсталый Китай со слабой армией не мог противостоять Японии. Министр иностранных дел Ли Хунчжан считал, что победить Японию можно, используя лозунги и девизы. Например: «С помощью яда бороться с ядами» или «воюя с варварами, используй других варваров». Это не помогло Китаю ни найти союзников, ни выстоять. Офицеры вместо боевой подготовки искали у торговцев тигровое мясо, так как считалось, что, съев его, воин становится сильным как тигр. Во время отступлений вершиной офицерского долга считалось самоубийство посредством проглоченной золотой пластинки. Одним из итогов войны с Японией было крушение долгосрочной 35-летней политики «самоусиления». Инициаторы «самоусиления» Ли Хунчжан и резидент Китая в Корее генерал Юань Шикай лишились своих постов. Правда, Ли Хунчжан вскоре был «прощен». На него была возложена нелегкая миссия вести мирные переговоры с Японией. Министр иностранных дел был настолько стар, что на всякий случай возил с собой в Японию собственный гроб. Правда, в следующем году он присутствовал на коронации Николая II и демонстративно отказался вставать при исполнении российского государственного гимна. Ли Хунчжан заявил, что уважать чужие законы ему не позволяют 10.000 заповедей китайского дворцового этикета. Однако этикет не помешал китайскому политику взять понравившийся драгоценный камень с экспозиции Нижегородской ярмарки[75].

По Симоносекскому договору (1895), Китай признал «независимость» Кореи, то есть ее фактическую зависимость от Японии, и обязан был выплачивать контрибуцию в размере 200 млн лянов. Кроме того, Южная Маньчжурия, Тайвань и Пескадорские острова переходили к Японии.

Выше уже отмечалось, что усиление Японии не устраивало Германию, Францию и Россию. Они решили «защитить» Китай. Англия и США поддержали Японию в ходе войны и не примкнули к выступлению трех держав против Симоносекского договора. В апреле 1895 г. Германия, Россия и Франция дали Японии «дружеский совет» отказаться от территории Южной Маньчжурии. Япония вынуждена была уступить, правда, на условиях увеличения контрибуции на 30 млн лянов[76]. Симоносекский договор еще раз показал сладость Срединной империи. Он стал позором для Китая. Внешнеполитические неудачи страны были вполне закономерны, ибо общегосударственный кризис первой половины XIX в. не был преодолен. Вмешательство западных стран в китайскую экономику становилось нормой.

В 1898 г. иностранные державы заключили с Китаем ряд договоров о предоставлении им в аренду городов и создании свободных экономических зон.

Германия (март 1898) заставила Китай признать захват ею порта Циндао (аренда на 99 лет)[77]. Кроме того, Германия получила право строить железные дороги, горные фабрики в провинции Шаньдун.

Россия (март 1898) вынудила цинское правительство «уступить» ей в аренду на 25 лет Порт-Артур, часть Ляодунского полуострова. Сферой влияния Российской империи стали Маньчжурия и Монголия, то есть территории, лежащие выше Великой Китайской стены. Россия получила разрешение на строительство железной дороги, соединяющей Порт-Артур с КВЖД.

Франция (апрель 1898) получила в аренду на 99 лет бухту Гуанчжоувань. Сферой интересов Франции становились юго-восточные районы Китая.

Англия (май 1898) получила в аренду на 25 лет город Вэйхайвэй и на 99 лет город Сянган (Гонконг). Сферой интересов Англии объявлялись Тибет и бассейн реки Янцзы.

Япония еще в 1895 г. юридически закрепила за собой остров Тайвань, в 1898 г. она получила право строить предприятия в провинции Фуцзянь.

В этом списке нет США. В конце века американцы воевали с Испанией за Филиппины, Гуам и Гавайские острова. То есть Соединенным Штатам было не до Китая, поэтому американское правительство выступило с т.н. доктриной «открытых дверей и равных возможностей». Сунь Ятсен отмечал, что суть американской доктрины «открытых дверей» состоит в притязаниях США не на часть Китая, а на весь Китай.

Таким образом, западные державы добились экономического расчленения Китая, лишив страну экономической независимости. Опасность полного порабощения Срединной империи привела к росту национального самосознания определенной части китайского общества, в первую очередь, китайской интеллигенции и немногочисленной буржуазии. Значит ли это, что в стране не было никакой оппозиции? Конечно, нет! Оппозиция была. Она выступала за проведение реформ. Оппозиционные настроения в различных слоях китайского общества особенно усиливаются в связи с разделом страны на сферы влияния.


Похожие статьи:

poznayka.org

Ихэтуаньское восстание — Википедия

Ихэтуа́ньское восста́ние (Боксёрское восста́ние) (кит. трад. 義和團運動, упр. 义和团运动, пиньинь: Yìhétuán yùndòng, палл.: Ихэтуань юньдун) — восстание ихэтуаней (буквально — «отряды гармонии и справедливости») против иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь Китая в 1898[3][4]—1901 годах.

Сначала власти были против повстанцев, затем перешли на их сторону, но в конце концов императрица Цыси перешла на сторону Альянса восьми держав, подавившего восстание. В результате Китай попал в ещё бо́льшую зависимость от иностранных государств, что сказалось на его политическом и экономическом развитии в первой половине XX века.

Название в России того периода: Китайский поход, Китайская война.

Предпосылки[править | править код]

С начала XIX века в Китай начали проникать западноевропейские государства, прежде всего Великобритания, стремившиеся установить контроль над китайскими рынками. Цинская империя ничего не могла противопоставить технологически превосходящим её державам, в результате чего потерпела ряд дипломатических и военных поражений и к концу XIX века фактически находилась в положении полуколонии.

Защититься от европейского проникновения Китаю не помогла ни традиционная закрытость общества, ни «политика самоусиления», которая проводилась по аналогии с реформами императора Мэйдзи в Японии.

Раздел Китая начался с поражения империи в Первой опиумной войне, по итогам которой китайскому правительству был навязан первый неравноправный договор. С середины XIX и до начала XX века Китай подписал около 13 неравноправных договоров с Японией, США и странами Европы. В результате государство потеряло многие морские порты, оказалось изолированным во внешней политике, в страну хлынул поток миссионеров, которые не всегда относились с должным уважением к местной культуре и религиозным традициям.

Раздел Китая европейскими державами и Японией. Карикатура 1890-х годов

Крайне болезненную реакцию населения вызвало иностранное проникновение в северные районы — в провинции Чжили, Шаньдун и в Маньчжурию, где изменения в экономике и социальном положении были слишком серьёзными. Из-за строительства железных дорог, введения почтово-телеграфной связи, роста импорта фабричных товаров потеряли работу многочисленные труженики традиционных видов транспорта и связи: лодочники, возчики, носильщики, погонщики, охранники и смотрители посыльных служб. Кроме того, строительство КВЖД и ЮМЖД грозило оставить без заработка многие тысячи людей, занятых извозным промыслом. Трассы прокладываемых дорог уничтожали поля, разрушали дома и кладбища. Проникновение европейских (в том числе и русских), японских и американских товаров на внутренний рынок Китая ускорило разрушение ручной промышленности.

Все эти факторы вызвали социальный взрыв в начале 1890-х годов на севере Китая, который был ускорен катастрофическим ухудшением жизни крестьянства северных провинций в результате стихийных бедствий (на протяжении ряда лет здесь повторялись засухи, которые наряду с эпидемиями холеры истолковывались как последствия появления «заморских дьяволов» или «белых чертей»)[5][6].

Правительство империи во главе с императрицей Цыси отказалось от проведения либеральных реформ, что и послужило ещё одной предпосылкой для народного восстания против «европеизации» Китая.

Ихэтуани[править | править код]

В таких условиях в 1898 году на севере Китая начали активно действовать множество стихийно сформировавшихся отрядов с различными названиями: «Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), «Ихэтуань» («Отряды справедливости и мира»), «Иминьхуэй» («Союз справедливых»), «Дадаохуэй» («Союз больших мечей») и др. Когда борьба против иностранцев достигла наибольшего накала и перекинулась из Шаньдуна и Чжили на северо-восточные провинции, наиболее распространёнными названиями отрядов повстанцев становятся «Ихэцюань» и «Ихэтуань», которые, по сути дела, отождествлялись. Членов общества называли туань («отряды») и цюань («кулаки»). Сами же ихэтуани считали себя «священными воинами», «справедливыми людьми» и «священными отрядами»[источник не указан 1046 дней].

Повстанческие отряды появились почти одновременно и у них были общие объединяющие их признаки — это прежде всего неприязнь к иностранцам, главным образом к миссионерам, а также к китайцам-христианам. Большинство повстанцев соблюдали религиозно-мистические ритуалы, заимствованные от традиционных подпольных сект. Многие участники организаций регулярно занимались физическими упражнениями (цюань), напоминавшими кулачный бой, за что впоследствии и были прозваны европейцами «боксёрами»[7].

В стане восставших были бедные крестьяне, разорившиеся ремесленники, потерявшие работу транспортные рабочие и демобилизованные солдаты, а также женщины и подростки, что особенно поражало иностранцев. Не все жители Китая поддерживали ихэтуаней, так как те иногда совершали нападения на селения, занимаясь грабежами. Позже императрица Цыси назвала их «лжеихэтуанями», поручив правительству расследовать их деятельность и наказать[источник не указан 1046 дней].

Некоторые ихэтуани считали себя неуязвимыми для пуль и снарядов, что даже было закреплено в уставе. По их мнению, ихэтуань, нарушивший волю командования или богов, терял такие способности, а духи отворачивались от него[8]. Любой ихэтуань должен был придерживаться десяти правил, прописанных в уставе. Устав был написан при поддержке официального правительства империи. Согласно ему, каждый ихэтуань должен был подчиняться верховному командованию, помогать своим товарищам, придерживаться буддизма, не совершать преступлений, всегда принимать участие в бою, не нападать на других ихэтуаней, не мародёрствовать, всё захваченное имущество сдавать местным властям для пополнения казны, а также убивать христиан. Если христианин оказывался китайцем, ему предоставляли выбор: отречься от его веры или умереть.

За соблюдением устава была установлена строгая слежка, любое неподчинение командованию наказывалось, однако не все ихэтуани соблюдали устав.

Начало восстания[править | править код]

К концу 1890-х годов в стране образовалось множество тайных сообществ[9]. К ноябрю 1897 года начались столкновения повстанцев в нескольких деревнях на севере Цинской империи с китайскими и иностранными войсками, достигшие пика во время Юйского инцидента[en]. Со временем восстали жители соседних уездов. Ситуация усугублялась произволом германских солдат, которые опустошали целые провинции, что раздражало местных жителей[10]. К началу лета 1898 года столкновения становились всё масштабнее, появились первые жертвы среди мирного населения. Урегулирование конфликтов между иностранными войсками и местными жителями возлагалось на местных чиновников, которые в свою очередь ничего не могли предпринять. В сентябре ситуация на севере страны полностью вышла из-под контроля. На фоне восстания повсюду происходили грабежи, налёты, убийства[источник не указан 1046 дней].

2 ноября 1899 года лидер недавно возникшего движения ихэтуаней призвал весь китайский народ бороться с иностранцами и династией Цин[11]. Именно эта дата считается началом Ихэтуаньского восстания, хотя де-факто оно началось ещё в 1898 году. Восстание совпало с проведением «ста дней реформ» императора Гуансюя. Эти реформы вызвали недовольство в правящих кругах страны, и вскоре тот был фактически отстранён от власти и помещён под домашний арест. Власть снова оказалась в руках императрицы Цыси[11]. Она разделила мнение бунтовщиков: «пусть каждый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков от грязных рук чужеземцев. Донесём эти слова до всех и каждого в наших владениях». В отличие от неё, отстранённый от управления империей Гуансюй плохо отнёсся к повстанцам, так как те действовали не только против иностранцев, но и против его буржуазных реформ. Император считал крестьянство своей опорой, но радикализировавшиеся ихэтуани не могли стать союзниками в проведении реформ[источник не указан 1046 дней].

На севере страны китайские войска, направленные туда для подавления выступлений, потерпели череду поражений, и армия отступала к Пекину. В сложившейся ситуации между правительством Цинской империи и повстанцами было заключено перемирие. Ихэтуани отказались от антиправительственных лозунгов, сосредоточив силы на изгнании иностранцев из государства. К тому моменту центр восстания переместился в провинцию Чжили, а количество восставших достигло 100 000 человек[11].

Это обеспокоило работников дипломатических и миссионерских миссий в Пекине. Зимой 1899—1900 годов в Китай начали прибывать части российских войск, вслед за чем начались учения и манёвры. В начале весны наблюдалось относительное затишье. Чёткого плана действий ихэтуани не имели, но они хотели очистить от иностранцев Пекин. Поэтому, взяв под контроль всю провинцию Чжили, повстанцы начали проводить агитацию в соседних провинциях и обучать армию для похода на столицу[источник не указан 1046 дней].

Интервенция коалиционных сил[править | править код]

В мае 1900 года ситуация обострилась. Ихэтуани сожгли храм и школу русской православной миссии на севере Китая, отец Сергий спасся и бежал в Россию. В городах Ляоян, Инкоу, Гирин и Куанчэнцзы прошли массовые манифестации китайцев, а в Мукдене произошла череда убийств и нападений на иностранцев и китайцев-христиан. Российская империя в связи с антихристианскими погромами направляла в Китай всё больше войск. 12 мая из Порт-Артура и Владивостока на север Цинской империи прибыло подкрепление. На третий день столкновений начались поджоги зданий европейских миссий и христианских храмов, которых сгорело восемь. 14 мая было сожжено здание Русской православной миссии в Бэйгуане[zh]. В первые несколько месяцев восстания российскими войсками на Тихом океане и в Квантунской области командовал вице-адмирал Алексеев. До прибытия подкреплений из России он один руководил подавлением бунтов на севере страны.

16 мая в Дагу прибыла объединённая эскадра, состоящая из кораблей европейских государств. Её возглавил британский вице-адмирал Сеймур[11].

26 мая ихэтуани, завершив подготовку, двинулись на Пекин. Через два дня, 28 мая, императрица Цыси в своём послании к повстанцам выразила им поддержку. Все иностранцы к тому времени перебрались в Посольский квартал. 2 июня началась осада европейских концессий в Тяньцзине.

10 июня русские войска под командованием Алексеева направились в Чжили для подавления восстания. В тот же день по тревожной депеше британского посланника, после совещания с союзными командирами, Сеймур выступил из Дагу в Пекин с небольшим международным десантом, в том числе и сотней российских матросов при офицере. С присоединившимися в пути у Сеймура собралось 2 004 матроса и 106 офицеров, в том числе российских — 312 нижних чинов и 7 офицеров. Отряд, двигаясь по железной дороге, должен был часто останавливаться для исправления пути и стычек с ихэтуанями. В конце концов, он застрял, не дойдя до Пекина, среди восставших масс.

Ихэтуани опередили интервентов, и уже 11 июня вошли в Пекин, учинив убийства иностранцев. К ним присоединились китайские войска, которыми был убит советник японского посольства Сугияма[11]. Наступление ихэтуаней на столицу Китая и убийства христиан были «раздуты» западной прессой, поэтому поведение восставших европейцам казалось необоснованным, зверским и крайне негуманным[12].

Японские моряки в Китае

На это тут же отреагировали все государства, имевшие сферы влияния в империи Цин. К берегам Китая отправились Императорский флот Японии под командованием Хэйхатиро Того, российский Тихоокеанский флот, Королевский военно-морской флот Великобритании, ВМС США, ВМФ Франции, несколько военных кораблей Австро-Венгрии и Италии.

16 июня в порту города Дагу, где базировался союзнический флот, состоялось совещание командующих стран-членов коалиции. Было принято решение предъявить китайскому правительству ультиматум о сдаче всех приморских городов и укреплений. В тот же день в Инкоу высадились российские войска. 17 июня произошёл штурм фортов Дагу союзными войсками после того, как береговая артиллерия китайцев открыла огонь по кораблям союзников[11][13]. Теперь действия коалиции были гораздо решительнее.

Вмешательство в конфликт императрицы и интервенция европейских держав[править | править код]

20 июня 1900 года ихэтуани начали осаду Посольского квартала в Пекине. Артиллерия повстанцев открыла огонь по дипломатическим посольствам европейских государств, где находилось около 900 гражданских лиц и 525 солдат. В ходе обстрела погиб германский посол Клеменс фон Кеттелер[14]. Однако, по другой информации, он был убит ещё 7 июня[15].

21 июня 1900 года империя Цин официально объявила войну союзным государствам. Была издана «Декларация о войне»[11]: «Иностранцы ведут себя агрессивно по отношению к нам, нарушают нашу территориальную целостность, топчут наш народ и забирают силой нашу собственность… К тому же они угнетают наш народ или богохульствуют над нашими богами. Простой народ терпит небывалые притеснения, и каждый из них весьма мстителен. Поэтому отважные последователи-ихэтуани сжигают церкви и убивают христиан». Дело в том, что императрица Цыси больше опасалась ихэтуаней, чем иностранных интервентов, поэтому и пошла первой на уступки, поддержав их на официальном уровне. Несмотря на это, не все китайские солдаты решились воевать вместе с ихэтуанями. Иногда во время атаки, когда повстанцы опережали цинские войска, те преднамеренно стреляли им в спину[8].

После того, как ихэтуани были поддержаны властями Китая на официальном уровне, 22 июня в Приамурском военном округе Российской империи была объявлена мобилизация 12 000 солдат. Позже к ним присоединилось Уссурийское казачье войско под командованием генерал-губернатора Чичагова. В 1901 году он также взял под своё командование отряды российских железнодорожников и охранников КВЖД[16].

В Пекине продолжались столкновения и разбои. В ночь с 23 на 24 июня по всему городу началась резня христиан, получившая название «Варфоломеевской ночи в Пекине».

26 июня отряд Сеймура потерпел поражение при Тан-Те, после чего отступил, погрузившись на корабли.

28 июня китайское правительство объявило мобилизацию в Маньчжурии. 30 июня войска союзных государств подошли к Тяньцзиню и начали осаду города. 6 июля ихэтуани атаковали строящуюся КВЖД. 9 июля в Тайюане в присутствии местного губернатора Ю Шина были обезглавлены 45 английских миссионеров, католиков и протестантов. Среди погибших были женщины и дети[11]. 10 июля началась осада ихэтуанями Харбина, оборонявшегося российскими войсками.

После упорных боёв в районе Балитай, в которых погиб командующий обороной цинских войск Не Шичэн, 14 июля коалиционные силы вошли в Тяньцзинь, и в тот же день начались обстрелы Благовещенска китайской артиллерией. В ответ на это произошла массовая расправа над китайцами, жившими в Благовещенске. Российские войска пересекли границу, подавили огневые точки противника и взяли крепость Хуньчунь. В Благовещенске и Владивостоке по инициативе местных властей началось формирование отрядов добровольцев для защиты границы от «разбойничьих и мятежных шаек». 23 июля российские моряки отбили атаку на европейский квартал Инкоу и установили контроль над городом.

27 июля кайзер Вильгельм II принял решение об отправке германских войск в Китай. Перед экспедиционными войсками он произнёс торжественную речь: «Как некогда гунны под водительством Аттилы стяжали себе незабываемую в истории репутацию, так же пусть и Китаю станет известна Германия, чтобы ни один китаец впредь не смел косо взглянуть на немца». Командование германскими войсками в Китае возлагалось на бывшего начальника генштаба Альфреда фон Вальдерзее. Позже он возглавил все коалиционные силы в империи Цин.

28 июля китайские войска вновь подвергли Благовещенск обстрелу, а вскоре ихэтуанями был атакован Хайлар. 2 августа российские войска предприняли контрнаступление и вновь пересекли российско-китайскую границу, деблокировав Харбин. 3 августа началось общее наступление всех коалиционных сил, российским войскам удалось подавить китайские батареи, обстреливавшие Благовещенск. В тот же день войска Великобритании и США, возглавляемые адмиралом Сеймуром, а также российские части с французским отрядом во главе с генералом Линевичем[13]направились к Пекину. Линевичу было поручено возглавить войска альянса при штурме Пекина, а также обеспечить безопасность членам дипломатических миссий. 6 августа, после разгрома ихэтуаней у Цзян-Чжуна, дорога на столицу Китая была открыта. 8 августа ихэтуани попытались полностью взять под контроль портовый город Инкоу, однако их атака была отражена гарнизоном российских солдат и двумя канонерскими лодками.

Битва за Пекин[править | править код]

Американские войска в Пекине

Наступление союзных войск на Пекин началось 2 августа 1900 года. После боёв при Бэйцане и при Янцуне 11 августа союзные войска достигли Тунчжоу, где остановились, готовясь к решающему штурму китайской столицы. Правительство Китая ввело в Пекине военное положение. Остатки войск Сун Цина и Ма Юйкуня были объединены с войсками Дун Фусяна. Издавались указы, предписывавшие «вдохновить солдат и офицеров на смелые подвиги» и немедленно прекратить отступление. В то же время китайское руководство предлагало начать переговоры о прекращении военных действий. Однако китайское правительство не сумело ни начать переговоры, ни организовать оборону.

13 августа коалиционные войска подошли к Пекину и попытались взять его с ходу[13]. Российские войска подошли к столице Китая первыми и открыли артиллерийский огонь по главным воротам города, разрушив их. Узнав о начале штурма города российскими войсками, японская армия тоже попыталась прорваться в город. К этому моменту, 14 августа, российские части уже вели уличные бои, а к городу подошли американцы. Они решили прорваться прямо сквозь стену, разрушив её, и попросили российских артиллеристов открыть огонь по северо-западной части стены[13]. Вслед за ними к Пекину подтянулись войска остальных стран, колониальные части британцев из Индии вошли в столицу последними[13]. Императрица Цыси накануне штурма покинула императорский дворец и бежала из Пекина вместе с регентом в Сиань. За императрицей Пекин без боя покинули все части китайской армии. Остался небольшой отряд для защиты императорского дворца.

Коалиционные войска в Пекине

15 августа американцы начали штурм Императорского города. Хотя его ворота удалось уничтожить, но из-за оказанного ихэтуанями и китайскими войсками сопротивления союзные войска в город не вошли. В тот же день российские войска выбили ихэтуаней с перевала Малый Хинган в Маньчжурии. 16 августа значительная часть Пекина была взята под контроль коалиционными силами, однако ихэтуани совершили наступление в Маньчжурии, вновь приблизившись к Благовещенску. 25 августа МИД Российской империи заявил, что российские войска покинут Пекин и Маньчжурию как только там будет наведён порядок. 28 августа коалиционные войска взяли штурмом императорский дворец. Теперь город полностью контролировался союзниками[13].

Поражение ихэтуаней[править | править код]

А. В. Каульбарс (в центре) с солдатами и офицерами в период Ихэтуаньского восстания

Тем временем бои на севере Маньчжурии продолжались. Российские войска вновь предприняли наступление, заняв правый берег Амура и полностью очистив его не только от повстанцев, но и от всего китайского населения. 4 сентября 1900 года Российская империя начала оккупацию региона. 7 сентября императрица Цыси, убедившись, что ихэтуани не в состоянии победить коалиционные войска, перешла на сторону союзных держав. Она издала указ, призывавший начать расправы с ихэтуанями по всей стране. 12 сентября в Тяньцзинь прибыл германский экспедиционный корпус, а в Шаньхайгуане высадились российские войска, которые с ходу взяли город. 30 сентября русские заняли Мукден.

Среди стран, входивших в коалицию, ещё до окончательного подавления восстания появились разногласия о будущем Китая. Так, 16 октября Великобритания и Германия подписали договор о предотвращении иностранной экспансии в Китай. Европейские государства и Япония, как только императрица Цыси перешла на их сторону, начали предъявлять китайскому правительству ультиматумы, не согласуя их с другими державами коалиции. Под конец восстания интервенты начали оспаривать ультиматумы друг друга.

Американские солдаты после Ихэтуаньского восстания

В октябре войска Российской империи полностью оккупировали Маньчжурию. С Цинским наместником в этом регионе был подписан договор о восстановлении гражданского правления и выводе всех китайских войск из Маньчжурии. Началось восстановление разрушенной КВЖД. 26 декабря императрица Цыси пошла на уступки странам коалиции и начала вести переговоры о мирном урегулировании конфликта.

Казнь ихэтуаней

Во время ведения военных действий появились так называемые лжеихэтуани. Императрица Цыси считала таковыми тех[17], кто провоцировал столкновения повстанцев с китайскими войсками, грабил и сжигал дома. Одновременно оккупационные войска коалиции и европейцы, находившиеся в Китае, мародёрствовали в китайских поселениях. Были случаи беспричинных убийств союзниками гражданского населения[18].

1 января 1901 года уцелевшие после подавления восстания ихэтуани проникли в Маньчжурию и объединились в «Армию честности и справедливости». Всего армия насчитывала 200 000 человек, её возглавил Ван Хэда. Вторым человеком после Ван Хэда был Дун И. В мае того же года, после череды небольших столкновений, все ихэтуани в окрестностях Пекина были ликвидированы. Сопротивление в Маньчжурии продолжалось до января, партизанские бои шли в основном в провинциях Ляонин и Хэйлунцзян. В декабре 1901 года российской армии удалось полностью ликвидировать остатки «Армии честности и справедливости»[11], что принято считать окончанием восстания. Сопротивление продолжалось в отдельных провинциях, где последние ихэтуани были ликвидированы только к концу 1902 года[11].

В результате Ихэтуаньского восстания и последующих событий китайский народ и вся Цинская империя оказались в худшем положении, чем до этого. Страны коалиции навязали Китаю очередной неравноправный договор, названный «Заключительным протоколом» или «Боксёрским протоколом». Протокол был подписан ещё до окончания военных действий 7 сентября 1901 года. С одной стороны договор заключило Цинское правительство, с другой — США, Япония, Германия, Австро-Венгрия, Россия, Великобритания, Франция, Италия, Испания, Бельгия и Нидерланды.

Согласно Заключительному протоколу, Китай брал на себя следующие обязательства:[11][19]

  1. Послать в Германию специального посла с извинениями за убийство сотрудника германской дипломатической миссии фон Кеттелера. Также китайские власти должны были поставить фон Кеттелеру памятник.
  2. Послать в Японию специального посла с такими же извинениями, но за убийство члена японской дипломатической миссии Сугиямы.
  3. Казнить всех лидеров повстанцев.
  4. Восстановить старые и поставить новые памятники на всех христианских кладбищах империи.
  5. В течение двух лет не ввозить в страну оружие и боеприпасы.
  6. Уплатить контрибуцию в 450 000 000 лян серебра (из расчёта 1 лян — 1 житель Китая). 1 лян весил 37,3 г и по обменному курсу равнялся примерно 2 рублям серебром. Россия получила 30 % репараций, Германия — 20 %, Франция — 15,75 %, Великобритания — 11,25 %, Япония — 7 %, США — 7 %, оставшаяся сумма была разделена между остальными государствами-членами коалиции. Выплаты должны были быть произведены до 1939 года, при этом они увеличивались на 4 % каждый год, и к началу Второй мировой войны составили 982 238 150 лян. США получили больше, чем изначально требовали, и под давлением Лян Чэна вложили разницу в фонд помощи китайским студентам[18][20]. Советская Россия в качестве жеста доброй воли отказалась от получения остатка контрибуции в ноте от 25 июля 1919 года (после победы над Колчаком)[21].
  7. Допустить постоянную военную охрану в Посольский квартал и во все важнейшие учреждения страны. Также в Китае постоянно находились иностранные войска.
  8. Срыть форты в Дагу.
  9. Странам-победительницам предоставлялось право возвести 12 опорных точек на пути от Пекина к морю.
  10. Запрещались все общественные организации религиозного толка и направленные против иностранцев.
  11. Китайским властям запрещался сбор налогов.

В 1902 году Россия и Китай подписали договор, по которому российские войска должны были покинуть Маньчжурию, а Цинская империя обязывалась соблюдать определённые условия в регионе, выдвинутые российской стороной. Согласно русско-китайской конвенции от 1898 года Российская империя взяла в аренду на 25 лет Порт-Артур вместе с прилегающим Ляодунским полуостровом и получила право пользования КВЖД, проходящей по маньчжурской территории.

Вслед за восстанием последовала реакция китайского правительства, которое с 1901 по 1908 год провело новую череду реформ, сходную со «ста днями реформ». Серьёзным изменениям подверглись военная сфера, сферы образования и управления империей. В долгосрочной перспективе новый раздел Китая на «сферы влияния» послужил причиной нового витка соперничества в Азии. В рамках этого соперничества произошла

ru.wikipedia.org

Мир вернулся в эпоху сфер влияния

Мир вернулся в эпоху сфер влияния

Что общего имеют между собой гуманитарный кризис в Сирии, попытка подвергнуть импичменту Дональда Трампа, заявления Эммануэля Макрона о Европе и протесты в Гонконге? Создается впечатление, что они совершенно несопоставимы. Однако все они свидетельствуют о возрождении одной идеи — идеи о сферах влияния.

Я столкнулся с этим фактом в этом году на мосту через реку Ингури в Грузии. Вся ситуация напоминала самые мрачные уголки Европы в ХХ столетии. На каждой стороне этого моста был установлен военный контрольно-пропускной пункт. Над одним из них развевался флаг Абхазии, отколовшегося небольшого промосковского государства, а над другим развевались флаги Грузии и Евросоюза. Поток этнических грузин перемещался с одной стороны моста на другую. Будучи гражданами второго сорта в Абхазии, они переходили на другую сторону для того, чтобы получить пенсию, медицинские рецепты или вели своих детей в школу. Такая ситуация существует там с 2008 года, когда русские и поддерживавшиеся Россией войска взяли под свой контроль Абхазию для того, чтобы удержать Грузию в орбите Москвы.

Сферы влияния были характерной чертой в международных отношениях в течение многих веков. Они могут быть позитивными (можно вспомнить привлекательный характер американской культуры) и негативными (поддержанные Америкой государственные перевороты в Латинской Америке). Они были присущи императорской системе Китая и «зависимых от него государств» (tributary states), которые платили дань императору и раболепствовали перед ним. Они были присущи европейским державам в XIX веке с их колониальной политикой захвата земель, а также существовали в период холодной войны при разделе мира на американскую и советскую сферы. Падение Берлинской стены 30 лет назад привело к тому, что сферы влияния вышли из моды. Казалось, возникает новая, поствестфальская, постгеографическая эпоха, определяемая распространением либеральной демократии, многосторонних институтов и американским военным превосходством.

Именно Владимир Путин начал контрнаступление. Он назвал события 1989 года «величайшей геополитической катастрофой ХХ столетия», а к власти он пришел во время второй чеченской войны за счет новаторского применения гибридных методов — опосредованных и нестандартных сил, информационной войны, а также приведения к власти лояльных местных лидеров. Все это он позднее использовал в Грузии и на Украине. Сегодня Путин расширяет российскую сферу влияния на Ближнем Востоке за счет оказания давления на правительства в Дамаске, Тегеране и все больше в Анкаре. Сирийский порт Тартус в Средиземной море сегодня почти российский; российский флаг развевается над военными базами в северной Сирии, которую Америка недавно уступила Турции. Влияние Москвы растет также вместе с влиянием Ирана в Ираке.

А что же Запад? За катастрофической интервенцией Буша на Ближнем Востоке последовало катастрофическое американское безразличие. Администрации Обамы и Трампа оставались на периферии в ходе войны в Сирии. Дональд Трамп, этот изоляционист, восхищающийся сторонниками жестких мер, заявил, что российская аннексия Крыма является правомерной (valid), тогда как сторонники его импичмента утверждают, что он использовал военную помощь Украине для шантажа нового президента этой страны. В прошлом месяце он предал курдских союзников и вывел американские войска из северной Сирии, что позволило Реджепу Эрдогану направить в тот район свои турецкие, антикурдские силы.

В Европе нет свойственного Трампу нигилизма, однако она компенсирует это своей полной непоследовательностью. Красивые слова об ответственности этого континента произносят те самые лидеры, которые мало что сделали для борьбы с сирийским кошмаром, которые поддержали Путина с такими его проектами как «Северный поток —2» (российско-немецкий трубопровод, подрывающий позиции Украины и стран Балтии), а сегодня уступают Москве Ближний Восток. Макрон, активно поддерживающий оттепель, судя по всему, считает, что Путин находится между Францией и продолжением такого рода исламистских атак, как кровавая бойня в парижском театре Bataclan в 2015 году.

На британскую политику тоже оказывает влияние сдвиг в сторону геополитики на основе сфер влияния. Возражения левых сторонников Корбина против «империализма» заканчиваются там, где начинаются российские и китайские сферы влияния, тогда как правые сторонники Брексита вместе с левыми переоценивают британскую сферу влияния и недооценивают сферы влияния других держав.

Все это оставляет открытым путь для восходящего Китая, чья вера в гравитационное притяжение срединного царства (zhong-gu) коренится в его старой сети государств-данников. В основном Пекин использовал морковку для восстановления этой системы. Недавние выборы на Шри-Ланке, где пропекинская династия Раджапакса вновь одержала победу, является всего лишь новейшей иллюстрацией растущего влияния Китая в Юго-Восточной и Центральной Азии. Однако угроза применения палки тоже сыграла свою роль. Возможно, историки будут оценивать насильственный ответ Пекина на протестные акции в Гонконге так же, как они сегодня смотрят на войну Москвы в Чечне, как на интервенцию в полуавтономном регионе, где впервые были использованы те методы, которые позднее позволили создать более обширную сферу своего влияния. Обеспокоенные наблюдатели задают вопрос: когда насильственные действия начнутся на улицах Сеула или Манилы, к востоку от Китая, или в Бангкоке и Коломбо, к югу от Китая, или в Ташкенте или Баку к западу от Китая?

Как показала холодная война, существование соперничающих между собой политических блоков означает наличие соперничающих между собой сфер влияния. Поэтому следует ожидать увеличения количества столкновений на границе этих сфер: между Соединенными Штатами и Китаем в западной акватории Тихого океана, между Индией и Китаем в Гималаях и в Бенгальском заливе, а также между целым рядом местных и иностранных сил в Африке. Это соперничество также происходит и в неосязаемых пространствах интернета. «Гугл» недоступен в Китае, компания «Хуавэй» лишена возможности работать в Америке. А находящиеся между ними регионы вынуждены делать выбор. В интернете Юго-Восточной Азии все больше доминируют китайские платформы, а Германия, оказавшаяся между Вашингтоном и Пекином, обсуждает вопрос о том, можно ли поручить компании «Хуавэй» управление телекоммуникационной структурой стандарта 5G.

Путешественник по времени будет испытывать большие сложности, пытаясь понять, что означает стандарт 5G. Однако она или он смогут разобраться в вопросах современной геополитики, — речь идет о мире мощных блоков, частично совпадающих гравитационных полей и баланса сил. Вернулся старый, хрупкий и фрагментарный мировой порядок.

https://inosmi.ru/politic/2019... - цинк

Как уже не раз отмечалось на сей счет, провал неолиберальной глобализации и ослабление влияния американской империи, вернули мир во времена империалистической конкуренции, результаты которой (в том числе и через большие и малые локальные конликты - ядерная война все-же выглядит маловероятной) определит контуры будущего миропорядка, который придет на смену поздневашингтонскому, который разрушается на наших глазах.

https://colonelcassad.livejour...

cont.ws

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о