Курская дуга карта боевых действий – Курская битва — Википедия

Курская битва — Википедия

Курская битва
Основной конфликт: Великая Отечественная война,
Вторая Мировая война

Памятник маршалу Г. К. Жукову. Мемориальный комплекс «Курская дуга»
Дата 5 июля — 23 августа 1943
Место Центральная Россия, Восточная Украина
Итог

Победа Красной армии

  • Германия утратила возможность проводить крупные стратегические наступательные операции на Восточном фронте
  • Стратегическая инициатива перешла к Красной армии

к началу операции 1,3 млн человек + в резерве 0,6 млн,
3444 танков + 1,5 тыс. в резерве,
19 100 орудий и миномётов + 7,4 тыс. в резерве,
2172 самолётов + 500 в резерве[1]

По советским данным — ок. 900 тыс. человек

[2],
По нем. данным — 780 тыс. чел.[3]
2758 танков и САУ (из них 218 в ремонте)[4],
ок. 10 тыс. орудий,
ок. 2050 самолётов[1]

Оборонительная фаза: Участники: Центральный, Воронежский, Степной (не весь) фронты
Безвозвратные — 70 330
Санитарные — 107 517
Операция «Кутузов»: Участники: Центральный, Брянский, Западный (левое крыло) фронты
Безвозвратные — 112 529
Санитарные — 317 361
Операция «Румянцев»: Участники: Воронежский, Степной фронты
Безвозвратные — 71 611
Санитарные — 183 955
Общие в битве за Курский выступ:
Безвозвратные — 189 652
Санитарные — 406 743
В Курской битве в целом
~ 254 470 убитых, пленных, пропавших без вести
608 833 раненых, заболевших
153 тыс. единиц стрелкового оружия
6064 танков и САУ
5245 орудий и миномётов
1626 боевых самолётов[5]

По немецким источникам 103 600 убитых и пропавших без вести на всём Восточном фронте. 433 933 раненых[6].
По советским источникам 500 тыс. общих потерь на Курском выступе.
~ 2900 танков.[7]
Не менее 1696 самолётов[8]

 Медиафайлы на Викискладе

Ку́рская би́тва (5 июля — 23 августа 1943 года; также известна как Битва на Курской дуге) — совокупность стратегических оборонительно (5—23 июля) наступательных (12 июля — 23 августа) операций Красной армии в Великой Отечественной войне с целью сорвать крупное наступление сил вермахта и разгромить его стратегическую группировку[9]. По своим масштабам, задействованным силам и средствам, напряжённости, результатам и военно-политическим последствиям является одним из ключевых сражений Второй мировой войны и Великой Отечественной войны. В историографии считается самым крупным (величайшим) танковым сражением в истории[10][11]

[12][13][14]. В нём участвовали около 2 млн человек, 6 тысяч танков, 4 тысячи самолётов; сражение проложило «путь к великим советским наступательным действиям 1944-45 годов».

Сражение является важнейшей частью стратегического плана летне-осенней кампании 1943 года, согласно советской и российской историографии включает в себя: Курскую стратегическую оборонительную операцию (5—23 июля), Орловскую (12 июля — 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3—23 августа) стратегические наступательные операции. Битва продолжалась 49 дней. Немецкая сторона наступательную часть сражения называла операция «Цитадель».

В результате наступления по плану «Кутузов» потерпела поражение орловская группировка немецких войск, а занимаемый ею орловский стратегический плацдарм был ликвидирован. По итогам операции «Полководец Румянцев» потерпела поражение белгородско-харьковская группировка немцев и соответствующий плацдарм также был ликвидирован[15]. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, начатый под Сталинградом, был завершён в Курской битве и сражении за Днепр, а в последовавшей Тегеранской конференции по инициативе Ф. Рузвельта уже обсуждался составленный им лично «

2 месяца тому назад план расчленения Германии на пять государств».

После завершения битвы стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии, которая продолжала освобождать страну от немецких захватчиков и до окончания войны проводила в основном наступательные операции. Вермахт в ходе отступления с территории СССР проводил политику «выжженной земли»[16].

23 августа является Днём воинской славы России — День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве (1943 год). Белгород, Курск и Орёл стали первыми городами России, которым присвоено почётное звание «Город воинской славы»[17]

Генерал-полковник О. А. Лосик[Прим. 1], говоря о боевом опыте применения танковых армий, приводит следующие цифры[18] :

«История войн… не знала другого такого танкового сражения, какое развернулось под Курском. С обеих сторон в нём приняло участие более 6 тысяч танков и самоходных орудий. С нашей стороны в контрнаступлении участвовали особенно крупные танковые силы. В составе фронтов имелось пять танковых армий, 14 отдельных танковых и механизированных корпусов, а также значительное количество отдельных танковых бригад и полков, насчитывающих около 5 тысяч танков и самоходно-артиллерийских установок. Это в 7 раз больше, чем в контрнаступлении под Москвой, и почти в 5 раз больше, чем под Сталинградом».

Начальник штаба 48-го тк генерал Фридрих Вильгельм фон Меллентин отмечает, что «удар с юга должен был наноситься десятью танковыми, одной гренадерской моторизованной и семью пехотными дивизиями»; в северной группировке «должны были принимать участие семь танковых, две гренадерские моторизованные и девять пехотных дивизий» и даёт свою оценку[19]:

Этой операции суждено было стать величайшей танковой битвой в истории войн.

В ходе зимнего (1943 год.) наступления Красной армии (Острогожско-Россошанская операция, Воронежско-Касторненская операция (1943)) и последовавшего контрнаступления вермахта (см. Третья битва за Харьков) в центре советско-германского фронта образовался выступ глубиной до 150 км и шириной до 200 км, обращённый в западную сторону (так называемая «Курская дуга»). На протяжении апреля — июня 1943 года на фронте наступила оперативная пауза, в ходе которой стороны готовились к летней кампании.

Планирование летне-осенней кампании 1943 года[править | править код]

Оперативно-стратегическая значимость Курского выступа и плацдармов немцев, находившихся севернее (орловский) и южнее (белгородско-харьковский) во многом предопределила, что именно здесь развернутся решающие события летне-осенней кампании 1943 г, к которой обе стороны начали готовиться уже ранней весной. А. М. Василевский, непосредственно разрабатывавший (как начальник ГШ) стратегический план лета 43-го года, писал[20]:

Во время наступления наших войск зимой 1943 года было разгромлено 100 вражеских дивизий (около 40 % всех их соединений). Только по сухопутным войскам с июля 1942 года по июнь 1943 года, по данным генштаба сухопутных сил Германии, враг потерял 1 млн 135 тыс. человек. Кроме того, события на советско-германском фронте способствовали тому, что англо-американские войска повели в Тунисе активные действия.

Василевский А. М. Дело всей жизни.

Также А. М. Василевский отмечает, что «в марте 1943 года на востоке находилось более 70 % всех войск вермахта (194 дивизии из 273), совместно с ними действовали 19 дивизий и 2 бригады союзников Германии»

. И приводит характерную особенность — «в состав сухопутных войск немцы вынуждены были включить значительную часть авиаполевых, охранных, резервных и „иностранных“ дивизий, боеспособность которых резко снизилась». Начальник генштаба РККА констатирует снижение боеспособности «даже танковых дивизий», и приводит цитату из конспекта доклада генерал-инспектора бронетанковых войск Германии Г. Гудериана от 9 марта 1943 года в Виннице:

"Немецкая танковая дивизия состоит из четырёх батальонов и насчитывает 400 танков… К сожалению, в настоящее время у нас нет уже ни одной полностью боеспособной танковой дивизии… "

Германия[править | править код]

Перед руководством Германии встала задача выработать дальнейшую стратегию ведения войны и конкретный план военных действий на лето 1943 года. Однако решить этот сложный вопрос они смогли не сразу: среди генералитета вермахта не было единства мнений, возникли серьёзные разногласия.

Манштейн, ожидавший удара РККА через р. Донец в направлении Днепра с целью отсечения и уничтожения Группы армий «Юг», считал необходимым её переход к стратегической обороне. Ещё в феврале 1943 года он предлагал дождаться начала этого наступления и в фазе его развития нанести серию фланговых контрударов. Гитлер, ожидая политических осложнений в результате перехода к обороне и желавший во чтобы то ни стало удержать Донбасс, отверг этот план.

[21] 10 марта Манштейн предложил другой план, заключавшийся в «срезании» Курского выступа быстрым наступлением сразу после окончания весенней распутицы[22][23].

15 апреля Гитлер распорядился начать наступательную операцию под Курском (Zitadelle) 3 мая или вскоре после этого дня. Обязательным условием успешности операции считалось её начало до того, как РККА сможет подготовить эшелонированные оборонительные позиции или начать собственное наступление.[23][24] Согласно плану операции Группа армий «Центр» должна была нанести удар с севера силами 9 А под командованием В. Моделя, а Группа армий «Юг» — с юга, силами 4-й танковой армии под командованием Г. Гота и армейской группы под командованием В. Кемпфа. Кольцо окружения планировалось сомкнуть на возвышенностях восточнее Курска. Части РККА, занимавшие фронт в западной части выступа, должна была сдерживать 2 А армия под командованием В. Вайса.

На встрече с Гитлером 27 апреля Модель выразил обеспокоенность донесениями разведки о сооружении противником очень сильных оборонительных позиций на северном и южном фасах Курского выступа и об отводе мобильных соединений РККА, ранее располагавшихся западнее Курска.[25] Указывая на то, что дальнейшее затягивание подготовки может лишить наступление всякого смысла, Модель рекомендовал либо коренным образом пересмотреть план операции, либо вообще отменить её и постараться нанести поражение РККА в ходе её ожидаемого наступления.[26][27] К началу мая к такому мнению Моделя присоединился и Манштейн, ещё в середине апреля считавший планируемую операцию вполне оправданной. Теперь он тоже предлагал перейти к стратегической обороне и, отступив с целью обнажения флангов наступающих сил противника, сделать ставку на танковые контратаки. Не сомневаясь в том, что Красная Армия направит основной удар против Группы армий «Юг», Манштейн предлагал усилить левое крыло группы, а правым крылом провести поэтапное отступление к Днепру с последующим ударом левого крыла во фланг наступающему противнику и выходом к Азовскому морю, что позволило бы отрезать и окружить наступающие части РККА

[28]. Однако, этот план был отвергнут Гитлером, который не хотел отступать так далеко даже временно.

На совещаниях в Мюнхене (3 и 4 мая 1943) решали — должны ли группы армий «Юг» и «Центр» Восточного фронта в недалёком будущем (летом 1943 г.) начать наступление. Г. Гудериан отмечает[29]:

«Этот вопрос обсуждался по предложению начальника генерального штаба генерала Цейтцлера. Этим ударом он хотел ослабить наступательный порыв русской армии в такой мере, чтобы создать германскому верховному командованию благоприятные предпосылки для дальнейшего ведения войны на востоке. Этот вопрос горячо обсуждался ещё в апреле, однако тогда, сразу после катастрофы под Сталинградом и после последовавшего поражения на южном участке Восточного фронта, едва ли кто мог думать о крупных наступательных действиях. Но вот теперь начальник генерального штаба хотел применением новых танков „тигр“ и „пантера“, которые должны были, по его мнению, принести решающий успех, снова захватить инициативу в свои руки».

В. Модель считал: «противник рассчитывает на наше наступление, поэтому, чтобы добиться успеха, нужно следовать другой тактике, а ещё лучше, если вообще отказаться от наступления». Манштейн отметил, что наступление имело бы успех, если бы его смогли начать в апреле; теперь же он сомневается в успехе. Гитлер обратился к фельдмаршалу фон Клюге, который прямо высказался за предложение Цейтцлера[29].

Гудериан резюмирует: «Шпеер поддержал мои доводы в части, касающейся вооружения. Но только мы двое были единственными участниками этого совещания, которые на предложение Цейтцлера ясно ответили „нет“. Гитлер, который ещё не был полностью убеждён сторонниками наступления, так и не пришёл в этот день к окончательному решению». Через три дня начало операции было перенесено на 12 июня. 10 мая на совещании в Берлине Гудериан обратился к Гитлеру: «Почему вы хотите начать наступление на востоке именно в этом году?» Здесь в разговор вмешался Кейтель: «Мы должны начать наступление из политических соображений»[29]. На что Гудериан возразил:

«Неужели действительно необходимо наступать в этом году на Курск или где-либо на Востоке? Вы думаете, кто-то знает, где вообще этот Курск? Никому в мире нет дела до того, захватим мы этот город или нет. Что заставляет нас наступать в этом году под Курском или в любом другом месте Восточного фронта?»

Гитлер заверил Гудериана в том, что окончательное решение о проведении операции ещё не принято. Однако, немного позднее — на майском совещании руководства НСДАП — Гитлер сравнил складывавшуюся на Восточном фронте ситуацию с тяжёлым положением партии в 1932 году: «[Тогда] мы победили только благодаря упрямству, выглядевшему порой безумным. Также мы победим и сегодня»[30].

По мере затягивания начала операции и роста пессимизма относительно её исхода немецкая военная пропаганда получила от ОКВ указание представить планируемую операцию контрнаступлением с ограниченными целями[31] 18 июня ОКВ предложило отменить операцию, с высвобождением сил в стратегический резерв для обороны Италии, Балкан и самой Германии. В тот же день Гитлер ответил, что он «полностью понимает» позицию ОКВ, но уже принял решение. Через два дня начало операции было назначено на 5 июля.[32]

По мнению А. М. Василевского, план не был оригинален[20]:

принятое решение предусматривало провести летом крупную наступательную операцию против группировки советских войск, располагавшейся внутри Курской дуги, и попытаться повторить стратегический замысел, который не удалось осуществить ранней весной 1943 года.

СССР[править | править код]

К лету 1943 года в составе действующей армии было 6,6 млн человек, а на её вооружении — 105 тыс. орудий и миномётов, около 2200 установок реактивной артиллерии, 10,2 тыс. танков и САУ, свыше 10,2 тыс. боевых самолётов. Наличие таких крупных сил и средств позволяло советским войскам, сохранявшим стратегическую инициативу, начать крупное наступление. Его цель состояла в том, чтобы завершить наметившийся перелом в войне, разгромить группы армий «Центр» и «Юг», освободить Левобережную Украину с угольно-металлургической базой Донбассом и восточные районы Белоруссии, отбросив немцев за линию реки Сож, среднего и нижнего течения Днепра[20].

Оперативная пауза (апрель — июнь 1943 г.)[править | править код]

К выработке плана предстоявших действий и всестороннему их обеспечению советское командование приступило сразу же после завершения зимней кампании — в конце марта 1943 года.

8 апреля 1943 года Г. К. Жуков направил в Ставку свой доклад о возможных военных действиях весной — летом 1943 г. В нём Жуков особо подчеркнул, что переход советских войск в наступление с целью упреждения противника нецелесообразен: «Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем ему танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьём основную группировку противника»[33].

Василевский А. М. пишет[20]:

Казалось, для организации нашего наступления мы сделали все. Однако вскоре в намеченный Ставкой план летнего наступления, предусматривавший нанесение главного удара на Юго-Западном направлении, были внесены существенные поправки. Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку гитлеровской армии к крупному наступлению на Курской дуге и даже установить его дату.

Советское командование оказалось перед дилеммой: наступать или обороняться?

Список формирований-участников Курской битвы позволяет судить о большом количестве войск с обеих сторон, сосредоточенных к лету 1943 г. в районе Курского плацдарма.

Планы немецкого командования

Германия[править | править код]

Германское командование приняло решение провести крупную стратегическую операцию на Курском выступе летом 1943 года. Планировалось нанести сходящиеся удары из районов городов Орёл (с севера) и Белгород (с юга). Ударные группы должны были соединиться в районе Курска, окружив войска Центрального и Воронежского фронтов Красной армии. По сведениям немецкого генерала Ф. Фангора, на совещании у Э. Манштейна 10 — 11 мая план был скорректирован по предложению генерала Г. Гота: 2-му танковому корпусу СС была поставлена задача развернуться с направления на Обоянь к Прохоровке, где условия местности позволяли нанести массированный удар по бронетанковым резервам советских войск[34].

Наименование операции[править | править код]

Операция получила условное название «Цитадель». В исследовании Д. М. Проэктора отмечается:

Название плана наступления на Курской дуге «Цитадель», взятое из терминологии старой крепостной войны, должно было означать, что третий рейх, обороняя «Крепость Европу», решительными вылазками из этой «цитадели» истощает осаждающего её врага и добивается победы над ним.

Сухопутная группировка[править | править код]

Для проведения операции немцы сосредоточили группировку, насчитывающую до 50 дивизий (из них 18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, общей численностью, согласно советским источникам, около 900 тыс. человек. Руководство войсками осуществляли генерал-фельдмаршал Г. Х. фон Клюге (группа армий «Центр») и генерал-фельдмаршал Э. Манштейн (группа армий «Юг»). Организационно ударные силы входили в состав 2-й танковой, 2-й и 9-й армий (командующий — генерал-фельдмаршал В. Модель, группа армий «Центр», район Орла) и 4-й танковой армии, 24-го танкового корпуса и оперативной группы «Кемпф» (командующий — генерал Г. Гот, группа армий «Юг», район Белгорода).

В состав 2-го танкового корпуса СС входили несколько элитных танковых дивизий СС[Прим. 2]: 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Райх», 3-я танковая дивизия СС «Мёртвая голова».

Войска получили некоторое количество новой техники:

всего: 439 танков и самоходок новых типов («Тигр», правда, несколько раз применялся ранее: в конце 1942 и начале 1943 годов). При этом, однако, в составе немецких частей оставалось значительное количество (384 единицы) откровенно устаревших танков (Pz.III, Pz.II и даже Pz.I) и модернизированных, с установленной длинноствольной 75-мм. пушкой Pz. IV.

Также во время Курской битвы впервые были применены немецкие телетанкетки Sd.Kfz. 302.

Люфтваффе[править | править код]

Воздушную поддержку немецким войскам оказывали силы 4-го и 6-го воздушных флотов. 4-й воздушный флот генерала авиации Десслоха с командным пунктом в Днепропетровске выделил 8-й авиакорпус ген.-майора Зайдемана, имевшего штаб в Микояновске, в 28 км южнее Белгорода для поддержки 4ТА и армейской группы (АГ) «Кемпф». В конце июня 1943 года 8-й авиакорпус имел 1100 боеспособных самолётов[36]. Для обеспечения работы наземных служб и снабжения был создан фронтовой воздушный oкpyг (Feldluftgau-Kommando XXVII) — со штабом в Минске. Возглавлявший его генерал-лейтенант Фейт Фишер построил все дополнительные дороги для предстоящего наступления[36].

СССР[править | править код]

Соображения Жукова стали предметом специального совещания в Ставке, которое состоялось 12 апреля 1943 г. На нём присутствовали И. В. Сталин, маршалы Г. К. Жуков, А. М. Василевский

ru.wikipedia.org

КУРСКАЯ ДУГА. ЧАСТЬ 1. НЕМЦЫ. ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ. НА ПОЗИЦИЯХ. НАД КАРТОЙ

Продолжаем тему Курской дуги...

ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ:


Погрузка боеприпасов к "Тигру"

«Два месяца огромная тень «Цитадели» покрывала Восточный фронт, все наши мысли были заняты только этой операцией. Нас тревожило, что после всей проделанной нами работы по боевой подготовке войск германский генеральный штаб, не желая учитывать горький опыт прошлого года, так неосторожно пускается в опасную авантюру, в которой на карту ставится судьба последних резервов. С каждой неделей становилось все яснее, что выиграть в этой операции мы можем мало, но зато, возможно, очень многое потеряем. Гитлер продолжал откладывать начало наступления под предлогом того, что не были готовы «пантеры», однако из мемуаров Гудериана явствует, что фюрер сомневался в самом замысле операции «Цитадель». На этот раз предчувствие не обмануло его.

Всем известно, что планы и подготовительные мероприятия операций такого масштаба невозможно долго держать в тайне. Русские реагировали на наши действия как раз так, как мы предполагали. Они совершенствовали оборону на вероятных направлениях нашего прорыва, строили несколько оборонительных рубежей и превращали в мощные узлы сопротивления важные в тактическом отношении населенные пункты. Весь район был буквально усеян минами, а у основания выступа сосредоточили очень сильные резервы пехоты и танков. Если бы операция «Цитадель» была начата в апреле или мае, она, вероятно, дала бы значительные результаты, но к июню обстановка коренным образом изменилась. Русские знали, что их ждет, и превратили Курскую дугу в новый Верден.

Если бы даже мы и преодолели минные поля и срезали Курский выступ, мы не многого бы добились. Потери с нашей стороны, конечно, были бы огромными, и мы вряд ли смогли бы что-либо сделать с окруженными в котле многочисленными русскими дивизиями. Что касается резервов русских и упреждения их летнего наступления, то, пожалуй, было более вероятным, что наши собственные резервы перестанут существовать. Вспомните, что заявил генерал Мессими перед наступлением Нивеля в апреле 1917 года{206}: «Орудия вы захватите, пленных и территорию тоже, но понесете огромные потери и не достигнете стратегических результатов».


Похоже проблема с траком

Германское верховное командование совершало точно такую же ошибку, что и за год до этого. Тогда мы штурмовали Сталинград, теперь мы должны были брать превращенный в крепость Курский выступ. В обоих случаях немецкая армия лишалась всех своих преимуществ, связанных с ведением маневренных действий, и должна была вести бои с русскими на выбранных ими позициях. А ведь кампания 1941 и 1942 годов доказала, что наши танковые войска фактически не знали поражений, если они получали возможность свободно маневрировать на огромных просторах России. Вместо того чтобы попытаться создать условия для маневра посредством стратегического отступления и внезапных ударов на спокойных участках фронта, германское командование не придумало ничего лучшего, как бросить наши замечательные танковые дивизии на Курский выступ, ставший к этому времени сильнейшей крепостью в мире.



Район г. Белгород

К середине июня фельдмаршал фон Манштейн и все без исключения его командиры соединений пришли к выводу, что осуществление операции «Цитадель» является безумием. Манштейн решительно настаивал на отказе от наступления, но его не пожелали слушать. Наступление в конце концов было назначено на 4 июля. Для Соединенных Штатов это был праздник Дня Независимости, а для Германии – начало конца.


Танкисты 5-й дивизии СС «Викинг» грузят 88-мм снаряды в «Тигр»

Вообще говоря, план был очень прост: 4-я танковая армия с юга и 9-я армия с север а должны были наступать навстречу друг другу и соединиться восточнее Курска. 4-я армия наносила главный удар по обе стороны Томаровки, имея слева 48-й танковый корпус, а справа танковый корпус СС. В состав танкового корпуса СС входили три танковые дивизии: «Лейбштандарте», «Мертвая голова» и «Рейх». Оперативная группа Кемпф (один танковый и два пехотных корпуса) должна была наступать из района Белгорода в северовосточном направлении, обеспечивая правый фланг войск, наносящих главный удар. В составе 48-го танкового корпуса мы имели 3-ю и 11-ю танковые дивизии и гренадерскую моторизованную дивизию «Великая Германия».

«Великая Германия» была очень сильной дивизией и имела особую организацию. Она располагала примерно 180 танками, 80 из которых составляли батальон «пантер» под командованием подполковника фон Лаухерта, а остальные входили в состав танкового полка. В дивизии было, кроме того, два полка мотопехоты – гренадерский и мотострелковый{207}. Имелся также артиллерийский полк четырехдивизионного состава{208}, дивизион самоходных орудий, противотанковый дивизион, саперный батальон и обычные подразделения связи и обслуживания. В первый и последний раз за всю войну в России дивизии получили перед наступлением отдых в течение нескольких недель и были полностью укомплектованы личным составом и материальной частью. 11-я и 3-я танковые дивизии имели по танковому полку с 80 танками и всю положенную артиллерию.

Таким образом, 48-й танковый корпус располагал примерно 60 самоходными орудиями и более чем 300 танками – такой ударной силы у него уже никогда больше не было.

Местность, на которой должно было развернуться наступление, представляла собой пересеченную множеством речек, ручейков и оврагов широкую равнину с разбросанными по ней в беспорядке населенными пунктами и рощами. Река Пена, протекавшая по этой равнине, имела быстрое течение и крутые берега. К северу местность несколько повышалась, что создавало благоприятные условия для обороны. Проселочные дороги во время дождя становились непроходимыми для всех видов автотранспорта. Густые хлеба затрудняли наблюдение. В общем, если эту местность и нельзя было назвать вполне «танкодоступной», то уж считать ее «танконедоступной» было совершенно неверно.

НА ПОЗИЦИЯХ:


"Тигры" под Курском

Несколько недель пехота находилась на позициях, откуда должно было начаться наступление. Начиная от командиров рот, все офицеры, командовавшие наступающими войсками, «целые дни проводили на этих позициях с целью изучить местность и систему обороны противника. Были приняты все меры предосторожности; чтобы противник не обнаружил танковых частей и не догадался о подготовке наступления, никто из танкистов не носил своей черной формы. План огня и взаимодействие между артиллерией и пехотой были тщательно разработаны. Каждый квадратный метр Курского выступа был сфотографирован с воздуха. Но, хотя эти снимки и давали представление о расположении русских позиций, их длине по фронту и глубине, они не могли вскрыть систему обороны во всех деталях или дать указание на силу оборонявшихся войск, так как русские – большие мастера маскировки. Мы, безусловно, в значительной степени недооценивали их сил{209}.


Виктор Шуберт в башне своего Pz.III перед наступлением на Курской дуге

Особенно серьезная подготовка велась для обеспечения самого тесного взаимодействия между авиацией и наземными войсками. Действительно, ни одно наступление не было так тщательно подготовлено, как это. В дневное время не разрешалось никаких передвижений. Сосредоточение такого большого количества танков и мотопехоты было нелегкой задачей, особенно если учесть, что удобных дорог было мало. Целые ночи напролет штабные офицеры, ответственные за передвижения войск, стояли у дорог и перекрестков для обеспечения безостановочного движения частей. Дожди не позволяли строго выдерживать график, но сосредоточение войск все-таки было закончено вовремя и без какого-либо противодействия со стороны русских.


Pz.Kpfw IV Ausf.G 20-й танковой дивизии, операция "Цитадель", июль 1943г.

В отличие от обычной практики мы должны были начать наступление не на рассвете, а в середине дня. День 4 июля выдался жарким и душным, во всем чувствовалась какаято напряженность. Моральный дух наступающих войск был необычайно высок: они готовы были понести любые потери, но выполнить все поставленные перед ними задачи. К несчастью, задачи им ставились не те, которые нужно было ставить».

Источник: Фридрих Вильгельм фон Меллентин "Танковые сражения 1939-1945 гг."


Экранированный Pz.Kpfw. III в советском селе перед началом операции «Цитадель»


"Фердинанд" из 653-го тяжелого дивизиона истребителей танков накануне "Цитадели". 07.1943г.


Мардер III и панцергренадеры на исходном рубеже перед наступлением


Оберштурмфюрер СС среди солдат перед началом операции "Цитадель" 2 июля 1943г.


Немецкие солдаты из состава войск СС во время операции «Цитадель»


В полной боевой готовности

НАД КАРТОЙ:


Немецкий генерал Эрих фон Манштейн и Герман Брейт у карты военных действий. Белгород. 05.1943г.


Генерал-полковник Гот и генерал-фельдмаршал Манштейн за обсуждением, 21 июня 1943г.


Генерал-фельдмаршал В. Модель изучает карту перед Курской битвой. 06.1943г.


Фельдмаршал Манштейн

Начало здесь:

ЧАСТЬ 1. НЕМЦЫ

НА МАРШЕ. "НЕУДАЧИ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ"

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...)

skaramanga-1972.livejournal.com

Битва на Курской дуге. 1943 год. Краткий обзор

Обстановка и силы сторон

Ранней весной 1943 года, после завершения зимне-весенних боёв, на линии советско-германского фронта между городами Орёл и Белгород образовался огромный выступ, направленный на запад. Этот изгиб неофициально называли Курской дугой. На изгибе дуги располагались войска советских Центрального и Воронежского фронтов и немецких групп армий «Центр» и «Юг».

Отдельные представители высших командных кругов Германии предлагали вермахту перейти к оборонительным действиям, изматывая советские войска, восстанавливая собственные силы и занимаясь укреплением захваченных территорий. Однако Гитлер был категорически против: он полагал, что немецкая армия ещё достаточно сильна, чтобы нанести Советскому Союзу крупное поражение и снова перехватить ускользающую стратегическую инициативу. Объективный анализ ситуации показывал, что немецкая армия уже не способна наступать сразу по всем фронтам. Поэтому было решено ограничить наступательные действия только одним отрезком фронта. Совершенно логично немецкое командование избрало для нанесения удара Курскую дугу. Согласно плану, немецкие войска должны были нанести удары по сходящимся направлениям от Орла и Белгорода в направлении на Курск. При успешном исходе это обеспечивало окружение и разгром войск Центрального и Воронежского фронтов Красной армии. Окончательные планы операции, получившей кодовое название «Цитадель», были утверждены 10–11 мая 1943 года.

Разгадать замыслы немецкого командования относительно того, куда именно будет наступать вермахт в летний период 1943 года, не составляло большого труда. Курский выступ, уходящий на много километров в глубину территории, контролируемой гитлеровцами, был соблазнительной и очевидной мишенью. Уже 12 апреля 1943 года на совещании в Ставке Верховного Главнокомандования СССР было принято решение перейти к преднамеренной, спланированной и мощной обороне в районе Курска. Войска РККА должны были сдержать натиск гитлеровских войск, измотать противника, а затем перейти в контрнаступление и разгромить врага. После этого предполагалось начать общее наступление в западном и юго-западном направлениях.

На тот случай, если бы немцы приняли решение не наступать в районе Курской дуги, был также создан план наступательных действий силами, сосредоточенными на данном участке фронта. Однако приоритетным оставался оборонительный план, и именно к его реализации Красная армия приступила в апреле 1943 года.

Оборона на Курской дуге строилась основательная. Всего было создано 8 оборонительных рубежей суммарной глубиной около 300 километров. Огромное внимание уделялось минированию подступов к линии обороны: по различным данным, плотность минных полей составляла до 1500–1700 противотанковых и противопехотных мин на километр фронта. Противотанковая артиллерия была не распределена равномерно по фронту, а собрана в так называемые «противотанковые районы» — локализованные скопления противотанковых орудий, закрывавшие сразу несколько направлений и частично перекрывавшие сектора обстрела друг друга. Таким образом достигалась максимальная концентрация огня и обеспечивался обстрел одной наступавшей вражеской части сразу с нескольких сторон.

Перед началом операции войска Центрального и Воронежского фронтов насчитывали суммарно около 1,2 миллиона человек, около 3,5 тысячи танков, 20 000 орудий и миномётов, а также 2800 самолётов. В качестве резерва выступал Степной фронт численностью около 580 000 человек, 1,5 тысячи танков, 7,4 тысячи орудий и миномётов, около 700 самолётов.

С немецкой стороны в битве принимали участие 50 дивизий, насчитывавших, по разным данным, от 780 до 900 тысяч человек, около 2700 танков и САУ, около 10 000 орудий и приблизительно 2,5 тысячи самолётов.

Таким образом, к началу Курской битвы Красная армия имела численное преимущество. Однако не следует забывать, что войска эти располагались в обороне, а следовательно, немецкое командование имело возможность эффективно концентрировать силы и добиваться нужной концентрации войск на участках прорыва. Кроме того, в 1943 году немецкая армия получила в достаточно большом количестве новые тяжёлые танки «Тигр» и средние «Пантера», а также тяжёлые самоходные установки «Фердинанд», которых было в войсках всего лишь 89 (из 90 построенных) и которые, однако, сами по себе представляли немалую угрозу при условии их грамотного применения в нужном месте.

Первый этап битвы. Оборона

Дату перехода немецких войск в наступление оба командования — Воронежского и Центрального фронтов — предугадали довольно точно: по их данным, атаки следовало ожидать в период с 3 по 6 июля. За день до начала битвы советским разведчикам удалось захватить «языка», который сообщил о том, что 5 июля немцы начнут штурм.

Северный фас Курской дуги удерживал Центральный фронт генерала армии К. Рокоссовского. Зная время начала немецкого наступления, в 2:30 ночи командующий фронтом отдал приказ провести получасовую артиллерийскую контрподготовку. Затем, в 4:30, артиллерийский удар повторили. Эффективность этой меры была достаточно противоречивой. По докладам советских артиллеристов, немцы понесли существенный урон. Однако, судя по всему, это всё-таки не соответствовало действительности. Точно известно о небольших потерях в живой силе и технике, а также о нарушении линий проводной связи противника. Кроме того, теперь немцы точно знали, что внезапного наступления не получится — Красная армия к обороне готова.

В 5:00 утра началась немецкая артиллерийская подготовка. Она ещё не закончилась, когда в наступление вслед за огневым валом пошли первые эшелоны гитлеровских войск. Немецкая пехота при поддержке танков вела наступление по всей полосе обороны 13-й советской армии. Главный удар пришёлся на посёлок Ольховатка. Наиболее мощный натиск испытывал правый фланг армии у села Малоархангельское.

Бой длился приблизительно два с половиной часа, атаку удалось отбить. После этого немцы перенесли напор на левый фланг армии. О том, насколько силён был их натиск, свидетельствует то, что к концу 5 июля войска 15-й и 81-й советских дивизий оказались в частичном окружении. Однако прорвать фронт гитлеровцам пока не удавалось. Всего за первый день сражения немецкие войска продвинулись на 6–8 километров.

6 июля советские войска предприняли попытку контрудара силами двух танковых, трёх стрелковых дивизий и стрелкового корпуса при поддержке двух полков гвардейских миномётов и двух полков самоходных орудий. Фронт удара составлял 34 километра. Поначалу Красной армии удалось оттеснить немцев на 1–2 километра, однако затем советские танки попали под сильный огонь немецких танков и САУ и, после того как 40 машин было потеряно, вынуждены были остановиться. К концу дня корпус перешёл к обороне. Попытка контрудара, предпринятая 6 июля, серьёзного успеха не имела. Фронт удалось «отодвинуть» всего на 1–2 километра.

После неудачи удара на Ольховатку немцы перенесли усилия в направлении станции Поныри. Эта станция имела серьёзное стратегическое значение, прикрывая железную дорогу Орёл — Курск. Поныри были хорошо защищены минными полями, артиллерией и закопанными в землю танками.

6 июля Поныри атаковало около 170 немецких танков и САУ, включая 40 «Тигров» 505-го тяжёлого танкового батальона. Немцам удалось прорвать первую линию обороны и продвинуться до второй. Три атаки, последовавшие до конца дня, второй линией были отбиты. На следующий день после упорных атак немецким войскам удалось ещё больше приблизиться к станции. К 15 часам 7 июля противник захватил совхоз «1 Мая» и вплотную подошёл к станции. День 7 июля 1943 года стал кризисным для обороны Понырей, хотя захватить станцию гитлеровцы всё-таки не смогли.

У станции Поныри немецкие войска применили САУ «Фердинанд», оказавшиеся серьёзной проблемой для советских войск. Пробить 200-мм лобовую броню этих машин советские орудия были практически не способны. Поэтому наибольшие потери «Фердинанды» понесли от мин и налётов авиации. Последним днём, когда немцы штурмовали станцию Поныри, было 12 июля.

С 5 по 12 июля тяжёлые бои проходили в полосе действия 70-й армии. Здесь гитлеровцы вели атаку танками и пехотой при господстве в воздухе немецкой авиации. 8 июля немецким войскам удалось осуществить прорыв обороны, заняв несколько населённых пунктов. Локализовать прорыв удалось только вводом резервов. К 11 июля советские войска получили подкрепление, а также авиационную поддержку. Удары пикирующих бомбардировщиков нанесли довольно существенный урон немецким частям. 15 июля, после того как немцы уже окончательно были отброшены, на поле между посёлками Самодуровка, Кутырки и Тёплое военные корреспонденты вели съёмки подбитой немецкой техники. После войны эту хронику стали ошибочно называть «кадрами из-под Прохоровки», хотя под Прохоровкой не были ни одного «Фердинанда», а из-под Тёплого немцам не удалось эвакуировать две подбитые САУ этого типа.

В полосе действий Воронежского фронта (командующий — генерал армии Ватутин) боевые действия начались ещё днём 4 июля с ударов немецких частей по позициям боевого охранения фронта и продлились до глубокой ночи.

5 июля началась основная фаза сражения. На южном фасе Курской дуги бои отличались значительно большей напряжённостью и сопровождались более серьёзными потерями советских войск, чем на северном. Причиной тому стала местность, более подходящая для применения танков, и ряд организационных просчётов на уровне советского фронтового командования.

Главный удар немецких войск наносился вдоль шоссе Белгород — Обоянь. Этот участок фронта удерживала 6-я гвардейская армия. Первая атака состоялась в 6 часов утра 5 июля в направлении села Черкасское. Последовали две атаки при поддержке танков и авиации. Обе были отбиты, после чего немцы перенесли направление удара в сторону населённого пункта Бутово. В боях у Черкасского противнику практически удалось осуществить прорыв, но ценой тяжёлых потерь советские войска предотвратили его, зачастую теряя до 50–70% личного состава частей.

В течение 7–8 июля немцам удалось, неся потери, продвинуться ещё на 6–8 километров, однако затем наступление на Обоянь остановилось. Противник искал слабое место советской обороны и, казалось, нашёл его. Этим местом было направление на пока ещё никому не известную станцию Прохоровку.

Сражение под Прохоровкой, считающееся одним из самых крупных танковых сражений в истории, началось 11 июля 1943 года. Со стороны немцев в нём принимали участие 2-й танковый корпус СС и 3-й танковый корпус вермахта — всего около 450 танков и САУ. Против них сражались 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта П. Ротмистрова и 5-я гвардейская армия генерал лейтенанта А. Жадова. Советских танков в Прохоровском сражении насчитывалось около 800.

Бой у Прохоровки можно назвать самым обсуждаемым и противоречивым эпизодом Курской битвы. Рамки этой статьи не дают возможности подробно проанализировать его, поэтому ограничимся только тем, что сообщим приблизительные цифры потерь. Немцы безвозвратно лишились около 80 танков и САУ, советские войска потеряли около 270 машин.

Второй этап. Наступление

12 июля 1943 года на северном фасе Курской дуги при участии войск Западного и Брянского фронтов началась операция «Кутузов», также известная как Орловская наступательная операция. 15 июля к ней присоединились войска Центрального фронта.

Со стороны немцев в боях была задействована группировка войск, насчитывавшая 37 дивизий. По современным оценкам, количество немецких танков и САУ, принимавших участие в боях под Орлом, составляло около 560 машин. Советские войска имели серьёзное численное преимущество над противником: на главных направлениях РККА превосходила немецкие войска в шесть раз по количеству пехоты, в пять раз по числу артиллерии и в 2,5–3 раза по танкам.

Немецкие пехотные дивизии оборонялись на хорошо укреплённой местности, оборудованной проволочными заграждениями, минными полями, пулемётными гнёздами и бронеколпаками. Вдоль берегов рек вражескими сапёрами были построены противотанковые препятствия. Следует отметить, однако, что работы над оборонительными линиями немцев ещё не были завершены к моменту начала контрнаступления.

12 июля в 5:10 утра советские войска начали артиллерийскую подготовку и нанесли авиационный удар по противнику. Через полчаса начался штурм. К вечеру первого дня Красная армия, ведя тяжёлые бои, продвинулась на расстояние от 7,5 до 15 километров, прорвав главную оборонительную полосу немецких соединений в трёх местах. Наступательные бои шли до 14 июля. В течение этого времени продвижение советских войск составило до 25 километров. Однако к 14 июля немцам удалось перегруппировать войска, в результате чего наступление РККА на некоторое время было остановлено. Наступление Центрального фронта, начавшееся 15 июля, развивалось медленно с самого начала.

Несмотря на упорное сопротивление противника, к 25 июля Красной армии удалось вынудить немцев приступить к отводу войск с Орловского плацдарма. В первых числах августа начались бои за город Орёл. К 6 августа город был полностью освобождён от гитлеровцев. После этого Орловская операция перешла в завершающую фазу. 12 августа начались бои за город Карачев, продолжавшиеся до 15 августа и закончившиеся разгромом группировки немецких войск, защищавшей этот населённый пункт. К 17–18 августа советские войска вышли к оборонительной линии «Хаген», построенной немцами восточнее Брянска.

Официальной датой начала наступления на южном фасе Курской дуги считается 3 августа. Однако немцы приступили к постепенному отводу войск с занимаемых позиций ещё 16 июля, а с 17 июля части Красной армии начали преследование противника, к 22 июля перешедшее в общее наступление, которое остановилось приблизительно на тех же позициях, которые советские войска занимали на момент начала Курской битвы. Командование требовало немедленного продолжения боевых действий, однако из-за истощения и усталости подразделений дату перенесли на 8 дней.

К 3 августа в войсках Воронежского и Степного фронтов насчитывалось 50 стрелковых дивизий, около 2400 танков и САУ, более 12 000 орудий. В 8 часов утра, после артиллерийской подготовки, советские войска начали наступление. В первый день операции продвижение частей Воронежского фронта составило от 12 до 26 км. Войска Степного фронта за день продвинулись только на 7–8 километров.

4–5 августа шли бои по ликвидации белгородской группировки противника и освобождению города от немецких войск. К вечеру Белгород был взят частями 69-й армии и 1-го механизированного корпуса.

К 10 августа советские войска перерезали железную дорогу Харьков — Полтава. До окраин Харькова оставалось около 10 километров. 11 августа немцы нанесли удар в районе Богодухова, существенно ослабивший темп наступления обоих фронтов РККА. Ожесточённые бои продолжались до 14 августа.

Степной фронт вышел на ближние подступы к Харькову 11 августа. В первый день наступающие части успеха не имели. Бои на окраинах города шли до 17 июля. Тяжёлые потери несли обе стороны. Как в советских, так и в немецких частях не редкостью были роты, насчитывавшие по 40–50 человек, а то и меньше.

Последний контрудар немцы нанесли у Ахтырки. Здесь им даже удалось осуществить локальный прорыв, но глобально ситуацию это уже не изменило. 23 августа начался массированный штурм Харькова; именно этот день считается датой освобождения города и окончания Курской битвы. Фактически же бои в городе полностью прекратились только к 30 августа, когда были подавлены остатки немецкого сопротивления.

Обсудить материал можно здесь.

worldoftanks.ru

Курская битва — коренной перелом в Великой Отечественной и Второй мировой войнах

29.04.2019

После битвы под Сталинградом, закончившейся для Германии катастрофой, вермахт предпринял попытку реванша уже в следующем, 1943 году. Эта попытка вошла в историю как Курская битва и стала точкой окончательного перелома в Великой Отечественной и Второй мировой войнах.

Предыстория Курской битвы

В ходе контрнаступления с ноября 1942 по февраль 1943 года Красной Армии удалось нанести поражение крупной группировке немцев, окружить и принудить к капитуляции 6-ю армию вермахта под Сталинградом, а также освободить весьма обширные территории. Так, в январе-феврале советским войскам удалось овладеть Курском и Харьковом и тем самым рассечь немецкую оборону. Брешь достигала примерно 200 километров в ширину и 100-150 в глубину.

Понимая, что дальнейшее советское наступление сможет привести к краху всего Восточного фронта, гитлеровское командование в начале марта 1943 года предприняло ряд энергичных действий в районе Харькова. Весьма быстро была создана ударная группировка, которая к 15 марта снова захватила Харьков и предприняла попытку срезать выступ в районе Курска. Однако здесь наступление немцев было остановлено.

По состоянию на апрель 1943 года линия советско-германского фронта была на всём своём протяжении практически ровной, и лишь в районе Курска изгибалась, образуя крупный выступ, вдававшийся в немецкую сторону. Конфигурация фронта ясно давала понять, где развернутся основные сражения в летнюю кампанию 1943 года.

Планы и силы сторон перед Курской битвой

Карта

Весной в германском руководстве разгорелись жаркие споры относительно судьбы кампании лета 1943 года. Часть германского генералитета (например, Г. Гудериан) вообще предлагала воздержаться от наступления с целью накопить силы на широкомасштабную наступательную кампанию 1944 года. Однако большинство немецких военачальников были решительно за наступление уже в 1943 году. Это наступление должно было стать своеобразным реваншем за унизительное поражение под Сталинградом, а также окончательным переломом войны в пользу Германии и её союзников.

Таким образом, на лето 1943 года гитлеровское командование вновь планировало проведение наступательной кампании. Однако стоит отметить, что с 1941 по 1943 год масштаб этих кампаний неуклонно уменьшался. Так, если в 1941 году вермахт вёл наступление по всему фронту, то в 1943 году это был лишь небольшой участок советско-германского фронта.

Смысл операции, получившей название «Цитадель», заключался в наступлении крупных сил вермахта у основания Курской дуги и нанесении ими удара в общем направлении на Курск. Советские войска, находящиеся в выступе, неминуемо должны были попасть в окружение и быть уничтожены. После этого планировалось начать наступление в образованную брешь в советской обороне и выйти к Москве с юго-запада. Данный замысел, если бы он был успешно претворён в жизнь, стал бы настоящей катастрофой для Красной Армии, ведь в Курском выступе находилось весьма большое количество войск.

Советское же руководство усвоило важные уроки весны 1942 и 1943 годов. Так, Красная Армия к марту 1943 года была основательно измотана наступательными боями, что привело к поражению под Харьковом. После этого было решено не начинать летнюю кампанию наступлением, так как было очевидно, что наступать планируют и немцы. Также у советского руководства не было сомнений, что вермахт будет наступать именно на Курской дуге, где конфигурация линии фронта максимально этому способствовала.

Именно поэтому, взвесив все обстоятельства, советское командование решило измотать немецкие войска, нанести им серьёзные потери и затем перейти в наступление, окончательно закрепив перелом в войне в пользу стран антигитлеровской коалиции.

Для наступления на Курск немецкое руководство сосредоточило весьма крупную группировку, численность которой составляла 50 дивизий. Из этих 50 дивизий 18 составляли танковые и моторизованные. С неба немецкую группировку прикрывала авиация 4-го и 6-го воздушных флотов люфтваффе. Таким образом, общая численность немецких войск к началу сражение под Курском составляла примерно 900 тысяч человек, около 2700 танков и 2000 самолётов. Ввиду того, что северная и южная группировки вермахта на Курской дуге входили в состав разных групп армий («Центр» и «Юг»), руководство осуществлялось командующими этими группами армий — генерал-фельдмаршалами Клюге и Манштейном.

Советская группировка на Курской дуге была представлена тремя фронтами. Северный фас выступа оборонялся войсками Центрального фронта под командованием генерала армии Рокоссовского, южный – войсками Воронежского фронта под командованием генерала армии Ватутина. Также в Курском выступе находились войска Степного фронта, которым командовал генерал-полковник Конев. Общее руководство войсками в Курском выступе осуществлялось маршалами Василевским и Жуковым. Численность советских войск составляла примерно 1 миллион 350 тысяч человек, 5000 танков и около 2900 самолётов.

Начало Курской битвы (5 – 12 июля 1943)

Во время боя

Утром 5 июля 1943 года немецкие войска перешли в наступление на Курск. Однако советское руководство знало о точном времени начала этого наступления, благодаря чему сумело принять ряд контрмер. Одной из наиболее значимых мер стала организация артиллерийской контрподготовки, которая позволила уже в первые минуты и часы битвы нанести серьёзные потери и существенно снизить наступательные возможности немецких войск.

Тем не менее, немецкое наступление началось, и в первые дни ему удалось достичь некоторых успехов. Первая линия советской обороны была прорвана, однако серьёзных успехов немцам достичь так и не удалось. На северном фасе Курской дуги вермахт наносил удар в направлении Ольховатки, но, не сумев прорвать советскую оборону, повернули в сторону населённого пункта Поныри. Однако и здесь советская оборона сумела выдержать натиск немецких войск. В результате боёв 5-10 июля 1943 г. 9-я немецкая армия понесла чудовищные потери в танках: около двух третей машин выбыло из строя. 10 июля части армии перешли к обороне.

Более драматично ситуация разворачивалась на юге. Здесь немецкая армия в первые дни сумела вклиниться в советскую оборону, но так и не прорвала её. Наступление велось в направлении населённого пункта Обоянь, который был удержан советскими войсками, также нанесшими существенный урон вермахту.

После нескольких дней боёв немецкое руководство приняло решение перенести направление лавного удара на Прохоровку. Претворение этого решения в жизнь позволило бы охватить большую территорию, чем планировалось. Однако здесь на пути германских танковых клиньев встали части советской 5-й гвардейской танковой армии.

12 июля в районе Прохоровки разыгралось одно из крупнейших танковых сражений в истории. С немецкой стороны в нём участвовало примерно 700 танков, в то время как с советской – около 800. Советские войска наносили контрудар по частям вермахта с целью ликвидировать вклинение противника в советскую оборону. Однако существенных результатов этот контрудар не достиг. Красной Армии удалось лишь остановить продвижение вермахта на юге Курской дуги, но восстановить положение на начало немецкого наступления удалось лишь двумя неделями спустя.

К 15 июля, понеся в результате беспрерывных яростных атак огромные потери, вермахт практически исчерпал свои наступательные возможности и был вынужден перейти к обороне на всём протяжении фронта. К 17 июля начался отвод немецких войск на исходные рубежи. Учитывая складывающуюся обстановку, а также преследуя цель нанесения серьёзного поражения противнику, Ставка ВГК уже 18 июля 1943 года санкционировала переход советских войск на Курской дуге в контрнаступление.

Подбитый под Курском Тигр

Теперь уже немецкие войска были вынуждены обороняться, чтобы избежать военной катастрофы. Однако части вермахта, серьёзно измотанные в наступательных боях, не могли оказывать серьёзного сопротивления. Советские же войска, усиленные резервами, были полны мощи и готовности сокрушить противника.

Для разгрома немецких войск, охватывавших Курскую дугу, были разработаны и проведены две операции: «Кутузов» (для разгрома орловской группировки вермахта) и «Румянцев» (для разгрома белгородско-харьковской группировки).

Орёл свободен

В результате советского наступления разгрому подверглись орловская и белгородская группировки немецких войск. 5 августа 1943 года Орёл и Белгород были освобождены советскими войсками, а Курская дуга практически прекратила своё существование. В этот же день Москва впервые салютовала советским войскам, освободившим города от врага.

Салют 5 августа 1943

Последним сражением Курской битвы стало освобождение советскими войсками города Харьков. Бои за этот город приняли весьма ожесточённый характер, однако благодаря решительному натиску Красной Армии город к исходу 23 августа был освобождён. Именно взятие Харькова и считается логическим завершением Курской битвы.

Освобождение Харькова

Потери сторон

Оценки потерь Красной Армии, как и войск вермахта, имеют различные оценки. Ещё большую неясность вносят большие различия между оценками потерь сторон в разных источниках.

Так, советские источники указывают, что в ходе Курской битвы Красная Армия потеряла около 250 тысяч человек убитыми и примерно 600 тысяч – ранеными. При этом некоторые данные вермахта указывают на 300 тысяч убитыми и 700 тысяч ранеными. Потери бронетехники составляют от 1000 до 6000 танков и САУ. Потери советской авиации оцениваются в 1600 машин.

Однако относительно оценки потерь вермахта данные разнятся ещё больше. Согласно немецким данным, потери немецких войск составили от 83 до 135 тысяч человек убитыми. Но в то же время советские данные указывают количество погибших военнослужащих вермахта примерно в 420 тысяч. Потери немецкой бронетехники составляют от 1000 танков (по немецким данным) до 3000. Потери авиации составляют примерно 1700 самолётов.

Итоги и значение Курской битвы

Сразу после битвы под Курском и непосредственно в ходе неё Красная Армия начала проведение ряда крупномасштабных операций с целью освобождения советских земель от немецкой оккупации. Среди этих операций: «Суворов» (операция по освобождению Смоленска, Донбасская и Черниговско-Полтавская.

Таким образом, победа под Курском открыла для советских войск обширный оперативный простор для действий. Немецкие войска, обескровленные и разгромленные в результате летних боёв, перестали быть серьёзной угрозой вплоть до декабря 1943 года. Однако это абсолютно не значит, что вермахт в это время не был силён. Наоборот, яростно огрызаясь, немецкие войска стремились удержать хотя бы линию Днепра.

Для командования союзников, в июле 1943 года высадившего десант на острове Сицилия, битва под Курском стала своего рода «помощью», так как вермахт не имел возможности теперь перебросить на остров резервы – Восточный фронт был более приоритетен. Даже после поражение под Курском командование вермахта было вынуждено перебрасывать свежие силы из Италии на восток, а на их место присылать части, потрёпанные в боях с Красной Армией.

Для немецкого командования битва под Курском стала моментом, когда планы по разгрому Красной Армии и победы над СССР окончательно стали иллюзией. Стало ясно, что в течение достаточно длительного времени вермахт будет вынужден воздержаться от ведения активных действий.

Битва под Курском явилась завершением коренного перелома в Великой Отечественной и Второй мировой войнах. После этого сражения стратегическая инициатива окончательно перешла в руки Красной Армии, благодаря чему к исходу 1943 года были освобождены обширные территории Советского Союза, включая такие крупные города, как Киев и Смоленск.

В международном значении победа в Курской битве стала моментом, когда порабощённые нацистами народы Европы воспряли духом. Народно-освободительное движение в странах Европы начало расти ещё быстрее. Кульминация его пришлась на 1944 год, когда весьма явным стал закат Третьего Рейха.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

С друзьями поделились:

militaryarms.ru

Секретные архивы Войны # Курская битва / К 75-летию / Минобороны раскрывает...

Ещё сражения ВОВ здесь, здесь и здесь

Курская дуга / Минобороны опубликовало рассекреченные документы о Курской битве
На официальном сайте Минобороны России опубликованы уникальные исторические документы, посвященные 75-летию Курской битвы

К 75-й годовщине Курской битвы Минобороны опубликовало рассекреченные директивы, приказы и архивные фотографии. ©


Ещё архивы и секреты ВОВ здесь и здесь
___
Среди документов — директива Ставки верховного главнокомандования об утверждении плана освобождения Харькова. Имена военачальников в этой директиве скрыты. Координация действий четырех фронтов в сражениях на Курской дуге поручена «товарищам Юрьеву и Александрову» (маршалы Георгий Жуков и Александр Василевский).

Опубликован также приказ войскам Брянского фронта от 10 июля 1943 года, предписывающий командирам стрелковых подразделений рассказывать бойцам о способах борьбы с новым немецким танком «Тигр». В документе от 17 июля 1943 года войскам Брянского фронта приказывалось «не зазнаваться и не успокаиваться достигнутыми успехами».

Сражение на Курской дуге проходило с 5 июля по 23 августа 1943 года. Оно стало крупнейшей танковой битвой в истории.



Особое место в ряду рассекреченных документов занимает директива Ставки верховного главнокомандования об утверждении плана освобождения Харькова – одной из финальных точек стратегического наступления войск Красной армии на Курской дуге. В этом документе, несмотря на гриф «особой важности», имена военачальников легендируются, – исключалась любая возможность утечки. Согласно документу, координация действий 4-х фронтов в сражениях на Курской дуге сосредотачивалась в руках таинственных личностей – «товарищей Юрьева и Александрова». Под этими фамилиями в директиве фигурируют советские маршалы Георгий Жуков и Александр Василевский.

Свидетельством целенаправленной работы фронтового командования по повышению боевого духа войск станет опубликованный в новом разделе приказ войскам Брянского фронта от 10 июля 1943 года. Документ предписывал командирам стрелковых подразделений разъяснять подчиненным бойцам способы борьбы с новейшим немецким тяжелым танком «Тигр». В результате во время боев на Курском выступе нашими войсками был развеян миф о неуязвимости этой боевой единицы: «в числе 1539 вражеских танков, подбитых и уничтоженных частями Красной армии…, находится большое количество пресловутых “тигров”», – говорится в документе.

Материалы раздела документально подтверждают огромную роль артиллерии в достижении успеха наших войск. Так, оперативным отделом Центрального фронта был составлен фотоальбом «Артиллерия в борьбе с танками и самоходными орудиями противника с 05 по 31 июля 1943 г.», где были представлены результаты деятельности артиллеристов. Альбом наглядно отражает неоценимый вклад «богов войны» в разгром фашистских захватчиков: поврежденные меткими попаданиями советских снарядов танки, бронеавтомобили, орудия и фортификационные сооружения сил вермахта уже не подлежали восстановлению.

Документальными свидетельствами мужества, героизма, самопожертвования красноармейцев станут опубликованные в разделе наградные материалы.

Так, например, из справки политотдела 6 гвардейской армии от 10 июля 1943 года следует, что представляемый к званию Героя Советского Союза наводчик «сорокопятки» ефрейтор Бисарев «уничтожил не только 26 немецких танков, но также, будучи раненым, продолжил обстрел фашисткой пехоты».

Каждый посетитель раздела узнает из рассекреченного приказа Верховного Главнокомандующего от 23 августа 1943 года, что советским частям, участвовавшим в Курской наступательной операции, по итогам которой были освобождены такие крупные города как Белгород, Курск, Харьков, присваиваются соответствующие почетные наименования «Белгородских», «Курских», «Харьковских». А в честь воинов нашей армии, освобождавших оккупированные города в ходе грандиозной Курской битвы, впервые в истории нашей страны в августе 1943 года в Москве были даны салютные залпы.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации



Курская дуга
Там, где плавилась броня

В преддверии Дня воинской славы России – 23 августа – Минобороны России представляет историко-познавательный проект, посвященный грандиозному сражению Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – Курской битве.

В этот день в 1943 году разгромом группировок немецко-фашистских войск и освобождением крупных советских городов – Орла, Белгорода и Харькова – завершилось сражение на Курской дуге. С августовских дней 1943 года стратегическая инициатива в войне окончательно перешла в руки Красной армии.

В этих рассекреченных документах – свидетельства невиданных масштабов сражения, превосходства русского оружия, нечеловеческой силы духа, самоотверженности и героизма защитников Родины.



На север от Курска. Орловское направление

Схема контрнаступления советских войск под Курском


1.
Схема Орловской наступательной операции
2.
Боевое донесение штаба Центрального фронта от 15 июля 1943 г. о переходе войск фронта в наступление на Курско-Орловском направлении

15 июля командующий Центральным фронтом сообщал в Генеральный штаб Красной Армии о том, что войска фронта перешли в наступление на Курско-Орловском направлении, а на отдельных участках продвинулись до 3 км, встречая упорное сопротивление противника, отбивая его контратаки.

_______

Схема действий 12-го гвардейского батальона минеров в тылу противника с 25 июля по 09 сентября 1943 г.


6.
Распоряжение начальника инженерных войск Центрального фронта от 10 августа 1943 г. о засылке групп минеров в тыл противника.
7._______

Во время Великой Отечественной войны самое широкое распространение получили листовки, рассказывающие о примерах успешных действий красноармейцев и прославляющие совершенные ими подвиги.

Наравне с фронтовыми газетами листовки стали важным средством укрепления морально-боевого духа войск.

Листовка Военного Совета Центрального фронта / 14 августа 1943 г. /

_______

Боевое донесение командующего войсками 3-й армии / 05 августа 1943 г. /

В донесении командующего армией гвардии генерал-лейтенанта Горбатова – краткий доклад об освобождении города Орел частями полковника Кустова и назначении начальником городского гарнизона генерал-майора Собенникова.


11._______

По итогам боев лета 1943 года был подготовлен отчет бронетанковых и механизированных войск Центрального фронта о боевых действиях в сражении на Орловско-Курской дуге.

В отчете отражены боевые действия бронетанковых и механизированных войск фронта в оборонительной и наступательной операции в период с 5 июля по 10 августа 1943 года. В отчете кроме действий наших частей, дано краткое военно-географическое описание района боевых действий и погодные условия на тот период.

_______

Артиллерия принимала непосредственное участие в операциях войск на Орловско-Курском направлении.

Оперативным отделом Центрального фронта был составлен фотоальбом «Артиллерия в борьбе с танками и самоходными орудиями противника с 05 по 31 июля 1943 г.», где были представлены результаты деятельности артиллеристов.

eto-fake.livejournal.com

К западу от Прохоровки: как это было

Сложно найти человека, который никогда не слышал о Прохоровке. Бои у этой железнодорожной станции, продолжавшиеся с 10 по 16 июля 1943 года, стали одним из самых драматичных эпизодов Великой Отечественной. К очередной годовщине сражения под Прохоровкой Warspot публикует спецпроект, который расскажет о предыстории и основных участниках битвы, а также с помощью интерактивной карты познакомит с малоизученными боями, происходившими 12 июля к западу от станции.

Предыстория и участники битвы

5 июля 1943 года началась Курская битва. Войска группы армий «Юг» вермахта нанесли сильнейший удар по южному фасу Курской дуги. Первоначально немцы силами 4-й танковой армии стремились наступать в северном направлении вдоль шоссе Белгород — Курск. Войска Воронежского фронта под командованием Николая Фёдоровича Ватутина встретили противника упорной обороной и смогли приостановить его продвижение. 10 июля немецкое командование, пытаясь добиться успехов, сменило направление главного удара на Прохоровку.

Здесь наступали три панцергренадёрские дивизии 2-го танкового корпуса СС: «Мёртвая Голова», «Лейбштандарт» и «Райх». Им противостояли войска Воронежского фронта, на усиление которого из резерва Ставки передавались 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская армии.

Чтобы остановить наступление противника и разгромить его соединения, 12 июля Н. Ф. Ватутин решил нанести мощный контрудар по немецким позициям. Основная роль при этом отводилась двум новым армиям. Главный удар в районе к западу от Прохоровки предстояло нанести 5-й гвардейской танковой армии.

Советская пехота поднимается в контратаку. Курская дуга, лето 1943 года

Однако 10 и 11 июля произошли события, осложняющие подготовку к проведению контрудара. В частности, 2-й танковый корпус СС смог приблизиться к Прохоровке, а одной из его дивизий — «Мёртвой Голове» — удалось создать плацдарм на северном берегу реки Псёл. Из-за этого часть сил, предназначенных для участия в контрударе, Ватутину пришлось ввести в бой преждевременно. 11 июля две дивизии (95-я гвардейская и 9-я гвардейская воздушно-десантная) из состава 5-й армии вступили в бой со 2-м танковым корпусом СС, преграждая ему путь к Прохоровке и блокируя силы немцев на плацдарме. Вследствие продвижения немцев исходные районы соединений армий для участия в контрударе пришлось перенести восточнее. Наибольшее влияние это оказало на войска 5-й гвардейской танковой армии — танкам двух её танковых корпусов (18-го и 29-го) предстояло разворачиваться в тесном районе между рекой Псёл и железной дорогой. К тому же действию танков в самом начале предстоящего наступления препятствовала глубокая балка, протянувшаяся от реки к Прохоровке.

К вечеру 11 июля в составе 5-й гвардейской танковой армии, с учётом приданных ей двух танковых корпусов (2-го гвардейского и 2-го танкового), насчитывалось более 900 танков и САУ. Однако не все из них могли быть использованы в боях к западу от Прохоровки — второй танковый корпус приводил себя в порядок после участия в напряжённых боях 11 июля и не мог принять активного участия в предстоящем контрударе.

Изменение обстановки на фронте также накладывало свой отпечаток на подготовку к контрудару. В ночь с 11 на 12 июля дивизиям немецкого 3-го танкового корпуса удалось прорвать оборону 69-й армии и выйти на прохоровское направление с юга. В случае развития успеха немецкие танковые дивизии могли выйти в тыл 5-й гвардейской танковой армии.

Для ликвидации создавшейся угрозы уже утром 12 июля пришлось выделить и направить к месту прорыва немалую часть сил, включая 172 танка и САУ 5-й гвардейской танковой армии. Это распыляло силы армии и оставляло её командующего генерала Павла Ротмистрова с незначительным резервом из 100 танков и САУ.

12 июля к 8:30 утра — времени начала контрудара — к западу от Прохоровки были готовы перейти в наступление лишь около 450 танков и САУ, из них примерно 280 на участке между рекой Псёл и железной дорогой.

Со стороны 5-й гвардейской армии 12 июля поддержать действия танкистов предстояло двум дивизиям. Две другие дивизии армии А. С. Жадова собирались атаковать части дивизии «Мёртвая Голова» на северном берегу реки Псёл.

У немцев были свои планы на 12 июля.

2-й танковый корпус СС, несмотря на потери, понесённые в предыдущих боях, всё ещё оставался достаточно сильным и был готов к активным действиям, причём как к обороне, так и к наступлению. По состоянию на утро в двух дивизиях корпуса было по 18 500 человек личного состава, а у «Лейбштандарта» — 20 000 человек.

Уже целую неделю 2-й танковый корпус непрерывно участвовал в ожесточённых боях, и многие из его танков, получив повреждения, находились в ремонте. Тем не менее, корпус всё ещё располагал значительным количеством боеспособной бронетехники и был готов к активным действиям, причём как к обороне, так и к наступлению. 12 июля дивизии корпуса могли использовать в бою около 270 танков, 68 штурмовых орудий и 43 «Мардера».

Корпус готовился нанести главный удар с плацдарма на реке Псёл. Дивизия «Мёртвая Голова», используя в качестве тарана большую часть из своих 122 боеспособных танков и штурмовых орудий, при поддержке авиации должна была овладеть излучиной реки Псёл и выйти к Прохоровке с северо-запада. Находившейся на участке между рекой Псёл и хутором Сторожевое дивизии «Лейбштандарт» предстояло, удерживая свои позиции на левом фланге и в центре, атакой на правом фланге захватить Сторожевое, после чего быть в готовности поддержать действия дивизии «Мёртвая Голова» по захвату Прохоровки ударом с юго-запада. Дивизия «Райх», находившаяся южнее «Лейбштандарта» получила задачу удерживать свои позиции в центре и на правом фланге и наступать на левом фланге.

12 июля войска Воронежского фронта провели контрудар. Это событие стало кульминационным моментом Прохоровского сражения.

Основные бои к западу от Прохоровки развернулись в следующих районах:

  • на участке между рекой Псёл и железной дорогой с нашей стороны в них принимали участие основные силы 18-го, 29-го танковых корпусов 5-й гвардейской танковой армии, а также 9-й и 42-й гвардейских дивизий 5-й гвардейской армии, а с немецкой части дивизий «Лебштандарт» и «Мёртвая Голова»;
  • на участке к югу от железной дороги в районе Сторожевого с нашей стороны в них участвовали 25-я танковая бригада 29-го танкового корпуса, части и подразделения 9-й гвардейской и 183-й стрелковых дивизий, а также 2-го танкового корпуса, а с немецкой части дивизии «Лейбштандарт» и «Мёртвая Голова»;
  • в районе Ясной Поляны и Калинина, Собачевского и Озеровского с нашей стороны участвовали бригады 2-го гв танкового корпуса, а с немецкой части дивизии «Райх»;
  • К северу от реки Псёл с нашей стороны участвовали соединения и части 5-й гвардейской армии, а с немецкой — части дивизии «Мёртвая Голова».

Постоянное изменение обстановки и трудности, возникшие при подготовке контрудара, привели к тому, что он проходил не по заранее спланированному сценарию. 12 июля к западу от Прохоровки развернулись ожесточённые бои, в которых на одних участках атаковали советские войска, а немцы оборонялись, а на других всё происходило с точностью до наоборот. К тому же часто атаки сопровождались контратаками с обеих сторон — это продолжалось в течение всего дня.

Основной цели контрудар в этот день не достиг — ударные силы противника не были разгромлены. В то же время, продвижение войск немецкой 4-й танковой армии в направлении Прохоровки было окончательно остановлено. Вскоре немцы прекратили проведение операции «Цитадель», начали отводить свои войска на исходные позиции и перебрасывать часть сил на другие участки фронта. Для войск Воронежского фронта это означало победу в Прохоровском сражении и проведённой ими оборонительной операции.

Подробная картина боёв к западу от Прохоровки 12 июля отражена на интерактивной карте.


Источники и литература:

  1. ЦАМО РФ.
  2. BA-MA Германия
  3. NARA США.
  4. Материалы сайта Память народа https://pamyat-naroda.ru/
  5. Материалы сайта Подвиг народа http://podvignaroda.mil.ru/
  6. Васильева Л. Н., Желтов И. Г. В прицеле Прохоровка. В 2-х т. Т. 2. — Москва; Белгород; Прохоровка : Константа, 2013.
  7. Замулин В. Н. Засекреченная Курская битва. Неизвестные документы свидетельствуют. — М.:, 2008
  8. Исаев А. В. Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела…». — М.: Эксмо, Яуза, 2013
  9. Nipe, George M. Blood, Steel, and Myth: The II.SS-Panzer-Korps and the Road to Prochorowka. Stamford, CT: RZM Publishing, 2011
  10. Vopersal W. Soldaten — Kämpfer — Kameraden — Marsch und Kämpfe der SS-Totenkopf-Division — Band IIIb, 1987
  11. Lehmann R. The Leibstandarte. Vol. III.Winnipeg: J.J. Fedororowicz, 1993.
  12. Weidinger O. Das Reich. Vol. IV. 1943. Winnipeg: J.J. Fedororowicz, 2008.

warspot.ru

Курская оборонительная операция - Выпуски

После окончательного разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом советские войска продолжили наступление. К середине февраля 1943 года были освобождены Курск, Харьков, Белгород. Наступление развивалось по фронту протяженностью почти 1 000 километров. Зимой 1943 года советским войскам удалось продвинуться почти на 300 километров по всей линии фронта, но закрепиться на занятых позициях удалось не везде.

Мартовское контрнаступление немцев вынудило наши войска повторно сдать Харьков, но развить успех не удалось и немцам.

Подробная схема боевых действий в высоком качестве (42 Мб)

На Орловском направлении нашим войскам значительно продвинуться не удалось.

Подробная схема боевых действий в высоком качестве (23 Мб)

Иссякший наступательный потенциал обеих армий и наступившее весеннее бездорожье стабилизировали линию фронта.

В это время и был сформирован Курский выступ (Курская дуга) длиной около 200 километров, углубленный на запад, примерно, на 150 километров

Войска Воронежского и Центрального фронтов практически нависли над тылами группы армий «Центр» и группы армий «Юг». В свою очередь, войска противника на Орловском и Белгородском плацдармах создавали опасность окружения сразу двух наших фронтов.

Учитывая сложившееся положение, стало понятно, что главные боевые действия летней кампании 1943 года развернутся именно на Курской дуге.

В случае успешной летней кампании Гитлер надеялся склонить чашу весов на восточном фронте в свою пользу. Немецкий штаб приступил к разработке плана по уничтожению наших армий на Курском выступе, с последующим наступлением на Москву. План получил кодовое название «Цитадель».

Суть плана заключалась в одновременном ударе группы армий «Центр» и группы армий «Юг» с последующим окружением и уничтожением армий Центрального и Воронежского фронтов. Первоначально планировалась начать наступление в конце мая – начале июня 1943 года.

Благодаря агенту «Люци» о планах немцев Советская Ставка узнала уже 12 апреля 1943 года.

На проведенном в тот день совещании обсуждались планы летней военной кампании.

Первоначально планировался упреждающий удар по готовящимся к атаке немцам, но маршал Жуков высказал иное мнение

«... лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника...»

Сталин согласился с мнением Жукова, и Советские войска приступили к построению глубоко эшелонированной обороны на всех направлениях потенциального удара.

Глубина обороны достигала 300 километров

Центральный и Воронежский фронты имели по 5-6 подготовленных рубежей обороны каждый. Помня об излюбленной немецкой тактике — атаковать массированными танковыми клиньями — особое внимание было уделено противотанковой  обороне.

Было установлено более 1 миллиона противотанковых мин, возведены десятки километров противотанковых заграждений: рвов, эскарпов, контрэскарпов, надолбов, лесных завалов.

Естественно, такой огромный объем работы невозможно было бы проделать без помощи местного населения. На возведении укреплений работало свыше 300 тысяч человек из всех близлежащих областей.

Время работало на советскую армию

Чем дольше немцы готовили наступление, тем плотнее становилась наша оборона. Маховик восстановленной советской промышленности раскручивался все сильнее, и в армию ежедневно поступала новая, более совершенная техника. После изнуряющей зимне-весенней кампании для подготовки был важен каждый день.

Немецкое командование затягивало наступление по нескольким причинам

Первая причина — Гитлер возлагал большие надежды на новые тяжелые танки «Тигр» и «Пантера», а также самоходные орудия «Фердинанд», но их поставки на фронт задерживались.

Вторая, и, наверное, основная причина — успешные действия наших партизан, серьезно затруднившие снабжение и переброску войск противнику.

Третья причина — две успешные воздушные операции, ослабившие авиацию противника и серьезно повредившие аэродромы вблизи Курской дуги.

В результате наступление было перенесено на месяц.

Выставка трофейного оружия

Тем временем в Москве ровно через два года после начала войны, 22 июня 1943 года, в Центральном Парке Культуры и Отдыха им. Горького, была открыта выставка трофейного оружия, которое было захвачено Красной Армией у Германии.

Выставка работала с 22 июня 1943 по 1 октября 1948 года. За все время работы, на выставке побывало более 7,5 миллионов посетителей. Крупные образцы вооружений (танки, автомобили, авиация, артиллерия, инженерное оборудование) были размещены под открытым небом, и даже на воде Москвы-реки (понтонный парк). Более мелкие образцы, в том числе, стрелковое оружие, обмундирование, награды и знамена Вермахта находились в двух специальных крытых павильонах.

1 июля 1943 года Гитлер объявил о точной дате наступления на Курской дуге. 5 июля 1943 года должно было начаться одно из самых грандиозных сражений в мировой истории. Предстоящая битва стала (наравне со Сталинградской битвой и сражением за Москву) одним из ключевых моментов всей Войны.

К началу битвы обе армии сосредоточили колоссальные силы в районе Курского выступа.

Немецкая наступательная группировка насчитывала около 900 тысяч солдат, свыше 10 тысяч орудий, более 2 500 танков и самоходных артиллерийских установок (в том числе «тигры», «пантеры», «фердинанды»),  порядка 2 000 самолетов. Группой армии «Юг» командовал генерал-фельдмаршал Манштейн. Группой армии «Центр» командовал генерал-фельдмаршал фон Клюге.

Силы советской армии составляли порядка 1,3 миллионов солдат (включая резервный Степной фронт), свыше 2 000 танков и самолетов, 19 тысяч орудий и минометов. Центральным фронтом командовал генерал армии Рокоссовский, Воронежским фронтом — генерал армии Ватутин, Степным фронтом — генерал-полковник Конев.

Четвертого Июля разведчики захватили группу немецких минеров. После допроса пленных  Ставке стали известны точная дата и время наступления — 5 июля, 3 часа 30 минут утра. После получения столь ценных сведений было принято решение о проведении контрартподготовки по районам сосредоточения немецких войск. Около 2 часов ночи советская артиллерия ударила по боевым порядкам немцев.

Сорвать наступление не удалось, но немцам пришлось перенести его на несколько часов, и вот уже в 5 часов утра началась артподготовка немецких войск. Это время и дату принято счи

pobeda.elar.ru

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о