Обмирщение культуры – Обмирщение — Википедия

Обмирщение — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Обмирще́ние в христианстве — процесс переориентации церкви на решение проблем мирской жизни, что противопоставляется изначальной высокодуховной и священной задаче спасения души человека и достижению Жизни вечной. Обмирщение священнослужителей может выражаться в занятиях коммерцией, в стремлении к привилегиям, к материальным благам, к почётным должностям; в слиянии с государственной властью, в симони́и.

Особенно быстрый и сокрушительный характер обмирщение приняло после легализации христианства царём Константином Великим в 313 году, а затем и возведением христианства в ранг государственной религии[1].

Священномученик Киприан Карфагенский объяснял большое количество отрекшихся от Христа во время гонения императора Деция в 251 году тем, что христиане чрезмерно увлеклись любостяжанием:

Итак переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа. Никакой воин не связывает себя куплями житейскими, чтобы угодить Военачальнику

Сплочённые раннехристианские общины проповедовали апостольскую простоту и непосредственность, публичную исповедь, ответственность и торжественность принятия крещения (совершаемого после 40-дневного поста, во время божественной литургии в присутствии собравшейся местной общины). Проповедь христианства в отдалённых государствах велась энтузиастами без преследования интересов церковной или мирской власти, ради спасения душ аборигенов. Не существовало такого количества замысловатых церемоний, ритуалов и запретов.

Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога?

Отшельничество[править | править код]

Основание монастырей было связано с убеждённостью некоторых крайних ревнителей чистоты христианства в том, что «в миру» спастись уже невозможно, в связи с чем они уходили в пустыни, горы и леса, где основывали монастыри. Возросший авторитет монашества привёл к тому, что монастыри стали богатеть, вовлекаться в политическую жизнь, и, наконец, были полностью подчинены правящим епархиальным архиереям, которые, через некоторое время стали избираться/назначаться исключительно из самих же монахов (иногда, не столько по стремлению их к высокой духовной жизни, сколько по их способности к административно-чиновнической церковной деятельности — нахождению компромиссов)

[2][3]. Представители духовенства чаще стали стремиться к церковной карьере, церковным наградам, пышным титулам, высоким должностям.

Протестантизм[править | править код]

В XVI веке в католической Европе появился протестантизм, одним из лозунгов которого была борьба с обмирщением христианства. Именно в протестантских странах появилась и начала развиваться секуляризация[источник не указан 672 дня] — отделение государства от церкви, а также школы (образования), науки, искусства и бытовых отношений от церкви.

Обновленчество[править | править код]

В 1917 году в России была ликвидирована монархия, и церковные деятели поспешили воспользоваться благоприятным случаем, чтобы избрать патриарха и по накопившимся злободневным вопросам провести необходимые церковные реформы. Однако и в этом случае притормозить процесс обмирщения Церкви не удалось: с одной стороны появилось малоуправляемое деградирующее обновленчество, с другой стороны, на Русскую православную церковь обрушились гонения атеистов-большевиков.

Практика Церкви[править | править код]

Православная Церковь обмирщение называет злом. Законными и эффективными средствами противостояния обмирщению признаются всемогущая помощь Божия и личное благочестие каждого христианина:

«Стяжи дух мирен, и тогда тысячи вокруг тебя спасутся»

ru.wikipedia.org

Обмирщение русской культуры XVII века

Оформление абсолютизма и церковный раскол

Завершающим этапом в истории русской средневековой культуры стал XVII в., который нес в себе как традиционные черты, так и новационные, связанные с переходом к Новому времени. В это столетие начался процесс обмирщения культуры, усиления в ней светских элементов, демократических тенденций. В это время заметно расширились и углубились культурные связи со странами Западной Европы. Все области культуры значительно усложнились и дифференцировались, в них возникли совершенно новые явления.

XVII столетие также было сложным и противоречивым в истории культуры России. Начало века совпало с кризисом государственной власти, к которому привела смерть последнего царя из рода Рюриковичей. Быстрая смена царей, усугубившаяся военной польской интервенцией, привела к смуте. Ситуация изменилась к лучшему только после избрания на престол

Михаила Романова (1596–1645), ставшего основателем последней царской династии в России.

Еще одним важнейшим событием в истории страны стало окончательное оформление абсолютизма, принявшего форму не западноевропейских монархий, а ставшего логическим завершением системы восточного деспотизма, укрепившейся за время господства монголо-татар на Руси. Абсолютизм соответствовал новым имперским устремлениям страны, расширению государственных границ (прежде всего на Восток), что требовало концентрации военной и политической власти в одних руках, авторитаризма. В области экономики это привело к окончательному закрепощению крестьян, осуществленного в интересах дворянства — главной опоры абсолютизма.

В середине XVII в. во время правления Алексея Михайловича патриархом Никоном была проведена церковная реформа, которая привела к церковному расколу. Реформа и раскол стали выражением неоднозначного отношения русского народа к усилившимся светскому и иноземному влияниям. В русском обществе сложились две враждующие партии — грекофильская и западническая, сторонников старины, изоляционизма, и реформаторов, стремившихся к европеизации России. Проявлением обновленческих тенденций и стала никоновская реформа, которая должна была исправить мелкие отличия русской православной обрядности (например, креститься не двуперстием, а трехперстно), а также некоторые положения в русских богослужебных книгах, чтобы привести все это в соответствие с практикой греческой, а также украинской и белорусской православных церквей. Это должно было привести к сближению обрядов всех православных народов, после чего Никон рассчитывал встать во главе вселенского Православия.

Как Никон был ярым противником любого изоляционизма, так знаменем противников реформы стал протопоп Аввакум Петров. Он и его сторонники сочли за оскорбление разрыв с вековой национальной традицией, были категорически не согласны с усилением европейского влияния, а также с начавшейся секуляризацией культуры России. В этом проявил себя извечный спор русской культуры о дальнейших путях развития страны.

Развитие литературных жанров

XVII в. стал также временем начавшейся секуляризации культуры. Этим переменам способствовало значительное распространение грамотности, появление первых школ и, наконец, первого высшего учебного заведения в России —

Славяно-греко-латинской академии.

Начинается распространение научных и технических знаний, пришедших в Россию из Европы. Постепенно было подорвано господство церковной догмы, что открыло новые возможности для развития художественной культуры в нашей стране.

Эти и другие исторические события нашли свое разностороннее отражение в культуре России XVII в. Тогда интенсивно развивалась русская литература, в которой по-прежнему было много публицистических сочинений, посвященных острополитическим проблемам. Смутное время вновь обострило интерес к вопросу о характере власти в политической системе. Среди известнейших авторов XVII в. — хорват Юрий Крижанич (ок. 1618–1683), европейски образованный мыслитель, сторонник неограниченной монархии, а также один из первых теоретиков идеи славянского единства (его можно назвать предшественником и теоретиком панславизма). Так, он считал, что роль славянства в мировом историческом процессе постоянно растет, хотя оно подвергается угнетению и оскорблению со стороны чужеземцев, особенно турок и немцев. Особую роль в будущем подъеме славянства он отводил России, которая, превратившись благодаря передовым реформам в ведущую мировую державу, освободит порабощенные славянские и другие народы и поведет их вперед.

Неоднозначность событий этого времени привела к тому, что литература впервые начинает задумываться о противоречивости человеческого характера. Если раньше герои книг были либо абсолютно добрыми, либо абсолютно злыми, теперь писатели открывают в человеке свободную волю, показывают его возможности менять самого себя в зависимости от обстоятельств. Именно такими предстают перед нами герои Хронографа 1617 г. — Иван Грозный, Борис Годунов, Василий Шуйский, Кузьма Минин. Как отмечал академик Д.С. Лихачев, в том проявлялась тенденция открытия характера человека: героями литературы становятся не только святые подвижники и князья, как раньше, но и простые люди — купцы, крестьяне, небогатые дворяне, которые описывались в легко узнаваемых ситуациях.

Новые веяния коснулись и такого консервативного жанра литературы, как жития, который стал использоваться для бытового повествования. Примером может служить «Повесть об Ульянии Осоргиной», в которой присутствуют не только типичные для жития черты (святость помыслов и поступков героини), но и большое внимание уделяется описанию повседневных занятий Ульянии и ее близких. Из-за обилия домашних дел и нездоровья она редко посещает церковь, однако это не умоляет ее благочестия. Автор внушает читателю мысль, что человек может обрести святость, оставаясь в миру, в семье.

Распространение грамотности в XVII в. вовлекло в круг читателей новые слои населения: провинциальных дворян, служилых и посадских людей. С изменением социального состава читающей публики появились новые требования к литературе. Особый интерес в ней вызывает занимательное чтение, потребность в котором удовлетворяли переводные рыцарские романы и оригинальные авантюрные повести. К концу XVII в. русская читающая публика знала до десятка произведений, пришедших в Россию разными путями из-за границы. Среди них наиболее популярными были «Повесть о Бове Королевиче» и «Повесть о Петре Златых Ключей». Сохраняя некоторые черты рыцарского романа, на русской почве эти произведения настолько сблизились со сказкой, что позднее перешли в фольклор.

Новые черты литературной и реальной жизни отчетливее проявились в

бытовых повестях, герои которых, отвергая заветы старины, покидая родительский кров, стремились жить по своей воле. Таков герой «Повести о Горе-Злосчастии» и особенно «Повести о Фроле Скобееве» — типичной плутовской новеллы, описывающей жизненные перипетии обедневшего дворянина, всеми правдами и неправдами стремящегося проникнуть в верхи общества.

Полный социальных конфликтов XVII в. породил новый литературный жанр — демократическую сатиру, тесно связанную с народным творчеством и народной смеховой культурой. Она создавалась в среде посадского населения, подьячих, низшего духовенства, недовольных притеснениями феодалов, государства и церкви. Так появились многочисленные пародии: на судопроизводство («Повесть о Шемякиной суде», «Повесть о Ерше Ершовиче»), на житийные произведения («Слово о бражнике»). Осуждению подвергались падение нравов в городской среде, среди духовенства, государственная монополия на виноторговлю. Правда, религиозное учение никакой критике не подвергалось.

Яркой чертой литературной жизни стало рождение стихосложения. До этого Россия знала поэзию лишь в народном творчестве, в былинах, но это не было рифмованным стихом. Рифмованная поэзия возникла под влиянием польского силлабического стихосложения (для него характерно равное количество слогов в строке, пауза в середине строки, а также концевая рифма, стоящая под единственным строго обязательным ударением). Ее основоположником стал

Симеон Полоцкий (1629–1680), белорус, получивший прекрасное образование в Киево-Могилянской академии. Он был придворным поэтом царя Алексея Михайловича и сочинял многочисленные декламации и монологи, ставшие образцами новой панегирической поэзии. Они вошли в сборник «Рифмагион». Свою задачу он видел в том, чтобы создать новороссийскую словесность, и во многом он эту миссию выполнил. Его произведения отличаются орнаментальностью, пышностью, отражают идею «пестроты мира», переменчивости бытия. У Симеона ощущается тяга к сенсационности, стремление удивить, поразить читателя как формой изложения, так и необычностью, экзотичностью сообщаемых сведений. Таков «Вертоград многоцветный» — своеобразная энциклопедия, в которой собрано несколько тысяч рифмованных текстов, содержащих данные, почерпнутые из различных областей знаний: истории, зоологии, ботаники, географии и т.д. При этом достоверные сведения перемежаются мифологизированными представлениями автора.

Как считают историки литературы, произведения Симеона Полоцкого и его учеников положили начало стилю барокко в русской литературе. В Европе XVII в. этот стиль пришел на смену Возрождению. С барокко европейское искусство как бы вернулось к средневековой духовности, но на основе гуманистического опыта Ренессанса. Формальными признаками барокко являются особая живописность, обилие деталей, затрудняющих восприятие целого, декоративность, причудливость. На Руси же барокко стало удивительно органичным стилем. С одной стороны, мистика, темы Страшного суда, мученичества, возрожденные в европейском барокко, были близки русскому искусству. С другой стороны, возрожденческие элементы барокко влились в ту гуманистическую струю русской культуры, которая фиксируется как Пред возрождение.

В XVII в. впервые появляется и яркая авторская проза, примером которой являются сочинения протопопа Аввакума Петрова. Он оставил около 90 текстов, написанных на закате его жизни в ссылке. Среди них — знаменитое «Житие», эмоциональная и красноречивая исповедь, поражающая своей искренностью и смелостью. В его книге впервые объединены автор и герой произведения, что раньше посчиталось бы проявлением гордыни.

Первый русский театр

Количественное накопление светских элементов в духовной жизни общества привело к появлению в России театра. Мысль о создании театра возникла в придворных кругах среди сторонников европеизации страны. Решающую роль в этом сыграл Артамон Матвеев, начальник Посольского приказа, знакомый с постановкой театрального дела в Европе. В России не было актеров (опыт скоморохов, которые подверглись гонениям в это время, не годился), отсутствовали и пьесы. Поэтому нужные люди были найдены в Немецкой слободе — актеры и режиссер Иоганн Грегори. Первый спектакль, имевший большой успех, назывался «Артаксерово действо». Царь был очарован происходящим настолько, что смотрел действо в течение десяти часов, не вставая с места. Репертуар театра за время его существования (1672–1676) составляли девять пьес, написанных на библейские сюжеты, и один балет. Деяниям ветхозаветных персонажей придавались черты политической злободневности и ассоциации с современностью, что еще больше усиливало интерес к зрелищу.

Поскольку русский человек не был подготовлен к театральному представлению, нужно было сделать так, чтобы театральная условность не стала барьером между зрителями и сценой. Для этого был использован ряд приемов. Так, специально писалось предисловие к пьесе, которое произносилось перед представлением специальным действующим лицом. В нем разъяснялась художественная сущность нового развлечения, зрители знакомились с действующими лицами, причем не только публика видела воскресших героев пьесы, но и герои могли увидеть зрителей и пообщаться с ними. Этот прием знакомства героев со зрителями до сих пор употребляется в детских спектаклях, чтобы зрители поверили в действие, происходящее на сцене.

К сожалению, этот театр просуществовал недолго и не стал крупным явлением русской культуры. Он делал лишь первые шаги в освоении опыта мировой театральной культуры. Пока он был только фактом активного обмирщения придворной жизни.

Зодчество: гражданское и храмовое, деревянное и каменное

Общий отход от церковно-схоластического мировоззрения коснулся и зодчества. Усиление светских мотивов в значительной мере было связано с расширением среды, в которой формировались эстетические представления. Вкусы посадских людей и крестьянства, их видение мира и понимание красоты наиболее полно внедрялись в архитектурное творчество, далеко уводя от освещенных церковной традицией образцов.

Так, стало активно развиваться гражданское, светское строительство, которое в начале века было в основном деревянным, а к концу столетия все чаще использовался камень. Замечательным образцом деревянного зодчества был несохранившийся дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском, который представлял собой живописную композицию прихотливо сгруппированных больших и малых срубов-клетей, связанных переходами, высокими кровлями и шатрами. Сказочное великолепие дворца усиливалось золоченой резьбой и яркой раскраской. В каменном строительстве нужно отметить реставрацию стен и башен Московского Кремля, шатер, возведенный над Спасской башней, Теремный дворец Московского Кремля, Сухареву башню.

Число каменных гражданских построек возрастает во второй половине XVII в. Бояре, богатые купцы и дворяне все чаще строили в городах и в своих усадьбах каменные жилые палаты. Наиболее характерен тип, повторяющий планировку деревянных хором, состоящий из двух квадратных в плане помещений с продолговатыми сенями между ними. Нижний этаж занимали хозяйственные и складские помещения. Фасады украшались плоскими лопатками или колонками, окна обрамляли богатые наличники. Большое внимание уделялось убранству крыльца. Таковы, например, палаты Коробовых в Калуге.

В храмовом строительстве тоже постепенно намечаются новые черты, связанные с обмирщением русской культуры. Они заметны в деревянном зодчестве, в котором наряду с клетскими храмами (прямоугольный сруб — клеть, покрытый двускатной кровлей, на которой возвышается маковка с крестом), распространенными по всей России, используются и запрещенные шатровые храмы, ярусные церкви. В поисках сложного и богатого силуэта зодчие со второй половины XVII в. используют принцип многоглавия, великолепным воплощением которого является церковь Преображения в Кижах, представляющая собой поразительный по красоте двадцати-двухглавый храм.

Те же тенденции проявляются и в каменном храмовом зодчестве. Новый стиль, типичный для XVII в., сложился к середине столетия и представлял собой полную противоположность архитектуре предыдущего столетия. Новому стилю была присуща затейливость и асимметричность конструкции. Обычно это был пятиглавый бесстолпный храм, основной куб которого окружен приделами, папертями, лестницами и крыльцами с обязательными деталями отделки: бочонкообразными колонками, арками с висячей гирькой, наборными кирпичными наличниками окон. Фасады церквей становятся полихромными, яркая раскраска деталей, цветные изразцы придают постройкам праздничную нарядность. В этих храмах очень ярко выразилось то светское начало, которое современники назвали «узорочьем» (церковь Рождества Богородицы в Путинках, церковь Троицы в Никитниках).

Хотя шатровое строительство было запрещено (судя по всему, оно казалось недостаточно каноничным, а при той борьбе, которую вела церковь против светских элементов, этого было достаточно, чтобы запретить), шатры оставались одной из наиболее излюбленных архитектурных форм, поэтому их продолжали широко применять, но не в качестве завершения церкви, а для венчания колокоден и крылец. Высокая, стройная, столпообразная колокольня, завершенная шатром, — одна из самых распространенных архитектурных тем второй половины XVII в.

В конце XVII в. в архитектуре появляется новый стиль, получивший название московского, или нарышкинского, барокко. Это название не объясняет сущности явления. Связь ряда построек с заказами семьи Нарышкиных является случайной. Также неправомерно называть это архитектурное направление «барокко», поскольку сходство московской архитектуры конца XVII века с западноевропейским стилем барокко является чисто внешним. Цикличность и ярусность, симметрия и равновесие масс, известные по отдельности и ранее, сложились в этом стиле в определенную систему — вполне самобытную, но, учитывая примененные ордерные детали, наиболее близкую во внешнем оформлении стилю европейского барокко.

Наиболее полно и ярко новое направление проявилось в строительстве небольших церквей в подмосковных усадьбах знати. Это ярусные постройки. Нижний ярус обычно квадратный, реже прямоугольный в плане, на нем стоит восьмерик, а выше — второй более узкий восьмерик. Завершается вся композиция барабаном с главой. Очень часто все это расположено на подклете и имеет вокруг открытые галереи. В верхнем маленьком восьмерике располагается колокольня. Очень своеобразно декоративное убранство этих храмов. По сравнению с памятниками предшествующей поры, перегруженными тяжеловесной и пестрой декорацией, они легки и изящны, на гладком фоне красных кирпичных стен четко и ясно рисуются белые колонки, оформляющие грани объемов. Весь декор сосредоточен на обрамлении окон и дверей: они, как правило, имеют по сторонам небольшие колонки, стоящие на кронштейнах и поддерживающие вычурный разорванный фронтончик. Вместо тяжелых кокошников над карнизами проходят полосы резных декоративных элементов, которые часто называются «петушиными гребешками».

Наиболее яркий памятник нарышкинского (московского) барокко — церковь Покрова в Филях, изумительно тонко прорисованные детали которой в сочетании с безукоризненными пропорциями придают ей легкий, ажурный характер, а ярусная композиция создает эффект вертикального движения, который раньше был выражен в шатровых и столпообразных храмах.

Живопись: иконы, фрески и парсуны

Переоценка ценностей, происходившая во всех сферах культуры, нашла свое выражение и в живописи. Она не поддавалась так легко, как архитектура, светским воздействиям, но стремление к декоративности наблюдается и здесь, В ней, с одной стороны, заметно стремление вырваться из-под власти устаревших традиций, канона, жажда знаний, поиски новых нравственных норм, сюжетов и образов, с другой — упорные попытки превратить традиционное в догму, любой ценой сохранить старое во всей его неприкосновенности. Поэтому иконопись в XVII в. представлена несколькими основными направлениями и школами.

В первой половине столетия основной спор в иконописи шел между двумя школами: годуновской и строгановской. Годуновская школа тяготела к традициям прошлого. Но их попытки следовать древнему канону, ориентация на Андрея Рублева и Дионисия приводили лишь к повествовательности, некоторой перегруженности композиции. Другим художественным направлением стала строгановская школа, названная так потому, что множество произведений этого стиля выполнено по заказу заводчиков Строгановых в мастерских Сольвычегодска. Но сам стиль возник в Москве, в среде государственных и патриарших мастеров. Это было искусство миниатюры с характерным виртуозным рисунком, тонкой проработкой деталей, многофигурными композициями, богатой орнаментацией, полихромным колоритом. Выдающимся мастером этого направления был Прокопий Чирин, иконам которого свойственны особая мягкость колорита, пластичность вытянутых фигур и изящество поз («Никита-воин», «Избранные святые»). Так, в образе Никиты-воина мы не найдем ни значительности, ни воинственности, скорее, его можно сравнить со светским щеголем.

Характерной особенностью икон строгановской школы являются, прежде всего, их небольшие размеры и детальное, точное письмо, которое современники называли «мелочным письмом». Основные стилевые черты строгановской художественной манеры — это изысканный рисунок, богатство красок, сложная многофигурная и многоплановая композиция. Одна из особенностей строгановской школы — правдивое изображение природы. Причем композиции всегда включают пейзаж с низким горизонтом, а фон заполнен причудливыми облаками и «явлениями». Фигуры святых обычно тонкие, изящные и очень вытянутые вверх.

Второй этап развития живописи XVII в. характеризовался медленным отходом от догм и поиском новых сюжетов и форм, что в немалой степени объясняется влиянием западноевропейской живописи. Теоретиком и главой самой крупной школы этого времени был Симон Ушаков (1626–1686), автор программного труда «Слово к люботщателям иконного писания», в котором он изложил новую теорию, порывающую со старым каноном. Он говорил о необходимости соединения иконописного канона с правдой жизни, поэтому в его иконах появляются элементы реализма, реальные человеческие лица. Это позволяет считать его одним из основоположников портретного жанра в русском искусстве. Среди работ Симона Ушакова — «Спас Нерукотворный», излюбленный образ мастера, в котором он пытается добиться телесного цвета лица и сдержанной, но отчетливо выраженной объемности. Но в этой и других работах мастера все же чувствуется отсутствие того духовного накала, одухотворенности, горения, которое было характерно для икон XIV –XV вв. Поэтому иконопись XVII в., безусловно, является временем упадка. Слишком сильны стали в культуре тенденции ее обмирщения, а русское общество больше не могло похвастаться той высокой духовностью и стремлением к самосовершенству, характерному для предшествующих веков расцвета иконописи. И просто следование иконописным канонам, которого требовали старообрядцы во главе с протопопом Аввакумом, не могло исправить ситуацию.

Значительные изменения происходят также в искусстве фрески. Если раньше она всегда подчинялась членению здания и размещалась так, чтобы подчеркнуть архитектурные формы, то сейчас сравнительно небольшие живописные сцены располагают одну за другой горизонтальными рядами. Такая последовательность дает возможность как бы читать содержание библейских или евангельских сюжетов, которые они иллюстрирует. Росписи приобретают ковровый характер, сплошь и равномерно покрывая стены. Но ей присущ бытовизм, повышенное внимание к деталям повседневной жизни человека, его быту и труду, к красоте природы.

Совершенно новым явлением в русской живописи второй половины XVII столетия стал первый светский портретной жанр — парсуна (от слова «персона», то есть портрет реального лица). Всего за несколько лет новый жанр прошел огромный путь — от полуиконных изображений до портретов реальных лиц — и завоевал прочное место в русском искусстве. В парсунах художники стремились передать портретное сходство и отчасти характер персонажа. Все именитые люди старались запечатлеть свой образ. В парсунах XVII в. уже присутствуют черты знаменитого русского портрета будущего столетия — внимание к внутреннему миру человека, поэтизация образа, тонкий колорит.

Русская музыка: партесное многоголосие

XVII в. стал также временем решительных перемен и в русской музыке. Ситуация в культуре этого столетия была близка к той, которая существовала в XI в. в Киевской Руси, когда столкнулись языческая и византийская культуры, давшие в синтезе Древнерусскую культуру. Сейчас старая русская культура столкнулась с западноевропейской, что особенно ярко отразилось в русской музыке. Со старым в музыке связана древняя традиция канонического методического знаменного распева, с новым — партесное многоголосие западного типа, усиливавшее светское начало.

Партесное многоголосие (пение по партиям) было завезено в Россию из Украины и Белоруссии. Оно прижилось не сразу, до конца XVII в. в храмах продолжал звучать знаменный распев, перемежавшийся с троестрочным и демественным пением, а также с новыми партесными сочинениями. Одним из самых быстрых путей распространения новой музыки были псалмы и канты — духовные песни, текстами для которых служили поэтические переложения псалмов Давида. Со временем они вытеснили более древние духовные стихи. Этому способствовало то, что они были проще древних духовных стихов, их ясный, закругленный напев был близок к народным украинским песням. Канты, начавшись как род духовной лирики, очень скоро вышли за рамки домашнего духовного музицирования и приобрели новые черты. Появились канты светские с самым разным содержанием — философским, любовным, морализующим.

Сторонники старины осудили эти новые веяния. Протопоп Аввакум сетовал на то, что в церквях поют новые песни, а не божественное пение. Но несмотря на то, что старое пение было любимо на Руси, объективные причины подталкивали к появлению многоголосия. Из-за большого количества песнопений в их обилии могли разбираться только самые опытные певчие, которых было не так уж много. Это приводило к фальшивому звучанию хоров. Проблемой стало и то, кто русский язык претерпел существенные изменения по сравнению с древним периодом, из него постепенно исчезали древние полугласные звуки. Поэтому образовалось несложение между текстами и напевами. Все попытки реанимировать и реформировать знаменное пение, предпринятые теоретиками музыки Ива ном Шайдуром и Александром Мезенцем, были недостаточными. Поэтому постепенно знаменный распев сдавал свои позиции, оставаясь в неприкосновенности лишь у старообрядцев, которые и сегодня хранят его.

В новом партесном пении проявляются тенденции барокко. Если старое знаменное пение было во всем подобно иконе — плоскостным, одномерным, то в партесном пении возникает чувство пространства, а пышная многослойная фактура передает ощущение движения и света, типичные для всего искусства барокко.

Таким образом, XVII в. стал последним веком существования древнерусского искусства, когда особенно заметно стало западное влияние, начавшее укореняться на русской почве. Меняется мировоззрение, начинается смена художественных принципов, рождаются новые идеи свободного человека и свободного творчества. Начинается резкий перелом, качественный скачок в русской культуре, который будет завершен уже в XVIII в. после петровских реформ.

students-library.com

Обмирщение культуры в XVII веке. Расширение культурных связей с Европой

XVII век – это переходное столетие для отечественной истории и культуры. Этот период принято считать временем. Именно тогда в нашей стране сформировались предпосылки для знаменитых петровских реформ. Главная составляющая этого процесса – обмирщение культуры.

Обзор эпохи

Рассматриваемое время интересно тем этапом, который наглядно показывает, что реформы Петра I возникли не на пустом месте. Они стали естественным следствием всего предшествующего развития страны. В этом плане изучаемое столетие очень показательно, поскольку именно в этот промежуток времени произошли коренные перемены почти во всех сферах общественной жизни. Изменения коснулись политики, экономики, общества. Кроме того, Россия стала играть видную и заметную роль в международных отношениях в Западной Европе. Поэтому обмирщение культуры следует рассматривать в контексте вышеуказанных инноваций.

Основные направления развития

В предыдущие столетия религия занимала определяющее место в истории и искусстве России. Власть, общество, образование определялись ею, что наложило заметный отпечаток на образ жизни и мысли населения. Однако в XVII веке наметилась новая тенденция развития: расширились связи с Западной Европой, поэтому в нашу страну просочились иностранные достижения. Образованные круги общества стали проявлять интерес к светскому знанию, наукам, культуре и, наконец, к европейскому образу жизни.

Всё это очень заметно сказалось на жизни и быте российского населения. Ещё одно направление развития, которое обозначилось в рассматриваемое время, – это тенденция к заимствованиям основных достижений и новинок из-за рубежа. Поначалу этим занимались лишь ближайшие приближенные московских правителей и видные аристократы, которые могли себе позволить закупать дорогие иностранные товары. Число таких людей медленно, но неуклонно росло. Эта небольшая прослойка впоследствии и стала опорой для Петра I при проведении им своих реформ.

Предпосылки перемен

Обмирщение культуры возникло в результате всего предшествующего развития истории России. Дело в том, что ещё в Средневековье московские князья приглашали иностранцев к своему двору для строительства, а также в качестве лекарей, мастеров, ремесленников и художников. Ярким примером может служить приглашение Иваном III известного итальянского архитектора Аристотеля Фиораванти для сооружения знаменитого Успенского собора в московском Кремле. Ещё один пример – работа талантливого греческого художника Феофана Грека на Руси.

В рассматриваемое время такие случаи обращения к иностранным мастерам были редки. Но тем не менее они были показательны. Во-первых, говорили о тенденции российского общества к заимствованию западноевропейского опыта. Во-вторых, это стало предпосылкой для такого явления, как обмирщение культуры.

Бытовые повести

Литература 17 века очень ярко отразила эту тенденцию к проникновению светских знаний и достижений в искусство. Дело в том, что в рассматриваемое время возникли новые жанры, целью которых было не только поучать, но и развлекать читателя. При этом на главное место выходила личность человека, его стремления и желание пробиться в жизни, достичь определённого положения. К этим жанрам относится так называемая бытовое сказание. Его примерами стали произведения: «Повесть о Савве Грудцыне», «Повесть о Горе и Злосчастье» и другие. Их особенностью было то, что в них особое внимание уделялось изображению непохожих характеров персонажей, их нелёгкой доли, житейских проблем. А, главное, авторы стали уделять большое внимание личностным качествам действующих лиц.

Сатира

Литература 17 века интересна ещё и тем, что в ней именно в это оформилась сатира. Авторы в довольно ироничной форме высмеивали недостатки современной им бюрократии. Как правило, объектом юмора становились чиновники, судьи, взяточничество и казнокрадство. Среди наиболее известных произведений этого жанра можно назвать «Повесть о Шемякином суде», «Повесть о Ерше Ершовиче» и другие. Появление сочинений подобного рода свидетельствует о том, что российская культура вступила в новый этап развития. Светский характер литературы был налицо. И это говорило о серьёзных изменениях в общественном сознании.

Исторические сочинения

Начало столетия ознаменовалось страшными потрясениями для страны. Смута, династические перевороты, угрозы захвата государства поляками, пресечение династии – всё это потрясло, сильно повлияло на мнение общества. Люди начали активно осмыслять произошедшее. Многие летописцы и авторы в своих сочинениях пытались найти причину этой масштабной катастрофы, что потрясла Московское государство. Эти попытки понять и разобраться в произошедшем также свидетельствуют о серьёзных сдвигах во взглядах образованных кругов. Интеллигенты стали анализировать те перемены, которые произошли в стране. Так, возник новый жанр исторического повествования, как правило, посвящённого смутному времени («Повесть 1606 года»).

Изменение мировоззрения

Люди в культуре XVII века – это одна из принципиальных проблем для понимания вопроса о том, что же стало толчком к изменению в искусстве нашей страны в изучаемое время. Дело в том, что образованные круги общества всерьёз заинтересовались светским знанием. Многие приближенные царей Михаила и Алексея Романовичей перенимали достижения стран Западной Европы. Но и в городской среде читающая публика также стала интересоваться светской литературой, что тоже стало явным признаком происходящих изменений.

Люди в культуре нового времени стали более восприимчивы к светским и развлекательным жанрам. Они интересовались театром, повестями, сатирой. Процент читающих лиц возрос по сравнению с предыдущим временем. Количество книг увеличилось, стали распространяться печатные издания. При дворе ставились театральные постановки. Всё это свидетельствовало о серьёзных переменах в мировоззрении эпохи, что и стало идеологической основой для петровских преобразований в следующем столетии.

Наиболее характерные перемены

Культура 17 века стала подготовительным этапом для развития аристократического и дворянского искусства при Петре I. В ней появились новые жанры во всех областях художественного творчества. Например, широкое распространение получили парсуны – портреты царей или других известных лиц, которые не передавали сходства, однако, по своей сути были светским жанром. Ещё одной существенной переменой было то, что многие представители высшей знати увлеклись западноевропейскими предметами роскоши, чего не было прежде. Так, приближённый царевны Софьи – Василий Голицын – устроил в своём особняке нечто наподобие коллекции из дорогих товаров, привезённых из-за рубежа. Многие обзаводились книгами и библиотеками. Все эти изменения подготовили почву для усвоения образованным обществом западноевропейского искусства.

Общественная ситуация

Культура 17 века развивалась в тесной связи с общеполитическими переменами в стране. Дело в том, что в рассматриваемое время отчётливо наблюдалась заметная тенденция к заимствованию передовых идей и достижений с Запада. Правда, эти заимствования ещё не приобрели такого широкого размаха, как в последующее столетие. Однако сам факт был весьма показателен. Например, изменения наблюдались в военной сфере, когда при первых Романовых стали создаваться новые полки по западноевропейскому образцу. По словам известного историка С. М. Соловьёва, именно в это время «народ собрался в дорогу», т. е. всё в стране созрело для перемен и реформ.

Распространение грамотности

Области культуры, в которых произошли изменения, были следующие: литература, живопись, архитектура. Относительно литературы речь уже шла выше. Здесь следует только прибавить, что в изучаемую эпоху распространилась грамотность в стране. Особенно активно выпускались книги гражданского содержания: буквари, учебники по грамматике. Кроме того, открывались регулярные школы. Среди них Славяно-греко-латинская академия, которая стала одним из самых знаменитых образовательных заведений в России.

Изобразительное искусство

В живописи также произошли перемены. Процесс обмирщения культуры затронул и эту сферу, о чём уже шла речь выше. Следует прибавить то, что некоторые изменения коснулись иконописи. Наряду с традиционным каноническим письмом, художники стали использовать достижения западноевропейского искусства. Например, фряжский стиль. Деятельностью живописцев руководила Оружейная палата. А самым известным автором-иконописцем был Симон Ушаков.

Строительство

Перемены столетия затронули и такие области культуры, как архитектура и театр. В XVII веке возобновилось прерванное после событий смутного времени каменное строительство. Запретили возводить церкви в шатровом стиле, так как он отличался от византийского. Храмы строились с пятью куполами в луковичной форме. Появился новый стиль: так называемое нарышкинское барокко. Его особенностью стало использование красного и белого цветов, а также богатство украшений. Обмирщение русской культуры в рассматриваемое время проявилось в том, что увеличилось гражданское строительство. Наиболее известными памятниками являются Теремной дворец в Кремле, купеческие палаты и другие постройки.

Новая мода

Принципиальное изменение стиля во внешнем виде принято относить ко времени правления Петра Алексеевича. Он в довольно резкой и эксцентричной форме заставлял своих приближенных и всех дворян носить западноевропейское платье, брить бороды, а дам обязал одеваться в пышные наряды, которые были в ходу у иноземных модниц. Однако одежда 17 века уже претерпела некоторые изменения. Так, при дворе предшественников первого императора уже можно было увидеть дворян в немецких костюмах. Вышеупомянутый Голицын также придерживался западноевропейской моды.

Значение периода

История русской культуры условно включает в себя несколько этапов: древний период, княжеский, Средневековую Русь, новое время, XIX век, советский и современный этап. В перечне изучаемый век занимает особое место, так как он стал подготовительным этапом для коренных преобразований Петра I. В это время сложились предпосылки для утверждения светского знания в науке и культуре. Некоторые исследователи даже склонны видеть распространение просветительских идей в нашей стране. Обмирщение русской культуры в 17 веке коснулось всех областей жизни. И в этом состоит её принципиальное отличие от искусства всего предшествующего времени, когда заимствования западноевропейских достижений и новинок носило спорадический характер, а светское знание было развито крайне слабо.

Место в общеевропейском развитии

Культуры мира при всём своём многообразии тем не менее имеют одну общую генеральную линию изменений. В самом начале возникновения они отличаются глубокой религиозностью. Вера проникает во все сферы жизни общества и определяет их особенности. Но постепенно в искусство и общественное сознание просачивается светское знание, которое меняет мировоззрение людей. При сохранении господствующей религии мастера начинают проявлять бо́льший интерес к человеческой личности, мирским заботам.

В этом отношении культура и быт 17 века в России прошли тот же путь развития, что и западноевропейские страны. Впрочем, в нашем государстве религиозное сознание по-прежнему во многом определяло общественно-политическую и культурную жизнь. Дело в том, что в странах Западной Европы светское знание начало распространяться уже в XII-XIII веках. А в нашей державе только в рассматриваемый период. В связи с этим религия и в последующие столетия занимала видное место в жизни общества.

Отношения с Западом

В рассматриваемое время расширились связи России с Европой. Иностранные мастера стали играть большую роль в культурном развитии нашей страны. Например, братья-греки основали знаменитую Славяно-греко-латинскую академию. Симеон Полоцкий, белорус по происхождению, сыграл большую роль в распространении просвещения при царском дворе. Он способствовал развитию художественной литературы и поэзии.

В это же столетие наша страна стала играть заметную роль на международной арене, вступая в коалиции западноевропейских государств. Например, Россия приняла участие в Тридцатилетней войне. Всё это не могло не сказаться и на внутриполитической жизни страны, которая почувствовала себя частью европейского пространства. Перемены в мировоззрении отобразились не только на культурно-образовательной политике, но и в быту. И даже одежда 17 века свидетельствовала о том, что образованные круги общества почувствовала живой интерес к своим соседям.

Традиционность культуры

Несмотря на все вышеперечисленные достижения, российское искусство оставалось достаточно консервативным. Хотя многие переняли достижения западноевропейских стран, значительная часть общества тем не менее крайне отрицательно отнеслась к отечественным новаторствам и различным иноземным новинкам. Неудивительно, что петровские реформы были восприняты как нечто инородное и чуждое русскому духу. Поэтому в этом смысле об обмирщении культуры следует говорить с оговорками и очень осторожно.

Те изменения, которые произошли в обществе, несомненно, дают основание назвать этот этап особым, важным периодом в развитии. Однако не следует сбрасывать со счетов то обстоятельство, что во многом российская культура сохранила свои традиционные, присущие только ей черты. В первую очередь это, разумеется, касается людского мировоззрения. Переняв одежду, моду, многие круги общества тем не менее оставались верны старинным обычаям, традициям, привычкам. Это особенно отчётливо стало заметно в годы правления Петра I. Царю пришлось столкнуться с боярской оппозицией, что не желала принять его нововведения. Вместе с тем первый император нашёл себе опору среди тех, кто придерживался курса на сближение с Западной Европой.

fb.ru

ОБМИРЩЕНИЕ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ — Мегаобучалка

В русской культуре XVII в. прослеживаются черты перехода от средневековья к новому времени. Главная особенность куль­туры этого периода состояла в усилившемся процессе ее обмир­щения, т. е. освобождения от церковного влияния. Обмирщение охватило все сферы культурной жизни страны: литературу, жи­вопись, архитектуру и т. д. Само церковное мировоззрение пе­реживало кризис, выразившийся в расколе. Появляются новые

жанры в литературе, ранее неизвестные стили в архитектуре и живописи, развивается печатное дело. Заметным становится лич­ностное начало, которого практически не знала средневековая культура, имевшая дело не с живыми людьми, а с носителями либо добра, либо зла. На развитие русской культуры оказали также влияние постепенное преодоление национальной замкнуто­сти и расширение связей с другими странами.

Самые выразительные новшества прослеживаются в литера­туре. Если литературные герои предшествующего времени пре­бывали в неустанной молитве, их действия сковывала боже­ственная воля, то теперь героями становятся предприимчивые и энергичные люди, ищущие приложения сил и способностей в по­лезных начинаниях. Герои литературы XVII в. начинают осво­бождаться от оков рода, их судьба персонифицируется. Вместе с тем литература совершала только первые шаги в преодолении средневековых традиций и еще не обрела альтернативы им.

В литературе XVII в. утвердилось два течения: панегириче­ское, феодально-охранительное, и народно-обличительное. Самым крупным представителем первого течения был Самуил Емельяно-вич Петровский-Ситнианович, уроженец Полоцка и потому именовавшийся в Москве Симеоном Полоцким. Образование он получил в Киево-Могилянской академии, а затем в Виленской академии, после окончания которой принял монашеский сан. О себе он писал: «Ума излишком, аже негде девати,— купи кто хочет! А я рад продати». Покупателем оказался Алексей Михай­лович, которому приглянулись стихи, сочиненные Полоцким в его честь во время пребывания в Полоцке. В 1661 г. Симеон переехал в Москву, где стал учителем царевичей Алексея и Фе­дора и царевны Софьи. Расцвет поэтического дарования Симео­на Полоцкого падает на годы его пребывания в России. Его жизненный путь являет выразительный пример близости культур двух народов и их взаимной тяги друг к другу.



С именем Полоцкого связано появление в литературе новых жанров — поэзии и драматургии. Он был первым в стране при­дворным поэтом-одописцем, сочинявшим тяжеловесные силлаби­ческие стихи. В сочинениях Полоцкого господствуют панегириче­ские тона, идеализировавшие самодержавие и царя Алексея Михайловича. Его же перу принадлежат оригинальные пьесы на русском языке «О Новходоносоре царе» и «Комедия притча о блудном сыне». В новую форму автор вложил традиционное содержание: младший сын в отличие от старшего, проявлявшего покорность родительской воле, не пожелал «в отчинной стране юность погубити» и отправился странствовать, превратился в блудного сына, испившего много горя. Он возвращается в отчий дом, убежденный в необходимости слушаться старших.

Полоцкий известен не только как поэт и драматург, но и как публицист. Он сторонник самодержавия. Только оно, по его мне­нию, способно успешно решать внешнеполитические задачи и

«утоляти» мятежи. Самодержец, однако, должен подбирать се­бе помощников, руководствуясь не их породой, а рационалисти­ческим принципом: знанием, моральным авторитетом, заслугами.

Оценка самодержавия как самой лучшей политической систе­мы обрела наиболее полное обоснование в сочинениях Крижани-ча. Хорват Юрий Крижанич, прибывший в Россию в 1659 г., написал ряд трактатов, среди которых важнейший «Политика», отдавал предпочтение «самовладству», потому что только с ним он связывал справедливое правление, обеспечивавшее стране покой и согласие народа, а также возможность без проволочек исправлять промахи. Но порядок и гармонию способен обеспе­чить только мудрый царь. Крижанич выступал за объединение славянских народов.

Крижанич, как и Полоцкий, не осуждал крепостнических по­рядков, но оговаривался, что надлежит ограничить аппетиты по­мещиков. При неумеренных тяготах хозяйство крестьянина при­дет в упадок, и он утратит тяглоспособность. Отсюда проистека­ла убежденность обоих мыслителей в необходимости установить умеренный уровень феодальной эксплуатации.

Народно-обличительную литературу представляет «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». Аввакум — талант­ливый писатель-полемист, основоположник биографического жанра. Если герои житийной литературы наделены мифическими добродетелями и выступают безукоризненными подвижниками, то в «Житии» Аввакум Петрович выглядит реальной личностью с достоинствами и недостатками. «Житие» — остросюжетное по­лемическое сочинение, его автор на примере собственной жизни, полной страданий и драматических коллизий, повествует о фана­тической преданности идеям древнего благочестия. Во всех по­ступках вождя старообрядчества четко прослеживается его неприятие новизны, науки и всего, что шло из Западной Европы. Язык «Жития» прост, динамичен, рассчитан на широкую аудито­рию, которую автор намерен склонить на свою сторону. Аввакум содействовал обогащению литературного языка элементами жи­вой народной речи.

Содержание так называемых бытовых повестей XVII в. обна­руживает две тенденции: с одной стороны, герои пытаются вы­рваться из оков церковности; с другой стороны, попытки героя выйти из рамок житейской мудрости Домостроя заканчиваются полным крахом. Патриархальные устои хотя и высмеиваются, но герои не могут их преодолеть.

Темой «Повести о Горе-Злочастии» является судьба молод-Ца, не внявшего родительским советам и поплатившегося за это нищетой. Мытарства героя заканчиваются тем, что он оказывает­ся в монастырской келье. В отличие от предшествующего вре­мени келья уже не умиляет героя, жизнь в ней равнозначна само­убийству. В повести раскрыт образ человека, его внутренний мир и трагические переживания.

8 История СССР до 1КЫ года 225

В «Повести о Савве Грудцыне» фигурируют реальные истори­ческие личности и определенная географическая среда, чем со­здается видимость подлинности рассказанной истории. Герои по­вести — богатые купцы Грудцыны-Усовы, торговавшие по горо­дам Волги и Камы. В основу сюжета положены похождения ку­печеского сына Саввы Грудцына, отправленного отцом по торго­вым делам в Соль Камскую: беспутный сын предался разврату, продал душу дьяволу, затем попал в солдаты, участвовал в Смоленском походе, освободился от дьявола с помощью казан­ской иконы богоматери и оказался в монастыре, где и закончил свою жизнь.

Примечательны сатирические произведения с пародиями на неправый суд, беспутную жизнь монахов, бесправие простого человека и т. д. Повесть о «Шемякиной суде» рассказывает о разбирательстве в суде конфликта между двумя братьями, один из которых был богатым, а другой бедным. Богач дал свое­му брату лошадь и сани, чтобы тот вывез из леса дрова, но по­жалел дать сбрую. Бедняк привязал сани за хвост лошади, хвост оборвался, и богач через суд затребовал от брата возвращения лошади с хвостом. Бедняк во время суда многозначительно пока­зывал из-за пазухи судье Шемяке сверток, давая понять, что его ожидает богатый посул. Это и определило поведение Шемя-ки — он решил дело в пользу бедняка. На поверку оказалось, что в платок был завернут простой камень. Выражение «Шемя­кин суд» стало нарицательным для характеристики продажности и беспринципности судей.

«Повесть о Ерше Ершовиче» тоже пародирует судебные по­рядки, предусмотренные Уложением 1649 г. Герои повести — рыбы Ростовского озера: здесь и рыбы-господа Осетр, Белуга и Белая рыбица, сын боярский Лещ, приставы Окунь и Налим, свидетель Сельдь, судья Сом усатый, подьячий Вьюн и прочие представители рыбного царства. Выиграть процесс мелкой ры­бешке Ершу у сына боярского Леща оказалось не под силу, Ерша суд признал виновным. Повесть заканчивается словами: «Плюнул Ерш судьям в глаза и скочил в хворост: только того Ерша и видели».

Повесть «Калязинская челобитная» высмеивает быт монахов Калязинского монастыря, прославившегося распутной жизнью. Монастырская братия озабочена не молитвами, а наличием в до­статке пива и вина. Мечта монахов состояла в том, чтобы иметь такого архимандрита, «который бы с нами горазд лежа вино да пиво пить, а в церковь не ходить, а нас бы не томить».

Зодчество принадлежит к той сфере культуры, где, как и в литературе, на протяжении XVII в. произошли наиболее суще­ственные изменения.

Основным строительным материалом оставалось дерево, из которого сооружались как избы крестьян и посадских, так и па­латы и дворцы бояр и царей. Новое в архитектуре состояло в

том, что в XVII в. увеличилось число зданий, воздвигаемых из кирпича. Если раньше монументальные сооружения имели только культовое и военное назначение, то теперь возводимые здания использовались для жилья, правительственных учреждений и торгово-промышленных предприятий.

В связи с укреплением экономических связей между отдель­ными областями и возросшей централизацией государства в ар­хитектуре хотя и сохранялись районные особенности, но они утратили прежнее значение, и она приобретала общероссийский характер. Зодчество, как и литература, подвергалось обмирще­нию. Наиболее выразительные его черты состояли в сближении культового стиля с гражданским, в замене суровых и аскетиче­ских сооружений зданиями с украшениями, придававшими им живописность и праздничную торжественность. Широко приме­нялись новые виды строительного материала: многоцветные из­разцы, фигурный кирпич, белокаменные детали.

К выдающимся памятникам деревянного зодчества XVII в. относится затейливый и роскошный царский дворец в Коломен­ском, называвшийся современниками восьмым чудом света. Комплекс представлял сочетание больших и малых срубов-кле­тей и включал соединенные между собой переходами хоромы царя, царицы, царевичей и царевен, а также разнообразные служебные постройки. Дворец венчали разной формы покрытия, окрашенные в яркие цвета: шатровые, бочечные и кубовые. Снаружи его украшала позолоченная резьба.

В деревянном культовом зодчестве преобладали шатровые храмы, но наряду с ними получили распространение ярусные церкви: на четверике устанавливалось несколько последователь­но уменьшавшихся восьмериков (Вознесенская церковь в Торж­ке, 1653 г.). Строгие пропорции придавали даже небольшому храму монументальность.

Несмотря на попытку Никона изолировать церковное зодче­ство от общих тенденций развития русского искусства, новые явления проникали и в кирпичную храмовую архитектуру. Никон сразу же после вступления на патриаршество в 1652 г. запретил строительство шатровых храмов. Он хотел вернуть культовой ар­хитектуре черты суровой монументальности предшествующих веков и образцом для подражания считал Успенский собор в Кремле. Сам Никон намеревался воплотить традиции зодчества в храмах, строившихся по его заказу, но и он в конечном счете поддался воздействию нового.

Первым по заказу Никона на одном из островов Валдайского озера был построен Валдайский Иверский монастырь. Огромные оконные проемы в пятиглавом соборе свидетельствовали об от­ступлении от канонов зодчества XVI в. Отступления прослежива­ются и во внутреннем убранстве храма — при его отделке исполь­зовались многоцветные изразцы. Не удалось Никону возродить Радиции зодчества XVI в. и при сооружении Новоиерусалим-

ского монастыря. Воскресенский собор монастыря должен был воспроизвести храм гроба господня в Иерусалиме. Но в соответ­ствии с вкусами XVII в. собор был снаружи и внутри украшен многоцветными изразцами. Строительство его завершилось в 1685 г.

Идея превосходства духовной власти над светской выражена также в грандиозном сооружении ростовского митрополита, из­вестном под названием Ростовского кремля (1670—1683). Ан­самбль, включавший жилые покои митрополита, хоромы митро­полии, множество хозяйственных построек и пятиглавую церковь Воскресения, сочетал жилой комплекс с храмовым. Все построй­ки окружали внушительные стены с башнями, имитировавшие мощную городскую крепость.

В XVII в. завершается оформление множества монастырских ансамблей, начало которым было положено в предшествующих столетиях: Иосифо-Волоколамский, Троице-Сергиев, Кирилло-Белозерский и др. Организующим центром каждого из них были соборы, возвышавшиеся над всем комплексом. Сооружались огромные трапезные с большими залами без опор. Значительные по размерам оконные проемы, украшенные затейливыми налич­никами, изразцы на внутренних стенах, роскошные порталы при­давали трапезным вполне светский облик. Трапезная Троице-Сергиева монастыря украшена лепным растительным орнамен­том. От грандиозных стен с башнями и бойницами, надвратных построек у въезда в храмы и монастыри веяло торжественностью и монументальностью.

К выразительным элементам храмового зодчества второй по­ловины XVII в. относились многоярусные колокольни. Легки и изящны шестиярусная башня Новодевичьего монастыря в Моск­ве и девятиярусная башня Иосифо-Волоколамского монастыря.

В конце XVII в. в храмовом зодчестве возникает новый стиль, получивший название нарышкинского (московское барокко). Его использовали при сооружении небольших церквей в усадь­бах русских вельмож. Особенностью храмов нарышкинского сти­ля является элегантность и строгая симметричность всего соору­жения. Выразительным памятником этого направления является церковь Покрова в Филях, отличающаяся необыкновенным изя­ществом и безукоризненными пропорциями. Вместо многоцвет­ных изразцов в церкви Покрова в Филях использованы только два контрастных цвета — красный и белый. Внутреннее убран­ство церкви отличается пышностью и богатством: многоярусный иконостас, ложа для владельца церкви, резные обрамления арок и т. д.

Гражданское строительство в XVII в. не отличалось много­образием типов сооружений. Торгово-промышленные здания представлены гостиными дворами в Китай-городе в Москве (1661 — 1665) и в Архангельске (1668—1684), а также Хамовным двором в Москве (1658—1661). Гостиный двор в Архангельске,

построенный под наблюдением Дмитрия Старцева, вытянулся вдоль Северной Двины на 400 метров, его окружали высокие каменные стены с боевыми башнями. Внутри гостиного двора размещалось более двухсот торговых помещений.

Гражданское зодчество находилось в поисках новых путей оформления зданий общественного назначения. За основу были положены жилые постройки, которым были приданы более мону­ментальные формы. Примером может служить Сухарева башня архитектора Михаила Чоглокова, воздвигнутая для стрелецкого Сухарева полка, проявившего верность Петру во время его кон­фликта с Софьей. Над массивным первым ярусом, по традиции являвшимся подклетом, расположились два яруса палатного строения, увенчанного башней с государственным гербом навер­ху. Ко второму ярусу вела широкая парадная лестница. К об­щественным постройкам в Москве, сооруженным тоже в конце столетия, относятся здания Земского приказа в Кремле (1683), а также Монетного двора.

Во много крат больше сохранилось жилых зданий. Они строились не только в Москве, но и других городах: Калуге, Гороховце, Устюге Великом, Ярославле, Пскове и т. д. Прообра­зом для них служили деревянные пятистенные дома, состоявшие из двух комнат с сенями посредине. Снаружи здания украша­лись наличниками, карнизами, порталами. Первый этаж пред­назначался для хозяйственных надобностей, второй был жилым.

Живопись относилась к тому виду искусства, где в наиболь­шей степени сохранилось влияние традиций и где новое проявля­лось меньше, чем в литературе и зодчестве. Это объясняется тем, что изобразительное искусство XVII в. представлено преимуще­ственно иконописью, находившейся под пристальным надзором государства и церкви. В патриаршей и царской грамотах 1668 и 1669 гг. живописцам предписывалось придерживаться издавна установившихся традиций. Особенно рьяно защищали старину старообрядцы, считавшие святотатством всякие отклонения в изображении святых: Аввакум резко осуждал иконы нового письма, на которых, по его словам, святой изображался «яко немчин, брюхат и толст».

Контроль за деятельностью живописцев осуществляла Ору­жейная палата Кремля. Возникнув еще в XV в. как хранитель­ница драгоценностей царской семьи и мастерская по производ­ству оружия, она в XVII в. становится художественным центром страны. В Оружейную палату были привлечены лучшие художни­ки со всей страны, а также иностранные мастера. В ней выпол­нялись работы для царского двора: писали иконы, парсуны (портреты), украшали рукописи, изготавливали знамена, шатры, повозки, мебель, утварь, игрушки для царевичей. Среди худож­ников Оружейной палаты сложилось разделение труда: одни из Ни* разрабатывали композицию иконы, другие писали лица,

третьи — одежду, четвертые специализировались на изображении растений и животных.

Помимо икон, художники расписывали стены храмов, в част­ности Архангельского собора. Стены нижнего яруса собора и столбы были украшены изображениями похороненных князей и царей.

В течение 30 лет художественную деятельность в Русском государстве возглавлял Симон Ушаков. Он выступал в роли ху­дожника, организатора живописцев страны, работавших в Ору­жейной палате, а также теоретика нового направления в живописи. Характерная черта Ушакова — пристальный интерес к изображе­нию человеческого лица.

В ранних произведениях лик под кистью Ушакова мало отли­чался от традиционного: худое плоское лицо, прямой тонкий нос, темные круги под глазами. Постепенно он преодолевал суро­вость выражения, аскетическое лицо приобретало живые черты. Стремление очеловечить лик Христа ярче всего выражено Уша­ковым в знаменитой иконе «Нерукотворный спас».

Широко известна другая его икона — «Насаждение древа го­сударства Российского». У истоков древа находится Иван Кали­та и митрополит Петр. На ветках древа укреплены медальоны с изображением наследников Калиты. С левой стороны древа стоит царь Алексей Михайлович, справа — его супруга и двое ца­ревичей. Это был живописный панегирик Романовым, якобы со­ставлявшим единое древо с Рюриковичами.

Высказывания Ушакова об искусстве и его назначении суще­ственно отличались от традиционных. Искусство должно быть близким к природе, радовать глаз яркими красками, а не мрач­ным, изображающим святых тощими и смуглыми. В основе оценки иконы должен лежать эстетический принцип, ей надлежит быть красивой.

Ушаков создал живописную школу. Его последователями бы­ли Георгий Зиновьев, Иван Максимов, Тихон Филатьев и др. Иосиф Владимиров развивал взгляды на иконопись, близкие взглядам Симона Ушакова.

В XVII в. было положено начало двум светским жанрам: портретной живописи и пейзажу. Оба жанра, однако, не преодо­лели еще манеры письма, присущей иконографии. Портретная живопись представлена немногочисленными парсунами. В парсу­нах, даже выполненных Ушаковым, отсутствует объемность изо­бражения, стремление достичь сходства с оригиналом сочеталось с плоскостной трактовкой. Таковы, например, парсуны царя Алексея Михайловича и его сына Федора Алексеевича. Пейзаж тоже еще не стал объектом самостоятельного изображения, он в иконе выполнял вспомогательную функцию, являлся фоном: ря­дом с ликом святого художник писал деревья, лес с птицами и зверями, цветы и т. д.

Признаки обмирщения обнаруживаются и в просвещении

Грамотность широко проникла в посадскую среду, где в конце столетия каждый второй или третий горожанин умел читать и писать. Грамоте обучали либо члены семьи, либо мастера — учителя из священников, дьячков и подьячих.

К показателю возросшего интереса к просвещению относится появление печатных букварей. Первый из них, составленный Ва­силием Бурцевым, был опубликован в 1634 г. и затем несколько раз переиздавался. В конце столетия появился иллюстрирован­ный букварь Кариона Истомина, а также рукописные руковод­ства по арифметике. Карион Истомин для запоминания букв вос­пользовался выразительными картинками.

В роли распространителя просвещения выступали как госу­дарство, так и церковь. В 1665 г. при Заиконоспасском монасты­ре в Москве была открыта школа, готовившая подьячих для приказов. Ее учащиеся овладевали грамматикой и латинским языком. В школе при Печатном дворе, открытой в 1680 г., обуча­лось свыше двухсот человек, главным предметом был греческий язык. Скромную сеть учебных заведений венчало открытое в 1687 г. Славяно-греко-латинское училище, переименованное за­тем в академию, где преподавались как светские, так и духов­ные дисциплины: грамматика, пиитика, риторика, богословие и др. Все предметы вели приглашенные греки братья Иоаникий и Софроний Лихуды. Академия готовила кадры для правительст­венных и церковных учреждений. В академии обучался будущий доктор медицины и философии Падуанского университета Петр Васильевич Постников.

БЫТ

Характерной чертой быта является его консервативность: человек с трудом расставался с передаваемыми из поколения в поколение привычками, веками складывавшимися нравственными устоями и обрядами, а также представлениями о моральных цен­ностях. Именно поэтому в XVII в. в основном продолжали жить по Домострою.

Важнейшее свойство быта феодального общества состоит в его сословности: экипировка человека, архитектура жилища и его внутреннее убранство, домашняя утварь, пища и многое дру­гое находилось в прямой зависимости от сословной принадлеж­ности человека. Горлатную шапку и соболью шубу мог носить только боярин, в то время как крестьянин должен был доволь­ствоваться зипуном из грубого сукна домашнего изготовления или кожушком из овчины и столь же недорогим головным убо­ром -~ войлочной шляпой летом и суконкой, подбитой овчиной,— имои. Стол боярина по богатству и разнообразию блюд отли­чался от крестьянского в такой жъ мере, как боярская усадьба °т крестьянской избы. Эту зависимость быта от сословной при-аДлежности подметил наблюдательней Котошихин: «а в домях Ни своих живут против того, кто как'Ой'чести и чином».

23!

Л

В то же время в быту прослеживаются некоторые общие чер­ты, обусловленные общностью социальной, экономической и по­литической среды, в которой жили люди.

Глубокие социальные различия между боярином и крестьяни­ном не исключали того, что оба они по отношению к царю явля­лись не гражданами, а холопами.

Крепостное право лишало крестьян не только личной свобо­ды, оно властно вторгалось в имущественные отношения и семей­ную жизнь, нарушало неприкосновенность домашнего очага, по­пирало личное достоинство человека. Полная зависимость кре­стьянского бытия от произвола барина, грубое вмешательство по­мещика в заключение брачных союзов, предоставление помещику права чинить над крестьянами суд и расправу за все случаи на­рушения феодального правопорядка, кроме дел, связанных с убийством, право пытки крестьян оказывали огромное влияние на формирование крестьянской психологии и представление о человеческом достоинстве. Но этот же произвол вел к накопле­нию вражды и ненависти, готовности крестьян встать на путь отчаянного стихийного сопротивления, что находило наиболее яркое отражение в крестьянских войнах.

Господствовавшие в стране крепостнические порядки и самодержавный строй оказывали влияние и на дворянство, со­здавая внутри его иерархию отношений и развивая в представи­телях господствующего сословия чувство холопской угодливости, смирения и кротости к лицам, занимавшим по отношению к ним более высокую ступень, и безнаказанной жестокости, хам­ства и высокомерия по отношению к тем, кто стоял ниже.

Другой особенностью феодального быта являлась замкну­тость жизни людей. В первую очередь она определялась замкну­тостью их хозяйственной деятельности: каждый крестьянский двор представлял нечто изолированное, способное существовать независимо от других дворов. Натуральный характер хозяйства позволял и барину обходиться плодами крестьянского труда и не прибегать к услугам рынка: к месту жительства помещика тяну­лись обозы со всякой снедью и изделиями крестьянских про­мыслов.

Из сказанного, однако, не следует, что крестьянская и город­ская среда состояла из замкнутых в себе сельских или посадских дворов. Главным местом общения в сельской местности была церковь: на паперти велись деловые разговоры, обсуждались вопросы частной и общественной жизни, такие, например, как раскладка повинностей, разбирались и примирялись споры жи­телей и т. д. Церковь являлась также местом, где молодые люди могли увидеть друг друга, чтобы потом связать свои судьбы брачными узами.

Нередко деловые разговоры велись и в самой церкви. Еще Домострой предписывал стоять в церкви молча, не переступая с ноги на ногу и не прислоняясь к стене или столбу. В XVII в.

рекомендованные Домостроем нормы поведения были возведены в закон — Уложение 1649 г. решительно требовало от прихожан «в церкви божий стояти и молитися со страхом, а не земная мыслити» Подача царю челобитной во время богослужения ка­ралась тюрьмой.

Мест общения в городе было значительно больше, чем на селе Помимо церквей, горожане для контактов друг с другом пользовались торговыми банями, рынками, а также приказной избой, у которой население извещалось о таких событиях, как объявление войны, заключение мира, о моровом поветрии и т. д.

Сельские и городские жители пользовались еще одним сред­ством общения — выездом в тети к родственникам и знакомым. В XVII в. продолжали придерживаться традиционной церемонии приема гостей и раздельного застолья мужчин и женщин

Для быта феодального общества характерна также такая черта, вытекавшая из натурального хозяйства, как патриархаль­ный уклад жизни Патриархальными отношениями была прони­зана жизнь как крестьянской или посадской семьи, так и бояр­ской. Непременным ее признаком являлось беспрекословное под­чинение воле старшего и приниженное положение женщины. Ярче всего патриархальные черты быта проявлялись в период создания новой семьи — при ее возникновении главными дейст­вующими лицами были не молодые люди, которым предстояла совместная жизнь, а их родители. Именно они совершали обряд сватовства: родители невесты собирали сведения о репутации жениха (что он не пьяница, не лентяй и т. д.), а родители жени­ха усердно изучали перечень того, что невеста получит в при­даное. Если результат удовлетворял обе стороны, то наступал второй этап обряда — смотрины невесты.

Смотрины совершались тоже без участия жениха — по его поручению смотрельщицами выступали мать, сестры, родствен­ницы или те, «кому он, жених, сам верит». Цель смотрин состояла в установлении отсутствия умственных и физических недостат­ков у невесты. Положительный исход смотрин давал основание для разговоров о решающей процедуре — определения времени венчания и свадебных торжеств Сроки закреплялись докумен­том, в котором указывалась сумма неустойки, если одна из сто­рон откажется от условий контракта.

Наконец, наступал день венчания. Под венец невеста шла закутанной в фату. Только во время свадебного пиршества неве­сту «открывали», и муж мог разглядеть супругу. Иногда случа­лось, что супруга оказывалась с изъяном: слепой, глухой, умст­венно неполноценной и т. д. Такое происходило, если во время смотрин показывали не невесту с физическими недостатками, а ее здоровую сестру или даже девушку из другой семьи. Обману­тый муж исправить дела не moi — патриарх не удовлетворял че­лобитной о разводе, ибо руководствовался правилом: «Не прове-Дав подлинно, не женися».

В таком случае муж мог в конце концов добиться своего путем ежедневных истязаний супруги, требуя пострижения в мо­настырь. Если молодая женщина упорно отказывалась пересе­ляться в монастырскую келью, то ее родители подавали патриар­ху челобитную с жалобой на жестокость супруга. Обоснованная жалоба могла иметь последствие — изверга определяли в мо­настырь на покаяние сроком на полгода или год. Развод давали лишь после того, как возвратившийся из покаяния супруг про­должал истязать жену.

Хотя Котошихин и писал, что «так же и меж торговых лю­дей и крестьян свадебные зговоры и чин бывает против такого же обычая во всем», но вряд ли в крестьянских и посадских семьях возможен был показ во время смотрин подставных невест — в этих семьях они не вели затворнической жизни. Еще больше от описанного обряда отличались браки крепостных крестьян. Здесь решающее слово принадлежало не родителям, а помещику или его приказчикам. Приказчик А. И. Безобразова составлял списки женихов и невест, формировал брачные пары и сам выступал в роли свата. Если, однако, алчность приказчи­ка была должным образом удовлетворена подношениями заинте ресованных родителей, то он мог пойти навстречу их желаниям. Браки подлежали утверждению барина, заключение их без его санкции могло вызвать наказание вступивших в брак.

Обязанность детей беспрекословно повиноваться воле роди­телей в XVII в. приобрела силу закона: Уложение 1649 г. запре­щало сыну или дочери жаловаться на отца или мать, челобитчи­ки подлежали наказанию кнутом. Уложение устанавливало раз­ную меру наказания за одинаковое преступление, совершенное мужем и женой: мужеубийцу ожидало закапывание по шею в землю и мучительная смерть, а репрессии по отношению к мужу Уложение не предусматривало, на практике ограничивались покаянием.

В семье продолжало существовать издавна сложившееся раз­деление труда между ее мужской и женской половинами. На до­лю мужчин выпадали самые тяжелые сельскохозяйственные работы (пахота, боронование, посев и др.), а также уход за ра­бочим скотом, заготовка дров, охота и рыболовство. Женщины участвовали в жатве, сенокосе, обрабатывали огород, ухаживали за домашним скотом, готовили пищу, шили одежду, пряли и тка­ли. На попечении женщин находились дети.

Некоторые черты общности в одежде и жилище прослежи­ваются у всех слоев феодального общества. Одежда, в особен­ности нательная, была одинаковой у крестьянина и боярина: мужчины носили порты и рубаху навыпуск. Кафтан и зипун состоятельного человека отличались от одежды крестьянина и посадского только материалом, из которого они изготовлены, а также мастерством изготовления. На боярский кафтан употреб­ляли заморские сукна и парчу, в то время как крестьяне шили 234

его из сермяжного сукна. Меховую одежду крестьянина и посад­ского изготавливали из овчин, а шубу состоятельного человека — из дорогих мехов: соболя, куницы, горностая. Дорогая шуба от­личала простолюдина от боярина, поэтому последний, истекая потом, не расставался с нею даже в жаркие летние дни. Изго­товление одежды в крестьянской и посадской семье являлось заботой женщин. Одежду бояр и богатых людей шили обученные мастера-портные. То же самое относится и к обуви. Лапти в XVII в. еще не стали универсальной обувью крестьян. Они носили также и сапоги, отличавшиеся от боярских тем, что были изготовлены не из импортной кожи, более тонкой и эластичной, а из грубой сыромятной.

В жилищах и хозяйственных постройках подавляющего боль­шинства дворянских усадеб тоже было немало общего с кресть­янским двором — в XVII в. еще не знали роскошных дворцов. Изба крестьянина и посадского, как и жилище дворянина, сооружалась из дерева. Но помещичья изба отличалась от крестьянской размерами и наличием удобств, а хозяйственные постройки большим разнообразием: горница зажиточного чело­века обогревалась печью с вытяжной трубой для дыма, в то вре­мя как крестьянин ютился в курной избе. В комплекс хозяйствен­ных построек боярской усадьбы входили сооружения, предназна­ченные для обслуживания многочисленной дворни: поварни, лед­ники, погреба, хлебники, пивные сараи и др. Крестьянский двор помимо избы — жилого помещения, включал клеть — неотапли­ваемое помещение для хранения одежды, посуды, зерна, съест­ных припасов, а также амбары.

Новшества в быт проникали прежде всего в верхи дворянства. Они были обусловлены развитием товарно-денежных отношений и началом формирования всероссийского рынка. Под их воз­действием изменялись как материальные, так и духовные усло­вия жизни верхов. В частности, увеличился приток в Россию изделий западноевропейских мануфактур. В боярских домах по­явились предметы роскоши, комфорта, причем, чем ближе к кон­цу столетия, тем в большей мере ощущалось влияние Западной Европы.

Дом богатого вельможи, фаворита Софьи боярина В. В. Голи­цына, охотно воспринимавшего европейский комфорт, был напол­нен предметами западноевропейского производства. Множество комнат его кирпичного дома были обставлены европейской ме­белью, а стены увешаны зеркалами. С потолка столовой палаты свисала огромная люстра, на полках была выставлена для обозрения дорогая посуда. В спальне стояла иноземного произ­водства кровать с пологом. В отличие от библиотеки Безобразова, состоявшей из трех десятков церковных книг, обширная библио­тека Голицына содержала множество сочинений светского содер­жания, что свидетельствовало о высоких духовных запросах ее владельца.

Вкусы и манеры Голицына, как и роскошная обстановка в его доме, были присущи единицам, даже в среде правящей вер­хушки. Но европейское влияние, касавшееся, например, одежды и растительности на лице, более или менее широко проникало в придворную среду. О том, что во второй половине XVII в. бри­ли бороды, свидетельствуют дошедшие до нас портреты. Светские и духовные власти противодействовали проникновению в страну новых обычаев. Алексей Михайлович требовал от придворных, чтобы они «иноземских немецких и иных извычаев не перенима­ли, волосов у себя на голове не подстригали, також и плагья, кафтанов и шапок с иноземских образцов не носили и людям сво­им по тому ж носить не велели». Курение табака считалось бого­мерзким занятием. Уложение 1649 г. грозило продавцам табака смертной казнью, а курильщикам — ссылкой в Сибирь.

Наблюдалось и ослабление затворнической жизни женщин в боярском и царском теремах. Показательной в этом отношении является судьба царевны Софьи, окунувшейся в водоворот политической борьбы.

Глава XIII.

megaobuchalka.ru

Обмирщение - это... Что такое Обмирщение?

Обмирщение в христианстве — процесс переориентации церкви на решение проблем мирской жизни, что противопоставляется высокодуховным и священным задачам спасения жизни вечной[1]. Обмирщение священнослужителей может выражаться в занятиях коммерцией, стремлении к привилегиям, материальным благам, должностям; интеграции с государственной властью, симонии). У старообрядцев — осквернение, отступление от правил, войдя в сношение с иноверцами.

Особенно быстрый и сокрушительный характер обмирщение приняло после легализации христианства царём Константином Великим в 313 году, а затем и возведением христианства в ранг государственной религии.

Священномученик Киприан Карфагенский объяснял большое количество отрекшихся от Христа во время гонения императора Декия в 251 году тем, что христиане чрезмерно увлеклись любостяжанием — «Итак переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа. Никакой воин не связывает себя куплями житейскими, чтобы угодить военачальнику» (2Тим.2:3-4).

Попытки противостояния обмирщению

Сплочённые раннехристианские общины проповедовали апостольскую простоту и непосредственность, публичную исповедь, ответственность и торжественность принятия крещения (совершаемого после 40-дневного поста, во время божественной литургии в присутствии собравшейся местной общины). Проповедь христианства в отдалённых государствах велась энтузиастами без преследования интересов церковной или мирской власти, ради спасения душ аборигенов. Не существовало такого количества замысловатых церемоний, ритуалов и запретов.

Отшельничество

Основание монастырей было связано с убеждённостью некоторых крайних ревнителей чистоты христианства в том, что «в миру» спастись уже невозможно, в связи с чем они уходили в глухие пустыни, горы и леса, где основывали монастыри. Возросший авторитет монашества повлёк за собой привёл к тому, что монастыри стали богатеть, вовлекаться в политическую жизнь, и, наконец, были полностью подчинены правящим епархиальным архиереям, которые, через некоторое время стали избираться/назначаться исключительно из самих же монахов (иногда, не столько по стремлению их к высокой духовной жизни, сколько по их способности к административно-чиновнической церковной деятельности — нахождению компромиссов) [источник не указан 651 день]. Представители духовенства чаще стали стремиться к церковной карьере, церковным наградам, пышным титулам, высоким должностям.

Протестантизм

В 16-м веке в католической Европе появился протестантизм, одним из лозунгов которого была борьба с обмирщением христианства. Однако, протестантизм, лишённый непрерывного преемства от древних обычаев и богословского осмысления, ещё более утратил свою сакральность (даже по сравнению с католичеством). Именно в протестантских странах появилась и начала развиваться секуляризация — отделение государства от церкви, а также школы (образования), науки, искусства и бытовых отношений от церкви.

Обновленчество

В 1917 году в России пала царская власть, и церковные деятели поспешили воспользоваться благоприятным случаем, чтобы избрать патриарха и по накопившимся злободневным вопросам провести необходимые церковные реформы. Однако, и в этом случае, притормозить процесс обмирщения Церкви не удалось: с одной стороны появилось малоуправляемое деградирующее обновленчество, с другой стороны, на Православную Церковь обрушились изощрённые гонения атеистов-большевиков.

Практика Церкви

Православная Церковь обмирщение называет злом. Законными и эффективными средствами противостояния обмирщению признаются всемогущая помощь Божия и личное благочестие каждого христианина.

См. также

Примечания

dic.academic.ru

Обмирщение культуры в 17 веке

XVII век – это переходное столетие для отечественной истории и культуры. Этот период принято считать временем. Именно тогда в нашей стране сформировались предпосылки для знаменитых петровских реформ. Главная составляющая этого процесса – обмирщение культуры.

Обзор эпохи

Рассматриваемое время интересно тем этапом, который наглядно показывает, что реформы Петра I возникли не на пустом месте. Они стали естественным следствием всего предшествующего развития страны. В этом плане изучаемое столетие очень показательно, поскольку именно в этот промежуток времени произошли коренные перемены почти во всех сферах общественной жизни. Изменения коснулись политики, экономики, общества. Кроме того, Россия стала играть видную и заметную роль в международных отношениях в Западной Европе. Поэтому обмирщение культуры следует рассматривать в контексте вышеуказанных инноваций.

Основные направления развития

В предыдущие столетия религия занимала определяющее место в истории и искусстве России. Власть, общество, образование определялись ею, что наложило заметный отпечаток на образ жизни и мысли населения. Однако в XVII веке наметилась новая тенденция развития: расширились связи с Западной Европой, поэтому в нашу страну просочились иностранные достижения. Образованные круги общества стали проявлять интерес к светскому знанию, наукам, культуре и, наконец, к европейскому образу жизни.

Всё это очень заметно сказалось на жизни и быте российского населения. Ещё одно направление развития, которое обозначилось в рассматриваемое время, – это тенденция к заимствованиям основных достижений и новинок из-за рубежа. Поначалу этим занимались лишь ближайшие приближенные московских правителей и видные аристократы, которые могли себе позволить закупать дорогие иностранные товары. Число таких людей медленно, но неуклонно росло. Эта небольшая прослойка впоследствии и стала опорой для Петра I при проведении им своих реформ.

Предпосылки перемен

Обмирщение культуры возникло в результате всего предшествующего развития истории России. Дело в том, что ещё в Средневековье московские князья приглашали иностранцев к своему двору для строительства, а также в качестве лекарей, мастеров, ремесленников и художников. Ярким примером может служить приглашение Иваном III известного итальянского архитектора Аристотеля Фиораванти для сооружения знаменитого Успенского собора в московском Кремле. Ещё один пример – работа талантливого греческого художника Феофана Грека на Руси.

В рассматриваемое время такие случаи обращения к иностранным мастерам были редки. Но тем не менее они были показательны. Во-первых, говорили о тенденции российского общества к заимствованию западноевропейского опыта. Во-вторых, это стало предпосылкой для такого явления, как обмирщение культуры.

Бытовые повести

Литература 17 века очень ярко отразила эту тенденцию к проникновению светских знаний и достижений в искусство. Дело в том, что в рассматриваемое время возникли новые жанры, целью которых было не только поучать, но и развлекать читателя. При этом на главное место выходила личность человека, его стремления и желание пробиться в жизни, достичь определённого положения. К этим жанрам относится так называемая бытовое сказание. Его примерами стали произведения: «Повесть о Савве Грудцыне», «Повесть о Горе и Злосчастье» и другие. Их особенностью было то, что в них особое внимание уделялось изображению непохожих характеров персонажей, их нелёгкой доли, житейских проблем. А, главное, авторы стали уделять большое внимание личностным качествам действующих лиц.

Сатира

Литература 17 века интересна ещё и тем, что в ней именно в это оформилась сатира. Авторы в довольно ироничной форме высмеивали недостатки современной им бюрократии. Как правило, объектом юмора становились чиновники, судьи, взяточничество и казнокрадство. Среди наиболее известных произведений этого жанра можно назвать «Повесть о Шемякином суде», «Повесть о Ерше Ершовиче» и другие. Появление сочинений подобного рода свидетельствует о том, что российская культура вступила в новый этап развития. Светский характер литературы был налицо. И это говорило о серьёзных изменениях в общественном сознании.

Исторические сочинения

Начало столетия ознаменовалось страшными потрясениями для страны. Смута, династические перевороты, угрозы захвата государства поляками, пресечение династии – всё это потрясло, сильно повлияло на мнение общества. Люди начали активно осмыслять произошедшее. Многие летописцы и авторы в своих сочинениях пытались найти причину этой масштабной катастрофы, что потрясла Московское государство. Эти попытки понять и разобраться в произошедшем также свидетельствуют о серьёзных сдвигах во взглядах образованных кругов. Интеллигенты стали анализировать те перемены, которые произошли в стране. Так, возник новый жанр исторического повествования, как правило, посвящённого смутному времени («Повесть 1606 года»).

Изменение мировоззрения

Люди в культуре XVII века – это одна из принципиальных проблем для понимания вопроса о том, что же стало толчком к изменению в искусстве нашей страны в изучаемое время. Дело в том, что образованные круги общества всерьёз заинтересовались светским знанием. Многие приближенные царей Михаила и Алексея Романовичей перенимали достижения стран Западной Европы. Но и в городской среде читающая публика также стала интересоваться светской литературой, что тоже стало явным признаком происходящих изменений.

Люди в культуре нового времени стали более восприимчивы к светским и развлекательным жанрам. Они интересовались театром, повестями, сатирой. Процент читающих лиц возрос по сравнению с предыдущим временем. Количество книг увеличилось, стали распространяться печатные издания. При дворе ставились театральные постановки. Всё это свидетельствовало о серьёзных переменах в мировоззрении эпохи, что и стало идеологической основой для петровских преобразований в следующем столетии.

Наиболее характерные перемены

Культура 17 века стала подготовительным этапом для развития аристократического и дворянского искусства при Петре I. В ней появились новые жанры во всех областях художественного творчества. Например, широкое распространение получили парсуны – портреты царей или других известных лиц, которые не передавали сходства, однако, по своей сути были светским жанром. Ещё одной существенной переменой было то, что многие представители высшей знати увлеклись западноевропейскими предметами роскоши, чего не было прежде. Так, приближённый царевны Софьи – Василий Голицын – устроил в своём особняке нечто наподобие коллекции из дорогих товаров, привезённых из-за рубежа. Многие обзаводились книгами и библиотеками. Все эти изменения подготовили почву для усвоения образованным обществом западноевропейского искусства.

Общественная ситуация

Культура 17 века развивалась в тесной связи с общеполитическими переменами в стране. Дело в том, что в рассматриваемое время отчётливо наблюдалась заметная тенденция к заимствованию передовых идей и достижений с Запада. Правда, эти заимствования ещё не приобрели такого широкого размаха, как в последующее столетие. Однако сам факт был весьма показателен. Например, изменения наблюдались в военной сфере, когда при первых Романовых стали создаваться новые полки по западноевропейскому образцу. По словам известного историка С. М. Соловьёва, именно в это время «народ собрался в дорогу», т. е. всё в стране созрело для перемен и реформ.

Распространение грамотности

Области культуры, в которых произошли изменения, были следующие: литература, живопись, архитектура. Относительно литературы речь уже шла выше. Здесь следует только прибавить, что в изучаемую эпоху распространилась грамотность в стране. Особенно активно выпускались книги гражданского содержания: буквари, учебники по грамматике. Кроме того, открывались регулярные школы. Среди них Славяно-греко-латинская академия, которая стала одним из самых знаменитых образовательных заведений в России.

Изобразительное искусство

В живописи также произошли перемены. Процесс обмирщения культуры затронул и эту сферу, о чём уже шла речь выше. Следует прибавить то, что некоторые изменения коснулись иконописи. Наряду с традиционным каноническим письмом, художники стали использовать достижения западноевропейского искусства. Например, фряжский стиль. Деятельностью живописцев руководила Оружейная палата. А самым известным автором-иконописцем был Симон Ушаков.

Строительство

Перемены столетия затронули и такие области культуры, как архитектура и театр. В XVII веке возобновилось прерванное после событий смутного времени каменное строительство. Запретили возводить церкви в шатровом стиле, так как он отличался от византийского. Храмы строились с пятью куполами в луковичной форме. Появился новый стиль: так называемое нарышкинское барокко. Его особенностью стало использование красного и белого цветов, а также богатство украшений. Обмирщение русской культуры в рассматриваемое время проявилось в том, что увеличилось гражданское строительство. Наиболее известными памятниками являются Теремной дворец в Кремле, купеческие палаты и другие постройки.

Новая мода

Принципиальное изменение стиля во внешнем виде принято относить ко времени правления Петра Алексеевича. Он в довольно резкой и эксцентричной форме заставлял своих приближенных и всех дворян носить западноевропейское платье, брить бороды, а дам обязал одеваться в пышные наряды, которые были в ходу у иноземных модниц. Однако одежда 17 века уже претерпела некоторые изменения. Так, при дворе предшественников первого императора уже можно было увидеть дворян в немецких костюмах. Вышеупомянутый Голицын также придерживался западноевропейской моды.

Значение периода

История русской культуры условно включает в себя несколько этапов: древний период, княжеский, Средневековую Русь, новое время, XIX век, советский и современный этап. В перечне изучаемый век занимает особое место, так как он стал подготовительным этапом для коренных преобразований Петра I. В это время сложились предпосылки для утверждения светского знания в науке и культуре. Некоторые исследователи даже склонны видеть распространение просветительских идей в нашей стране. Обмирщение русской культуры в 17 веке коснулось всех областей жизни. И в этом состоит её принципиальное отличие от искусства всего предшествующего времени, когда заимствования западноевропейских достижений и новинок носило спорадический характер, а светское знание было развито крайне слабо.

Место в общеевропейском развитии

Культуры мира при всём своём многообразии тем не менее имеют одну общую генеральную линию изменений. В самом начале возникновения они отличаются глубокой религиозностью. Вера проникает во все сферы жизни общества и определяет их особенности. Но постепенно в искусство и общественное сознание просачивается светское знание, которое меняет мировоззрение людей. При сохранении господствующей религии мастера начинают проявлять бо́льший интерес к человеческой личности, мирским заботам.

В этом отношении культура и быт 17 века в России прошли тот же путь развития, что и западноевропейские страны. Впрочем, в нашем государстве религиозное сознание по-прежнему во многом определяло общественно-политическую и культурную жизнь. Дело в том, что в странах Западной Европы светское знание начало распространяться уже в XII-XIII веках. А в нашей державе только в рассматриваемый период. В связи с этим религия и в последующие столетия занимала видное место в жизни общества.

Отношения с Западом

В рассматриваемое время расширились связи России с Европой. Иностранные мастера стали играть большую роль в культурном развитии нашей страны. Например, братья-греки основали знаменитую Славяно-греко-латинскую академию. Симеон Полоцкий, белорус по происхождению, сыграл большую роль в распространении просвещения при царском дворе. Он способствовал развитию художественной литературы и поэзии.

В это же столетие наша страна стала играть заметную роль на международной арене, вступая в коалиции западноевропейских государств. Например, Россия приняла участие в Тридцатилетней войне. Всё это не могло не сказаться и на внутриполитической жизни страны, которая почувствовала себя частью европейского пространства. Перемены в мировоззрении отобразились не только на культурно-образовательной политике, но и в быту. И даже одежда 17 века свидетельствовала о том, что образованные круги общества почувствовала живой интерес к своим соседям.

Традиционность культуры

Несмотря на все вышеперечисленные достижения, российское искусство оставалось достаточно консервативным. Хотя многие переняли достижения западноевропейских стран, значительная часть общества тем не менее крайне отрицательно отнеслась к отечественным новаторствам и различным иноземным новинкам. Неудивительно, что петровские реформы были восприняты как нечто инородное и чуждое русскому духу. Поэтому в этом смысле об обмирщении культуры следует говорить с оговорками и очень осторожно.

Те изменения, которые произошли в обществе, несомненно, дают основание назвать этот этап особым, важным периодом в развитии. Однако не следует сбрасывать со счетов то обстоятельство, что во многом российская культура сохранила свои традиционные, присущие только ей черты. В первую очередь это, разумеется, касается людского мировоззрения. Переняв одежду, моду, многие круги общества тем не менее оставались верны старинным обычаям, традициям, привычкам. Это особенно отчётливо стало заметно в годы правления Петра I. Царю пришлось столкнуться с боярской оппозицией, что не желала принять его нововведения. Вместе с тем первый император нашёл себе опору среди тех, кто придерживался курса на сближение с Западной Европой.

autogear.ru

Обмирщение русской культуры в XVII вв.


ТОП 10:

⇐ ПредыдущаяСтр 7 из 14Следующая ⇒

 

В русской культуре XVII в. прослеживаются черты перехода от средневековья к новому времени. Главная особенность культуры этого периода состояла в усилившемся процессе ее обмирщения, то есть освобождения от церковного влияния. Обмирщение охватило все сферы культурной жизни страны: литературу, живопись, архитектуру и т. д. Само церковное мировоззрение переживало кризис, выразившийся в расколе. Появляются новые жанры в литературе, ранее неизвестные стили в архитектуре и живописи, развивается печатное дело. Заметным становится личностное начало, которого практически не знала средневековая культура. На развитие русской культуры оказали также влияние постепенное преодоление национальной замкнутости и расширение связей с другими странами.

 

Литература. Самые выразительные новшества прослеживаются в литературе. Если литературные герои предшествующего времени пребывали в неустанной молитве, их действия предопределяла божественная воля, то теперь героями становятся предприимчивые и энергичные люди, ищущие приложения сил и способностей в полезных для себя начинаниях. Герои литературы XVII в. начинают освобождаться от оков рода, их судьба персонифицируется. Вместе с тем литература совершала только первые шаги в преодолении средневековых традиций и еще не обрела им альтернативы.

 

В литературе XVII в. утвердилось два течения: панегирическое и народно-обличительное. Самым крупным представителем первого течения был Самуил Емельянович Петровский-Ситнианович, уроженец Полоцка и потому именовавшийся в Москве Симеоном Полоцким. Образование он получил в Киево-Могилянской академии, а затем в Виленокой академии, после окончания которой принял монашеский сан. О себе он писал: «Ума излишком, аже негде девати -- купи кто хочет! А я рад продати». Покупателем оказался Алексей Михайлович, которому приглянулись стихи, сочиненные в его честь поэтом во время пребывания царя в Полоцке. В 1661 г. Симеон переехал в Москву, где стал учителем царевичей Алексея и Федора и царевны Софьи. Расцвет поэтического дарования Полоцкого падает на годы его пребывания в России. Его жизненный путь являет выразительный пример близости культур

 

С именем Симеона Полоцкого связано появление в литературе новых жанров -- поэзии и драматургии. Он был первым в стране придворным поэтом-одописцем, сочинявшим тяжеловесные стихи. В его сочинениях господствуют панегирические тона, воспевающие самодержавие и царя Алексея Михайловича. Его же перу принадлежат оригинальные пьесы на русском языке «О Навуходоносоре царе» и «Комедия притча о блудном сыне». В новую форму автор вложил традиционное содержание: младший сын в отличие от старшего, проявлявшего покорность родительской воле, не пожелал «в отчинной стране юность погубити» и отправился странствовать, превратился в блудного сына, испившего много горя. Он возвращается в отчий дом, убежденный в необходимости слушаться старших.

 

Полоцкий известен не только как поэт и драматург, но и как публицист. Он сторонник самодержавия. Только оно, по его мнению, способно успешно решать внешнеполитические задачи и «умоляти» мятежи. Самодержец, однако, должен подбирать себе помощников, руководствуясь не их породой, а рационалистическим принципом: знанием, авторитетом, заслугами.

 

Оценка самодержавия как самой лучшей политической системы обрела наиболее полное обоснование в сочинениях Крижанича. Хорват Юрий Крижанич, прибывший в Россию в 1659 г., написал ряд трактатов, среди которых важнейший -- «Политика». Он отдавал предпочтение «самовладству», потому что только с ним он связывал справедливое правление, обеспечивающее стране покой и согласие народа, а также возможность без проволочек исправлять промахи. Но порядок и гармонию способен обеспечить только мудрый царь. Крижанич выступал за объединение славянских народов.

 

Крижанич, как и Полоцкий, не осуждал крепостнических порядков, но оговаривался, что надлежит ограничить аппетиты помещиков. При неумеренных тяготах хозяйство крестьянина придет в упадок и он утратит тяглоспособность. Отсюда проистекала убежденность обоих мыслителей в необходимости установить умеренный уровень феодальной эксплуатации.

 

Народно-обличительную литературу представляет «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». Аввакум -- талантливый писатель-полемист, основоположник автобиографического жанра в России. Если герои житийной литературы наделены всяческими добродетелями и выступают безукоризненными подвижниками, то в «Житии» Аввакум Петрович выглядит реальной личностью с достоинствами и недостатками. «Житие» -- остросюжетное сочинение, его автор на примере собственной жизни, полной страданий и драматических коллизий, повествует о фанатической преданности идеям древнего благочестия. Во всех поступках вождя старообрядчества четко прослеживается его неприятие новизны, науки и всего, что шло из Западной Европы. Язык «Жития» прост, динамичен, рассчитан на широкую аудиторию, которую автор намерен склонить на свою сторону. Аввакум содействовал обогащению литературного языка элементами живой народной речи.

 

Содержание так называемых бытовых повестей XVII в. обнаруживает две тенденции: с одной стороны, герои пытаются вырваться из оков церковности; с другой -- попытки героя выйти из рамок житейской мудрости «Домостроя» заканчиваются полным крахом. Патриархальные устои хотя и высмеиваются, но герои не могут их преодолеть.

 

Темой «Повести о Горе-Злочастии» является судьба молодца, не внявшего родительским советам и поплатившегося за это нищетой. Мытарства героя заканчиваются тем, что он оказывается в монастырской келье. В отличие от предшествующего времени келья уже не умиляет героя, жизнь в ней равнозначна самоубийству. В повести раскрыт образ человека, его внутренний мир и трагические переживания.

 

В «Повести о Савве Грудцыне» фигурируют реальные исторические личности и определенная географическая среда, чем создается видимость подлинности рассказанной истории. Герои повести -- богатые купцы Грудцыны-Усовы, торговавшие по городам Волги и Камы. В основу сюжета положены похождения купеческого сына Саввы Грудцына, отправленного отцом по торговым делам в Соль Камскую: беспутный сын продал душу дьяволу, затем попал в солдаты, участвовал в Смоленском походе, освободился от дьявола с помощью иконы Казанской Богоматери и оказался в монастыре, где и закончил свою жизнь.

 

Примечательны сатирические произведения с пародиями на неправый суд, беспутную жизнь монахов, бесправие простого человека и т. д. Повесть «Шемякин суд» рассказывает о разбирательстве в суде конфликта между двумя братьями, один из которых был богатым, а другой бедным. Богач дал своему брату лошадь и сани, чтобы тот вывез из леса дрова, но пожалел дать сбрую. Бедняк привязал сани за хвост лошади, хвост оборвался, и богач через суд затребовал от брата возвращения лошади с хвостом. Бедняк во время суда многозначительно показывал из-за пазухи судье Шемяке сверток, давая понять, что его ожидает богатый посул. Это и определило поведение Шемяки -- он решил дело в пользу бедняка. На поверку оказалось, что в платок был завернут простой камень. Выражение «Шемякин суд» стало нарицательным для характеристики продажности и беспринципности судей.

 

«Повесть о Ерше Ершовиче» тоже пародирует судебные порядки, предусмотренные Уложением 1649 г. Герои повести -- рыбы Ростовского озера: здесь и рыбы-господа Осетр, Белуга и Белая рыбица, сын боярский Лещ, приставы Окунь и Налим, свидетель Сельдь, судья Сом усатый, подьячий Вьюн и прочие представители рыбного царства. Выиграть процесс мелкой рыбешке Ершу у боярского сына Леща оказалось не под силу. Ерша суд признал виновным. Повесть заканчивается словами: «Плюнул Ерш судьям в глаза и скочил в хворост: только того Ерша и видели».

 

Повесть «Калязинская челобитная» высмеивает быт монахов Калязинского монастыря, прославившегося распутной жизнью. Монастырская братия озабочена не молитвами, а наличием в достатке пива и вина. Мечта монахов состояла в том, чтобы иметь такого архимандрита, «который бы с нами горазд лежа вино да пиво пить, а в церковь не ходить, а нас бы не томить».

 

Архитектура. Зодчество принадлежит к той сфере культуры, где, как и в литературе, на протяжении XVII в. произошли наиболее существенные изменения.

 

Основным строительным материалом оставалось дерево, из которого сооружались как избы крестьян и посадских, так и палаты и дворцы бояр и царей. Новое в архитектуре состояло в том, что в XVII в. увеличилось число зданий, воздвигаемых из кирпича. Если раньше монументальные сооружения имели только культовое и военное назначение, то теперь возводимые здания использовались для жилья, правительственных учреждений и торгово-промышленных предприятий.

 

В связи с укреплением экономических связей между отдельными областями и возросшей централизацией государства в архитектуре хотя и сохранялись районные особенности, но они утратили прежнее значение, и архитектура приобретала общероссийский характер. Зодчество, как и литература, подвергалось обмирщению. Наиболее выразительные его черты состояли в сближении культового стиля с гражданским, в замене суровых и аскетических сооружений зданиями с украшениями, придававшими им живописность и праздничную торжественность. Широко применялись новые виды строительного материала: многоцветные изразцы, фигурный кирпич, белокаменные детали.

 

К выдающимся памятникам деревянного зодчества XVII в. относится затейливый и роскошный царский дворец в Коломенском, называвшийся современниками восьмым чудом света. Комплекс представлял сочетание больших и малых срубов-клетей и включал соединенные между собой переходами хоромы царя, царицы, царевичей и царевен, а также разнообразные служебные постройки. Дворец венчали разной формы покрытия, окрашенные в яркие цвета: шатровые, бочечные и кубовые. Снаружи его украшала позолоченная резьба.

 

В деревянном культовом зодчестве преобладали шатровые храмы, но наряду с ними получили распространение ярусные церкви: на четверике устанавливалось несколько последовательно уменьшавшихся восьмериков (Вознесенская церковь в Торжке, 1653). Строгие пропорции придавали даже небольшому храму монументальность.

 

Несмотря на попытку Никона изолировать церковное зодчество от общих тенденций развития русского искусства, новые явления проникали и в кирпичную храмовую архитектуру. Никон сразу же после вступления на патриаршество в 1652 г. запретил строительство шатровых храмов. Он хотел вернуть культовой архитектуре черты суровой монументальности предшествующих веков и образцом для подражания считал Успенский собор в Кремле. Сам Никон намеревался воплотить традиции зодчества в храмах, строившихся по его заказу, но в конечном счете и он поддался воздействию нового.

 

Первым по заказу Никона на одном из островов Валдайского озера был построен Валдайский Иверский монастырь. Огромные оконные проемы в пятиглавом соборе свидетельствовали об отступлении от канонов зодчества XVI в. Отступления прослеживаются и во внутреннем убранстве храма -- при его отделке использовались многоцветные изразцы. Не удалось Никону возродить традиции зодчества XVI в. и при сооружении Новоиерусалимского монастыря. Воскресенский собор монастыря должен был воспроизвести храм Гроба Господня в Иерусалиме, куда был послан ученый-монах Арсений Суханов для проведения необходимых изысканий. Но в соответствии со вкусами XVII в. собор был снаружи и внутри украшен многоцветными изразцами. Строительство собора завершилось в 1685 г.

 

Идея превосходства духовной власти над светской выражена также в грандиозном сооружении ростовского митрополита Ионы, известном под названием Ростовского кремля (1670-- 1683). Ансамбль, включавший жилые покои митрополита, хоромы митрополии, множество хозяйственных построек и пятиглавую церковь Воскресения, сочетал жилой комплекс с храмовым. Все постройки окружали внушительные стены с башнями, имитировавшие мощную городскую крепость.

 

В XVII в. завершается оформление множества монастырских ансамблей, начало которым было положено в предшествующих столетиях: Иосифо-Волоколамский, Троице-Сергиев, Кирилло-Белозерский и др. Организующим центром каждого из них были соборы, возвышавшиеся над всем комплексом. Сооружались огромные трапезные с большими залами без опор. Значительные по размерам оконные проемы, украшенные затейливыми наличниками, изразцы на внутренних стенах, роскошные порталы придавали трапезным вполне светский облик. Трапезная Троице-Сергиева монастыря украшена лепным растительным орнаментом. От грандиозных стен с башнями и бойницами, надвратных построек у въезда в храмы и монастыри веяло торжественностью и монументальностью.

 

К выразительным элементам храмового зодчества второй половины XVII в. относились многоярусные колокольни. Легки и изящны шестиярусная башня Новодевичьего монастыря в Москве и девятиярусная башня Иосифо-Волоколамского монастыря.

 

В конце XVII в. в храмовом зодчестве возникает новый стиль, получивший название «нарышкинского» (московского) барокко. Его использовали при сооружении небольших церквей в усадьбах русских вельмож. Особенностью храмов нарышкинского стиля являются элегантность и строгая симметричность всего сооружения. Ярким памятником этого направления является церковь Покрова Богородицы в Филях, отличающаяся необыкновенным изяществом и безукоризненными пропорциями. Вместо многоцветных изразцов в ней использованы только два контрастных цвета -- красный и белый. Внутреннее убранство церкви отличается пышностью и богатством: многоярусный иконостас, ложа для владельца церкви, резные обрамления арок и т. д.

 

Гражданское строительство в XVII в. не отличалось многообразием типов сооружений. Торгово-промышленные здания представлены гостиными дворами в Китай-городе в Москве (1661--1665) и в Архангельске (1668--1684), а также Хамовным двором в Москве (1658--1661). Гостиный двор в Архангельске, построенный под наблюдением Дмитрия Старцева, вытянулся вдоль Северной Двины на 400 м, его окружали высокие каменные стены с боевыми башнями. Внутри Гостиного двора размещалось более 200 торговых помещений.

 

Гражданское зодчество находилось в поисках новых путей оформления зданий общественного назначения. В основу были положены жилые постройки, которым были приданы более монументальные формы. Примером может служить Сухарева башня архитектора Михаила Чоглокова, воздвигнутая для стрелецкого Сухарева полка, проявившего верность Петру во время его конфликта с Софьей. Над массивным первым ярусом, по традиции являвшимся под к летом, расположились два яруса палатного строения, увенчанного башней с государственным гербом наверху. Ко второму ярусу вела широкая парадная лестница. К общественным постройкам в Москве, сооруженным тоже в конце столетия, относятся здания Земского приказа в Кремле (1683), а также Монетного двора.

 

До наших дней сохранилось немало жилых зданий XVII в. Они строились не только в Москве, но и в других городах: Калуге, Гороховце, Устюге Великом, Ярославле, Пскове и т. д. Прообразом для них служили деревянные пятистенные дома, состоявшие из двух комнат с сенями посередине. Снаружи здания украшались наличниками, карнизами, порталами. Первый этаж предназначался для хозяйственных надобностей, второй был жилым.

 

Живопись. Живопись относилась к тому виду искусства, где в наибольшей степени сохранилось влияние традиций и где новое проявлялось меньше, чем в литературе и зодчестве. Это объясняется тем, что изобразительное искусство XVII в. представлено преимущественно иконописью, находившейся под пристальным надзором государства и церкви. В патриаршей и царской грамотах 1668 и 1669 гг. живописцам предписывалось придерживаться издавна установившихся традиций. Особенно рьяно защищали старину старообрядцы, считавшие святотатством всякие отклонения в изображении святых: Аввакум резко осуждал иконы нового письма, на которых, по его словам, святой изображался «яко немчин, брюхат и толст».

 

Контроль за деятельностью живописцев осуществляла Оружейная палата. Возникнув еще в XV в. как хранительница драгоценностей царской семьи и мастерская по производству оружия, она в XVII в. становится художественным центром страны. В Оружейную палату были привлечены лучшие русские художники, а также иностранные мастера. В ней выполнялись работы для царского двора: писали иконы, парсуны (портреты), украшали рукописи, изготавливали знамена, шатры, повозки, мебель, утварь, игрушки для царевичей. Среди художников Оружейной палаты сложилось разделение труда: одни из них разрабатывали композицию иконы, другие писали лица, третьи -- одежду, четвертые специализировались на изображении растений и животных.

 

Помимо икон, художники расписывали стены храмов, в частности Архангельского собора. Стены нижнего яруса собора и столбы были украшены изображениями похороненных князей и царей.

 

В течение 30 лет художественную деятельность в России возглавлял Симон Ушаков. Он выступал в роли художника, организатора живописцев, работавших в Оружейной палате, а также теоретика нового направления в живописи. Характерная черта Ушакова -- пристальный интерес к изображению человеческого лица.

 

В ранних произведениях лик под кистью Ушакова мало отличался от традиционного: худое плоское лицо, прямой тонкий нос, темные круги под глазами. Постепенно он преодолевал суровость выражения, аскетическое лицо приобретало живые черты. Стремление очеловечить лик Христа ярче всего выражено Ушаковым в иконе «Нерукотворный Спас».

 

Широко известна другая его икона -- «Насаждение древа государства Российского». У истоков этого «древа» находятся Иван Калита и митрополит Петр. На ветках древа укреплены медальоны с изображением наследников Калиты. С левой стороны древа стоит царь Алексей Михайлович, справа -- его супруга и двое царевичей. Это был живописный панегирик Романовым, якобы составлявшим единое древо с потомками Ивана Калиты.

 

Высказывания Ушакова об искусстве и его назначении существенно отличались от традиционных. Искусство должно быть близким к природе, радовать глаз яркими красками, а не мрачным, изображающим святых тощими и смуглыми. В основе оценки иконы должен лежать эстетический принцип, ей надлежит быть красивой.

 

Ушаков создал живописную школу. Его последователями были Георгий Зиновьев, Иван Максимов, Тихон Филатьев и др. Иосиф Владимиров развивал взгляды на иконопись, близкие взглядам Симона Ушакова.

 

В XVII в. было положено начало двум светским жанрам: портретной живописи и пейзажу. Оба жанра, однако, не преодолели еще манеры письма, присущей иконографии. Портретная живопись представлена немногочисленными парсунами. В парсунах, даже выполненных Ушаковым, отсутствует объемность изображения, стремление достичь сходства с оригиналом сочеталось с плоскостной трактовкой. Таковы, например, парсуны царя Алексея Михайловича и его сына Федора Алексеевича. Пейзаж тоже еще не стал объектом самостоятельного изображения, он в иконе выполнял вспомогательную функцию, являлся фоном: рядом с ликом святого художник писал деревья, лес с птицами и зверями, цветы и т. д.

 

Просвещение. Признаки обмирщения обнаруживаются и в просвещении. Грамотность широко проникла в посадскую среду, где в конце столетия каждый второй или третий горожанин умел читать и писать. Грамоте обучали либо члены семьи, либо мастера-учителя из священников, дьячков и подьячих.

 

К показателям возросшего интереса к просвещению относится появление печатных букварей. Первый из них, составленный Василием Бурцевым, был опубликован в 1634 г. и затем несколько раз переиздавался. В конце столетия появился иллюстрированный букварь Кариона Истомина, а также рукописные руководства по арифметике. Карион Истомин для запоминания букв воспользовался выразительными картинками.

 

В роли распространителя просвещения выступали как государство, так и церковь. В 1665 г. при Заиконоспасском монастыре в Москве была открыта школа, готовившая подьячих для приказов. Ее учащиеся овладевали грамматикой и латинским языком. В школе при Печатном дворе, открытой в 1680 г., обучалось свыше 200 человек, главным предметом был греческий язык. Скромную сеть учебных заведений венчало открытое в 1687 г. Славяно-греко-латинское училище, переименованное в академию, где преподавались как светские, так и духовные дисциплины: грамматика, пиитика, риторика, богословие и др. Все предметы вели приглашенные ученые греки -- братья Иоаникий и Софроний Лихуды. Академия готовила кадры для правительственных и церковных учреждений. В академии обучался будущий доктор медицины и философии Падуанского университета Петр Васильевич Постников.




infopedia.su

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о