Жирондисты и якобинцы таблица – Сравнительная таблица позиции взглядов депутатов Франции (жирондисты, якобинцы, болото).

Конвент. Борьба между жирондистами и якобинцами

-Открытие Конвента. Провозглашение республики

В день победы при Вальми в Париже открылись заседания Национального Конвента, избранного на основе всеобщего избирательного права. В Конвенте было 750 депутатов. 165 из них принадлежали к жирондистам, около 100 - к якобинцам. Париж избрал своими депутатами только якобинцев, в том числе Робеспьера, Марата и Дантона. Остальные депутаты не примыкали ни к одной партии - их иронически прозвали «равниной» или «болотом».

Первыми актами Конвента были декреты об упразднении монархии и установлении во Франции республики, воспринятые народом с величайшим удовлетворением.

С первых же дней как в самом Конвенте, так и за его пределами завязалась борьба между жирондистами и якобинцами. Хотя жирондисты не участвовали в восстанин 10 августа и народное восстание победило вопреки им, они стали теперь правящей партией. В их руках находился Временный исполнительный совет, к ним перешла на первых порах руководящая роль и в Конвенте.

Жирондисты представляли те слои торгово-промышленной и землевладельческой буржуазии, которые уже успели добиться осуществления своих основных экономических и политических требований. Жирондисты боялись народных масс, не хотели дальнейшего развития революции, пытались остановить, затормозить ее, ограничить достигнутыми пределами.

Якобинцы же отражали интересы революционно-демократической, главным образом мелкой, буржуазии, которая в блоке с широкими народными массами города и деревни стремилась развивать революцию дальше. Сила якобинцев - этих передовых буржуазных революционеров - состояла в том, что они не боялись народа, а опирались на него и смело возглавляли его борьбу за дальнейшее углубление революции. Как указывал В. И. Ленин, в период Французской революции конца XVIII в. «мелкие буржуа могли еще быть великими революционерами».(В. И. Ленин, О продовольственном налоге, Соч., т. 32, стр. 338.)

Жиронда пыталась остановить революцию; Гора, опираясь на народные массы, стремилась двинуть революцию вперед. В этом заключалась сущность борьбы Горы с Жирондой, отсюда вытекали все их разногласия.

- Казнь Людовика XVI

Среди многих политических вопросов, служивших предметом спора и борьбы между жирондистами и якобинцами, в конце 1792 г. наибольшую остроту приобрел вопрос о судьбе бывшего короля. Народные массы давно требовали предания свергнутого короля суду. Якобинцы поддерживали это справедливое требование народа. Когда в Конвенте начался судебный процесс над королем, жирондисты стали прилагать все усилия, чтобы спасти его жизнь. И для жирондистов, и для якобинцев было очевидным, что вопрос о судьбе бывшего короля - это не личный, а политический вопрос. Казнить короля - значило смело идти вперед по революционному пути, сохранить ему жизнь - значило задержать революцию на достигнутом уровне и пойти на уступку внутренней и внешней контрреволюции.

Все старания жирондистов спасти жизнь Людовику XVI или хотя бы отсрочить казнь потерпели крушение. По требованию Марата было проведено поименное голосование депутатов Конвента по вопросу о судьбе Людовика XVI. «... Вы спасете родину... и вы обеспечите благо народа, сняв голову с тирана», - говорил Марат в своей речи в Конвенте. Большинство депутатов высказалось за смертную казнь и за немедленное приведение приговора в исполнение. 21 января 1793 г. Людовик XVI был казнен.

- Создание первой коалиции против революционной Франции

Правительства Англии, Испании, Голландии и других государств использовали казнь бывшего французского короля как предлог для разрыва с Францией и присоединения к контрреволюционной коалиции.

Реакционные монархические правительства Европы были крайне обеспокоены успехами французских революционных армий и симпатиями, которые проявляли к ним демократические слои населения Бельгии и западных германских земель. Французская республиканская армия вступала на территорию чужих государств с ярким революционным лозунгом: «Мир хижинам, война дворцам!». Проведение этого лозунга в жизнь вызывало ярость феодально-аристократических кругов и восторженное сочувствие народных масс. В Бельгии, в прирейнских провинциях Германии французских республиканских солдат встречали как освободителей. Тем непримиримее становились господствующие классы европейских монархий.

Продвижение французских войск в Бельгию и распространение революционных настроений в самой Англии вызвали сильную тревогу в английских правящих кругах и побудили их перейти к открытой войне против революционной Франции.

В январе 1793 г. французский посол был выслан из Англии. 1 февраля Конвент объявил Англии войну.

Англия возглавила первую коалицию реакционных европейских государств, окончательно оформившуюся к весне 1793 г. В состав ее вошли Англия, Австрия, Пруссия, Голландия, Испания, Сардиния, Неаполь, многие мелкие немецкие государства.

Русская императрица Екатерина II, еще до этого порвавшая дипломатические отношения с Францией и оказывавшая всемерную помощь дворянской эмиграции, издала после казни Людовика XVI указ о расторжении торгового договора с Францией, о запрещении впускать в русские порты французские суда и в пределы империи - французских граждан. Но в открытую войну с революционной Францией царская Россия все еще не вступала: если в прежние годы этому мешала турецкая война, то теперь правительство Екатерины II было занято польскими делами.

- Ухудшение экономического положения и обострение политической борьбы

Война, потребовавшая напряжения всех сил страны, резко ухудшила экономическое положение Франции. Ведение военных операций большого масштаба и содержание крупных армий вызвали огромные расходы, Это обстоятельство, а также нарушение обычных хозяйственных связей и свертывание ряда отраслей промышленности породили острый экономический кризис.

Жирондистское правительство пыталось покрыть расходы на войну увеличением выпуска бумажных денег. Количество выпущенных в обращение ассигнатов оказалось очень велико. Это привело к их резкому обесценению и, как следствие этого, к стремительному росту цен на товары, в особенности продовольственные. Зажиточные крестьяне и крупные торговцы-оптовики, скупавшие зерно, придерживали хлеб, не выпускали его на рынок, рассчитывая нажиться на дальнейшем повышении цен. В результате хлеб, а вслед за ним и другие продукты потребления стали вовсе исчезать из продажи или продавались из-под полы, по спекулятивным ценам.

На почве голода и лишений росло недовольство рабочих, мелких ремесленников, сельской и городской бедноты. С осени 1792 г. в Париже, в провинциальных городах и сельских местностях развернулось массовое движение. Рабочие устраивали стачки, требуя улучшения условий труда и введения твердых цен (максимума) на продукты питания. В Туре и некоторых других городах беднота силой добивалась установления твердых цен на хлеб.

Требование максимума стало к началу 1793 г. всеобщим требованием плебейских масс. Оно поддерживалось многочисленными петициями, обращенными к Конвенту, и активными массовыми действиями - выступлениями на улицах, нападениями на магазины и продовольственные склады, столкновениями с властями и торговцами.

Выразителями настроений плебейских масс являлись парижские секции, особенно секции плебейских кварталов, неоднократно выступавшие перед Конвентом с петициями об установлении твердых цен на предметы продовольствия. Наиболее отчетливо формулировал это требование один из видных деятелей клуба кордельеров, бывший священник Жак Ру, в первые годы революции близкий к Марату и скрывавший его от преследований. Вместе с Жаком Ру выступали среди народных масс его сторонники Теофиль Леклерк, Варле и др. Жирондисты, ненавидевшие Жака Ру и других народных агитаторов, дали им прозвище «бешеные», которым когда-то во Флоренции окрестили самых яростных приверженцев Савонаролы. Наряду с максимумом на все продукты питания «бешеные» требовали решительного обуздания спекуляции и ажиотажа. Они осуждали крупную собственность и имущественное неравенство.

Якобинцы вначале высказывались против максимума и относились отрицательно к агитации «бешеных», но, понимая необходимость решительных революционных мероприятий и активного участия народных масс в борьбе против контрреволюции и интервенции, с апреля 1793г. изменили свою позицию и стали выступать за установление твердых цен. Одновременно они предложили для покрытия растущих военных расходов ввести чрезвычайный налог на крупных собственников в виде принудительного займа.

Жирондисты, рьяно защищая корыстные интересы торгово-промышленной буржуазии и крупных землевладельцев, решительно отвергали эти требования, видя в них покушение на «священное право собственности» и «свободу торговли».

Антинародную политику жирондисты проводили и в аграрном вопроса. Еще осенью 1792 г. они добились фактической отмены выгодных для деревенской бедноты августовских декретов о порядке распродажи эмигрантских земель. Тем самым у крестьянства было отнято одно из его важнейших завоеваний. В апреле 1793 г. жирондисты провели в Конвенте декрет о порядке продажи «национальных имуществ», направленный против бедного и среднего крестьянства. Декрет, в частности, запрещал практиковавшиеся во многих местах временные соглашения малоимущих крестьян для совместной покупки земельного участка из фонда «национальных имуществ» с последующим его разделом между владельцами.

В ответ на эту политику жирондистов, грубо ущемлявшую интересы среднего и беднейшего крестьянства, произошли новые крестьянские выступления в департаментах Гар, Ло, Сена-и-Уаза, Марна и некоторых других. Огромная социальная сила революции - крестьянство - все еще дожидалась осуществления своих коренных требований.

- Жирондисты - пособники контрреволюции

В марте 1793 г. французские войска в Бельгии, которыми командовал генерал Дюмурье, тесно связанный с жирондистами, потерпели поражение в битве при Неервиндене, после чего Дюмурье, вступив в переговоры с австрийцами, попытался двинуть свою армию в контрреволюционный поход на Париж. Потерпев в этой предательской попытке неудачу, Дюмурье бежал в лагерь противника. Ближайшим последствием измены Дюмурье, как и всей политики жирондистов, не желавших вести войну по-революционному, было отступление французских войск из Бельгии и Германии. Война была вновь перенесена на территорию Франции.

В марте 1793 г. вспыхнуло контрреволюционное восстание в Вандее, которое распространилось и на Бретань. В мятеже приняли активное участие местные крестьяне, находившиеся под сильным влиянием католической церкви и недовольные объявленной Конвентом всеобщей мобилизацией. Вскоре восстание было возглавлено дворянами-эмигрантами, получавшими помощь от Англии.

Положение республики снова стало угрожающим. Но народные массы проявили замечательную революционную энергию и инициативу. Добровольцы тысячами вступали в армию. Сознавая, что без удовлетворения главных требований народа невозможно достижение победы над врагом, якобинцы, вопреки яростному сопротивлению жирондистов, добились принятия Конвентом 4 мая 1793 г. декрета о введении твердых цен на зерно по всей Франции, а 20 мая - решения о выпуске принудительного займа.

Жирондисты ожесточенно противились этим и всем другим мероприятиям, необходимым для защиты революции и обороны страны, и, пользуясь внешними и внутренними затруднениями республики, усиливали борьбу против революционных масс Парижа и якобинцев. Еще в апреле они добились предания Революционному трибуналу, учрежденному Конвентом для борьбы с контрреволюцией, Марата - самого любимого народом революционера-демократа, изобличавшего двоедушие и предательство жирондистов. Но Революционный трибунал оправдал «друга народа», и Марат с триумфом возвратился в Конвент.

Несмотря на эту неудачу, жирондисты не отказались от намерения разгромить Парижскую коммуну и другие революционно-демократические органы. С этой целью они настояли на создании особой комиссии Конвента, так называемой «комиссии 12-ти», которая должна была возглавить борьбу против революционно-демократического движения в Париже. Жирондисты организовали контрреволюционный переворот в Лионе и попытались захватить власть в ряде других городов.

- Восстание народных масс Парижа 31 мая - 2 июня 1793 г.

Политика жирондистов, скатившихся к контрреволюции и национальной измене, сделала неизбежным новое народное восстание. 31 мая 1793 г. секции Парижа, создавшие из своих представителей повстанческий комитет, двинулись к зданию Конвента. Вместе с санкюлотами(«Санкюлотами» («sans-culottes») тогда назывались демократические слои населения: санкюлоты носили длинные брюки, а не «кюлот» (короткие брюки), как аристократы. ) шли и отряды национальной гвардии, командование над которой было передано якобинцу Анрио.

Явившись в Конвент, представители секций и Коммуны Парижа потребовали упразднить «комиссию 12-ти» и арестовать ряд жирондистских депутатов. Робеспьер произнес обвинительную речь против Жиронды и поддержал требование парижских секций. Конвент постановил распустить «комиссию 12-ти», но не согласился на арест жирондистских депутатов.

Таким образом, выступление 31 мая не дало решающего результата. Борьба продолжалась. 1 июня Марат в страстной речи призвал «суверенный народ» подняться на защиту революции. С утра 2 июня 80 тыс. национальных гвардейцев и вооруженных граждан окружили здание Конвента, на которое по приказу Анрио были направлены жерла пушек. Конвент вынужден был подчиниться требованиям народа и принять декрет об исключении из своего состава 29 депутатов-жирондистов.

Народное восстание 31 мая - 2 июня нанесло окончательный удар политическому господству крупной буржуазии. Не только буржуазно-монархическая партия фельянов, но и буржуазно-республиканская партия жирондистов, также защищавшая интересы крупных собственников и боявшаяся народа, оказалась неспособной пойти на революционные меры, необходимые для решения задач буржуазно-демократической революции и для успешной борьбы с внешней и внутренней контрреволюцией. Жирондисты, как прежде фельяны, стали помехой делу революции и превратились в контрреволюционную силу. Господство Жиронды было сломлено, власть перешла к якобинцам.

Французская буржуазная революция поднялась на высший этап. В результате восстания 31 мая - 2 июня 1793 г. во Франции установилась якобинская революционно-демократическая диктатура.

Всемирная история. Энциклопедия. — М.: Государственное издательство политической литературы. Ред. А. Белявский, Л. Лазаревич, А. Монгайт, И. Лурье, М. Полтавский. 1956—1565.

world_history_encyclopedy.academic.ru

от монархии к республике. Жирондисты и якобинцы

  • ГДЗ
  • 1 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Информатика
    • Природоведение
    • Основы здоровья
    • Музыка
    • Литература
    • Окружающий мир
    • Человек и мир
    • Технология
  • 2 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Украинский язык
    • Информатика
    • Природоведение
    • Основы здоровья
    • Музыка
    • Литература
    • Окружающий мир
    • Технология
  • 3 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Украинский язык
    • Информатика
    • Музыка
    • Литература
    • Окружающий мир
    • Технология
    • Испанский язык
  • 4 Класс
    • Математика
    • Английский язык
    • Русский язык
    • Немецкий язык
    • Украинский язык
    • Информатика
    • Основы здоровья
    • Музыка
    • Литература
    • Окружающий мир

resheba.me

Политические партии и движения, коротко


Якобинцы – члены политического клуба, получившего название по месту расположения: в доминиканском монастыре святого Якова (Жака – jacobins). До переезда Собрания в Париж назывался Бретонским, после – Обществом друзей Конституции, в конце концов за ним закрепилось название «Клуб якобинцев» (Якобинский клуб).

Первый раскол Якобинского клуба произошел в июле 1791 г.: вышедшие из него конституционные монархисты основали Клуб фельянов. После свержения монархии 10 августа 1792 г. усилились разногласия между жирондистами, стремившимися затормозить дальнейшее развитие революции, и собственно якобинцами. В октябре 1792 г. произошел второй раскол – из клуба был исключен Бриссо, после чего его оставили и другие жирондисты.

Приведем тут необходимое терминологическое уточнение. Кто такие монтаньяры, столь часто упоминаемые в истории Великой французской революции? Монтаньяры – группа среди якобинцев, большинство их являлись членами Якобинского клуба. Слова «монтаньяр» и «якобинец» с осени 1792 г. стали синонимами. С открытия Законодательного собрания (1 октября 1791 г.) монтаньяры заняли верхние ряды левой стороны (Гора – la Montagne), отсюда произошло название «Гора» (по традиции переводится) и «монтаньяры» (то есть «горцы», по традиции не переводится). Между Горой и Жирондой в Конвенте было Болото (Равнина) – депутаты, которые могли поддержать либо тех, либо других, в зависимости от ситуации.

Якобинцы представляли собой оставшуюся часть клуба после октября 1792 г. и фактически политическую партию. Их программой являлись защита завоеваний революции и ее дальнейшее развитие. Придя к власти в результате восстания 31 мая – 2 июня 1793 г., якобинцы установили режим революционно-демократической диктатуры (якобинская диктатура).

С первых месяцев 1794 г. у якобинцев обострилась борьба течений. Дантон и его сторонники (дантонисты – Камиль Демулен, Эро де Сешель, Фабр д’Эглантин и другие) требовали ослабления террора. Им противостояли левые («крайние») якобинцы (Эбер и его приверженцы – эбертисты). Центр сплотился вокруг Робеспьера, осуждавшего как умеренных, так и крайних. Последовали казни эбертистов и дантонистов.

Жирондисты (girondins) – одна из политических партий в эпоху французской революции. Свое название получила от департамента Жиронды, откуда происходили большинство ее участников. К партии жирондистов присоединились сторонники Жак-Пьера Бриссо («бриссотинцы», или «клика Бриссо»).
Первое разногласие между жирондистами и якобинцами возникло по вопросу о внешней войне, которую жирондисты считали нужным начать против иностранных дворов, «вступивших в заговор» против Франции. Жирондисты обвиняли якобинцев в стремлении к диктатуре, но сами подверглись ответному обвинению в том, что в их намерения входило расчленить Францию («федерализм», поэтому их называли также федералистами).
Солидарно с монтаньярами выступив в деле провозглашения республики и начале суда над королем, жирондисты не желали идти по этому пути далее, также как и не желали казни Людовика XVI, понимая, что эта казнь будет началом террора внутри страны и вызовет чрезвычайные осложнения внешнеполитической обстановки.

В результате восстания 31 мая – 2 июня 1793 г. власть перешла к якобинцам. 29 бывших депутатов были заключены под домашний арест. Скорое бегство части жирондистов (Бюзо, Барбару, Луве, Гаде и другие) ухудшило положение остальных, которые попали в тюрьму. После смерти Марата стало ясно, что казнь жирондистов – лишь вопрос времени. Известны слова Верньо, произнесенные им в тюрьме: «Она нас погубила, но зато научила нас, как следует умирать». 31 октября 1793 г. 21 жирондист был казнен. Тот же Верньо сказал на эшафоте: «Революция, подобно Сатурну, пожирает своих детей»…

Заметим здесь, что Робеспьер спас от Революционного трибунала 75 жирондистов, подписавших протест против ареста их лидеров. «Нечего обрушиваться на рядовых членов партии: достаточно уничтожить ее вождей».

* * *

Кордельеры (сordeliers) – члены политического клуба периода Великой французской революции, известный сначала под названием «Клуб друзей прав человека». Стали называться так по месту своих заседаний, происходивших в здании бывшего монастыря францисканцев-кордельеров в Париже. Преобладающее влияние в клубе, основанном в 1790 г., принадлежало демократам левого направления. В своих принципах кордельеры сходились с якобинцами, участвовали в их заседаниях и решениях, и хотели только «в более обширных размерах осуществить понятия о свободе и равенстве, создать демократию на самой широкой основе». Постепенно клуб слабел и наконец окончательно слился с якобинцами.

Лидерами кордельеров были Марат, Дантон и Демулен. Во время политического кризиса летом 1791 г., вызванного неудачным бегством Людовика XVI, кордельеры возглавили республиканское движение. После восстания 10 августа 1792 г., в ходе которого была свергнута монархия, кордельеры приняли активное участие в борьбе против жирондистов. В конце 1793-го – начале 1794 г. Клуб кордельеров являлся центром эбертистов («левых» якобинцев).

* * *

Фельяны (feuillants) – политический клуб, сыгравший важную роль в начальный период Великой французской революции. Был создан летом 1791 г. несколькими членами Бретонского клуба – приверженцами конституции, вышедшими из него в знак протеста против растущей радикализации клуба. Новая группа во главе с Лафайетом, Сийесом, Барнавом и братьями Ламет собиралась в помещении, принадлежавшем монашескому ордену фельянов (от feuiller – росток). Отсюда полное название клуба: «Общество друзей конституции, заседающее у фельянов». Фельяны связывали успех революции с достижением компромисса между буржуа и либеральной аристократией. Своеобразным учредительным манифестом Клуба фельянов и программой либерального движения стала речь, произнесенная в Учредительном собрании Барнавом: «Сегодня, господа, вы должны почувствовать, что общий интерес заключается в том, чтобы революция остановилась. Еще один шаг по пути к свободе означал бы уничтожение королевской власти, по пути к равенству – уничтожение собственности». Основные черты послереволюционного порядка должна была закрепить конституция. Позже родился и лозунг фельянов: «Конституция, вся конституция, ничего, кроме конституции».

После свержения монархии в августе 1792 г. клуб фельянов был закрыт якобинцами, обвинявшими его членов в предательстве дела революции. Из знаменитых фельянов можно назвать поэта Андре Шенье.

Отсюда - http://vienna1814.ru/

les-fantomes.livejournal.com

Якобинцы и жирондисты

Первоначально большинство членов Якобинского клуба исповедовало весьма умеренную идеологию в духе конституционной монархии. Однако с конца 1790 — начала 1791 г. настроения стали более радикальными. После попытки бегства короля среди якобинцев произошёл первый раскол. Более умеренные члены отделились и удалились в здание монастыря фельянов (фейянов), где организовали собственный клуб. Из влиятельных депутатов в Якобинском клубе остались лишь Робеспьер и Жером Петион. С тех пор характер и дух клуба решительно изменились.

Жак Пьер Бриссо

Укреплялась сеть местных отделений. С октября 1791 г. в зале заседаний были установлены скамьи для публики. Клуб всё чаще выступал против политики Законодательного собрания. В самом собрании его сторонники, сидевшие на верхних скамьях (на «Горе»), получили прозвище монтаньяров (от фр. «монтань» — «гора»). Многие из них вели речь о республике. Некоторые из якобинцев играли видную роль в парижской коммуне и работе секций. После провозглашения республики 22 сентября 1792 г. клуб получил новое официальное имя — Общество якобинцев, друзей свободы и равенства. В октябре того же года Робеспьеру удалось оттеснить своего соперника Жака Пьера Бриссо и полностью взять на себя руководство Якобинским клубом.

В этот период формировалась идеология якобинства. В её основе лежали принципы республиканизма, стремление к максимальной политической, военной, административной и религиозной централизации страны. Якобинцы выступали за общество равноправных собственников при одновременном ограничении крупной частной собственности и устранении крайней бедности. В социальном отношении большинство якобинских деятелей принадлежало к среде мелких собственников (мелкой буржуазии).

Этим определялась и политическая деятельность якобинцев. Они занимали своего рода промежуточную позицию между народными массами и новой буржуазией, обогатившейся в ходе революции, и лавировали между этими классами. В борьбе с политическими противниками (монархистами, жирондистами) они опирались на народные движения, на коммуну Парижа, шли на некоторые уступки трудящимся. Но когда народные движения усиливались, якобинцы наносили по ним беспощадные удары и уничтожали организации. В свою очередь, спекулятивная буржуазия поддерживала якобинцев до тех пор, пока те сохраняли контроль над массами и не слишком мешали обогащаться. Придя к власти, якобинцы стали превращаться в государственных чиновников, быстро создавая себе новую опору — колоссальную бюрократическую машину, заполняя государственный аппарат своими кадрами.

Ж. А. Н. де Коришо. Маркиз де Кондорсе. Конец XVIII в.

Жирондистами в годы революции называли влиятельную политическую группировку в Законодательном собрании, а затем в Конвенте. Эта группа была тесно связана с крупной торгово-промышленной буржуазией, главным образом — провинциальных портовых городов страны. Они были резко настроены против народных движений, требований о регулировании цен, увеличения налогообложения богатых. Местные олигархи вместе с политиками-жирондистами стремились установить контроль над всей Францией, не допустить никаких посягательств на свободу частного предпринимательства. Первоначально большинство видных жирондистов состояло в Якобинском клубе, но в 1792 г. покинуло его. Среди лидеров Жиронды и примыкавших к ним деятелей были видные философы Жак Пьер Бриссо и Жан Антуан Кондорсе, выдающийся оратор Пьер Верньо и др.

После провозглашения республики жирондистам удалось составить самую крупную группировку в Конвенте, преимущественно из провинциальных депутатов. Жирондистские депутаты разместились в зале Конвента справа от председателя, а монтаньяры (якобинцы) сели слева. С тех пор в политике появились термины «левые» (сторонники радикальных перемен) и «правые» (противники таких изменений)

Л. Ж. Дюрамо. Пьер Виктюрньен Верньо, один из вождей жирондистов. 1792 г.

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Конвент. Борьба между жирондистами и якобинцами — Студопедия.Нет

Открытие Конвента. Провозглашение республики

В день победы при Вальми в Париже открылись заседания Национального Конвента, избранного на основе всеобщего избирательного права. В Конвенте было 750 депутатов. 165 из них принадлежали к жирондистам, около 100 - к якобинцам. Париж избрал своими депутатами только якобинцев, в том числе Робеспьера, Марата и Дантона. Остальные депутаты не примыкали ни к одной партии - их иронически прозвали «равниной» или «болотом».

Первыми актами Конвента были декреты об упразднении монархии и установлении во Франции республики, воспринятые народом с величайшим удовлетворением.

С первых же дней как в самом Конвенте, так и за его пределами завязалась борьба между жирондистами и якобинцами. Хотя жирондисты не участвовали в восстанин 10 августа и народное восстание победило вопреки им, они стали теперь правящей партией. В их руках находился Временный исполнительный совет, к ним перешла на первых порах руководящая роль и в Конвенте.

Жирондисты представляли те слои торгово-промышленной и землевладельческой буржуазии, которые уже успели добиться осуществления своих основных экономических и политических требований. Жирондисты боялись народных масс, не хотели дальнейшего развития революции, пытались остановить, затормозить ее, ограничить достигнутыми пределами.

Якобинцы же отражали интересы революционно-демократической, главным образом мелкой, буржуазии, которая в блоке с широкими народными массами города и деревни стремилась развивать революцию дальше. Сила якобинцев - этих передовых буржуазных революционеров - состояла в том, что они не боялись народа, а опирались на него и смело возглавляли его борьбу за дальнейшее углубление революции.

Жиронда пыталась остановить революцию; Гора, опираясь на народные массы, стремилась двинуть революцию вперед. В этом заключалась сущность борьбы Горы с Жирондой, отсюда вытекали все их разногласия.

Казнь Людовика XVI

Среди многих политических вопросов, служивших предметом спора и борьбы между жирондистами и якобинцами, в конце 1792 г. наибольшую остроту приобрел вопрос о судьбе бывшего короля. Народные массы давно требовали предания свергнутого короля суду. Якобинцы поддерживали это справедливое требование народа. Когда в Конвенте начался судебный процесс над королем, жирондисты стали прилагать все усилия, чтобы спасти его жизнь. И для жирондистов, и для якобинцев было очевидным, что вопрос о судьбе бывшего короля - это не личный, а политический вопрос. Казнить короля - значило смело идти вперед по революционному пути, сохранить ему жизнь - значило задержать революцию на достигнутом уровне и пойти на уступку внутренней и внешней контрреволюции.

Большинство депутатов высказалось за смертную казнь и за немедленное приведение приговора в исполнение. 21 января 1793 г. Людовик XVI был казнен.

Ухудшение экономического положения и обострение политической борьбы

Война, потребовавшая напряжения всех сил страны, резко ухудшила экономическое положение Франции. Ведение военных операций большого масштаба и содержание крупных армий вызвали огромные расходы, Это обстоятельство, а также нарушение обычных хозяйственных связей и свертывание ряда отраслей промышленности породили острый экономический кризис.

Жирондистское правительство пыталось покрыть расходы на войну увеличением выпуска бумажных денег. Количество выпущенных в обращение ассигнатов оказалось очень велико. Это привело к их резкому обесценению и, как следствие этого, к стремительному росту цен на товары, в особенности продовольственные. Зажиточные крестьяне и крупные торговцы-оптовики, скупавшие зерно, придерживали хлеб, не выпускали его на рынок, рассчитывая нажиться на дальнейшем повышении цен. В результате хлеб, а вслед за ним и другие продукты потребления стали вовсе исчезать из продажи или продавались из-под полы, по спекулятивным ценам.

На почве голода и лишений росло недовольство рабочих, мелких ремесленников, сельской и городской бедноты. С осени 1792 г. в Париже, в провинциальных городах и сельских местностях развернулось массовое движение. Рабочие устраивали стачки, требуя улучшения условий труда и введения твердых цен (максимума) на продукты питания. В Туре и некоторых других городах беднота силой добивалась установления твердых цен на хлеб.

Требование максимума стало к началу 1793 г. всеобщим требованием плебейских масс. Оно поддерживалось многочисленными петициями, обращенными к Конвенту, и активными массовыми действиями - выступлениями на улицах, нападениями на магазины и продовольственные склады, столкновениями с властями и торговцами.

Выразителями настроений плебейских масс являлись парижские секции, особенно секции плебейских кварталов, неоднократно выступавшие перед Конвентом с петициями об установлении твердых цен на предметы продовольствия. Наиболее отчетливо формулировал это требование один из видных деятелей клуба кордельеров, бывший священник Жак Ру, в первые годы революции близкий к Марату и скрывавший его от преследований. Вместе с Жаком Ру выступали среди народных масс его сторонники Теофиль Леклерк, Варле и др. Жирондисты, ненавидевшие Жака Ру и других народных агитаторов, дали им прозвище «бешеные», которым когда-то во Флоренции окрестили самых яростных приверженцев Савонаролы. Наряду с максимумом на все продукты питания «бешеные» требовали решительного обуздания спекуляции и ажиотажа. Они осуждали крупную собственность и имущественное неравенство.

Якобинцы вначале высказывались против максимума и относились отрицательно к агитации «бешеных», но, понимая необходимость решительных революционных мероприятий и активного участия народных масс в борьбе против контрреволюции и интервенции, с апреля 1793г. изменили свою позицию и стали выступать за установление твердых цен. Одновременно они предложили для покрытия растущих военных расходов ввести чрезвычайный налог на крупных собственников в виде принудительного займа.

Жирондисты, рьяно защищая корыстные интересы торгово-промышленной буржуазии и крупных землевладельцев, решительно отвергали эти требования, видя в них покушение на «священное право собственности» и «свободу торговли».

Антинародную политику жирондисты проводили и в аграрном вопроса. Еще осенью 1792 г. они добились фактической отмены выгодных для деревенской бедноты августовских декретов о порядке распродажи эмигрантских земель. Тем самым у крестьянства было отнято одно из его важнейших завоеваний. В апреле 1793 г. жирондисты провели в Конвенте декрет о порядке продажи «национальных имуществ», направленный против бедного и среднего крестьянства. Декрет, в частности, запрещал практиковавшиеся во многих местах временные соглашения малоимущих крестьян для совместной покупки земельного участка из фонда «национальных имуществ» с последующим его разделом между владельцами.

В ответ на эту политику жирондистов, грубо ущемлявшую интересы среднего и беднейшего крестьянства, произошли новые крестьянские выступления в департаментах Гар, Ло, Сена-и-Уаза, Марна и некоторых других. Огромная социальная сила революции - крестьянство - все еще дожидалась осуществления своих коренных требований.

studopedia.net

Борьба между жирондистами и якобинцами.

Второй этап - с 10 августа 1792 г. по 2 июня 1793 г. - отличался тем, что в это время перестала существовать роялистская печать, но зато развернулась напряженная борьба между жирондистами и якобинцами. И здесь важно отметить роль газет Марата, Эбера, Робеспьера и Прюдома. Большое значение имели и брошюры К. Демулена.

Восстание 10 августа 1792 г. покончило с монархией и подвело народный фундамент под Республику. Национальный Конвент единогласно постановил, что королевская власть во Франции упраздняется, и объявил 20 сентября 1792 г. первым годом Республики. Долго не смолкающими аплодисментами и радостными криками «Да здравствует нация!» приветствовали депутаты это решение.

События 10 августа 1792 г. самым решительным образом повлияли на печать. В течение почти трех лет революции контрреволюционная пресса, используя лозунг о полной свободе печати, клеветала на революционные газеты и на демократических деятелей, обрушивая море лжи и открыто призывая к уничтожению завоеваний революции. Свержение монархии привело к исчезновению роялистской печати. Уже 11 августа 1792 г. не появились многие монархистские издания. 12 августа Парижская Коммуна (орган городского самоуправления) назначила трех комиссаров для того, чтобы они положили конец выходу контрреволюционных газет. Имущество враждебных революции типографий было конфисковано и передано демократическим изданиям для укрепления их материальной части.

Теоретически роялистские газеты могли выходить до 4 декабря 1792 г., когда Конвент принял декрет, запрещавший издание контрреволюционных газет и их распространение на территории Франции.

После свержения монархии главную роль играла жирондистская печать. Влиянию жирондистов была подвергнута даже официальная газета «Монитор». Так, эта газета сознательно исказила два весьма важных документа: речь М. Робеспьера, направленную против Жиронды и являвшуюся одним из главных актов в борьбе между Горой и Жирондой, и текст адреса, представленного в Конвент Русселеном. Чтобы обеспечить нужное ему направление, жирондистское правительство через различные источники выплачивало тайком деньги сотрудникам газеты. Это стало возможным потому, что жирондисты, которые не участвовали в народном восстании и даже тайком противились ему, прокрались к власти.

Единство в Конвенте было недолгим. Столкновение между Горой и Жирондой было неизбежным. Уже 25 сентября 1792 г. жирондисты выдвинули обвинение против Марата в стремлении к диктатуре. Через месяц в стремлении к диктатуре был обвинен М. Робеспьер. Неудачные военные действия французской армии в войне, которую спровоцировали именно жирондисты, а также трудности экономического порядка подорвали доверие народа к жирондистскому правительству. Чтобы вернуть себе влияние па общественное мнение, Жиронда напрягла все силы и в поисках спасения стала играть на руку аристократам и контрреволюционерам, поддерживая секционное движение, которое нередко возглавляли роялисты. Жиронда решила нанести удар и по демократической печати.

Основные свои усилия жирондисты сосредоточили против Марата, обвиняя его в призывах к грабежам и убийствам, в клевете на Конвент и в покушении на суверенитет народа. Против этого лживого обвинения выступали Робеспьер, Дантон, Демулен и др. Попытка предать Марата суду Чрезвычайного трибунала окончилась поражением жирондистов и триумфом Марата.

От Марата жирондисты перешли к Демулену. Они в Конвенте резко критиковали работу Демулена «История бриссотинцев, или Фрагмент тайной истории революции». Так как в это время борьба между жирондистами и монтаньярами достигла крайних пределов, то брошюра К. Демулена произвела сильное впечатление. Жирондистский Конвент осудил эту работу, но против самого Демулена никаких мер не было принято.

В мае 1793 г. следственная комиссия Конвента, состоявшая исключительно из жирондистов, распорядилась арестовать Эбера за материалы в газете «Папаша Дюшен»,  направленные против бриссотинцев, жирондистов, роландистов и др. Парижская Коммуна потребовала освобождения Эбера, являвшегося заместителем прокурора Коммуны. 28 мая s Эбер был выпущен на свободу.

События 31 мая — 2 июня 1793 г. привели к тому, что Конвент под давлением народных масс постановил арестовать 29 жирондистских депутатов, что означало конец Жиронде, конец дуэли между Горой и Жирондой, длившейся со времен Законодательного собрания.

students-library.com

Судьбы. Лидеры жирондистов — Historion

 

Пьер Верньо

1753-1793

Адвокат, был избран от города Бордо в Законодательное собрание и вскоре стал признанным главой своих земляков, депутатов от департамента Жиронда — жирондистов.

Вначале он, так же как большинство депутатов, старался встроить королевскую наследственную, а потому прочную и стабильную власть, в новое устройство Франции: «Если король имеет несчастье не находить в своих братьях [эмигрантах-аристократах] той любви и послушания, которой горят защитники свободы, пускай он обратиться к сердцам французов, там он найдет все, что позволит ему восполнить эти потери». После этой речи малоизвестный тогда депутат тут же был избран председателем Законодательного собрания.

Но затем действия Людовика развеяли эти иллюзии, хотя и тогда Вернио пытался спасти проект конституционной монархии, добиваясь не ликвидации королевской власти, а временного приостановления ее. Когда Законодательное собрание вынесло смертный приговор Людовику, Вернио пытался вынести этот приговор на общенациональный референдум, но безуспешно.

Республика лоб в лоб столкнула жирондистов с якобинцами-монтаньярами, людьми гораздо более решительными, цепкими, жесткими, не боящимися идти до конца и поступаться своими принципами ради власти и счастья народа, как они его понимали. В этой борьбе пощады не было, обращения к остальной Франции оказались бесполезны — Париж вооруженной рукой сломил жирондистский Конвент. Вернио, головы которого добивалась столичная Коммуна, попытался скрыться, но был на улице узнан, арестован и гильотинирован.

 

Эли Гаде

1755-1794

Адвокат из Бордо, он вместе со своими товарищами был избран от этого города в Законодательное собрание и поначалу мечтал о конституционной монархии. Он пытался сблизиться с королевским двором (или тем, что от него осталось), пытался склонить короля к принятию свершившихся изменений и искреннему следованию конституции. После попытки бегства короля, увидев бесплодность своих усилий, он окончательно порвал с монархией и голосовал за казнь Людовика XVI.

В начавшемся противостоянии с якобинцами боролся до конца. Он добился того, что для всеобщего сведения было распечатано заявление города Бордо — жители Парижа объявлялись ответственными за неприкосновенность депутатов Жиронды. Так, в общем-то, и случилось — после свержения диктатуры Робеспьера Парижская коммуна была ликвидирована, а спасшиеся от гильотины депутаты от Жиронды возвратились на свои места в Конвенте. Но Гаде среди них уже не было. После насильственной «чистки» Конвента парижанами он бежал из столицы на родину, но был пойман и гильотинирован в захваченном якобинцами Бордо. Вслед за своим только что обезглавленным сыном на эшафот вступил его 70-десятилетний отец…

 

Жером Петион

1756-1794

Адвоката Жерома Петиона де Вильнев избрали в Генеральные штаты и Законодательное собрание от Шартра но, став в этих парламентах настоящей «звездой», довольно скоро сблизился с депутатами от Жиронды. Он приобрел славу честного и делового человека. И когда осенью 1791 года уважаемый астроном Байи после разгона демонстрации парижан потерял свою былую популярность и отказался от должности столичного мэра, сменил его Петион. Всегда глухо или открыто враждовавшие с Парижем жирондисты обрели мощного союзника — в народе его называли «король Петион».

Пользуясь в разворошенном революцией и вечно бунтующем городе огромной популярностью он не стал, подобно своему предшественнику, противопоставлять себя радикальным парижанам и принял неизбежное — устранение короля и установление республики. Но способствовал он этому по-умному, аккуратно. Когда сорокатысячная масса демонстрантов вломилась во дворец и начала издеваться над Людовиком, мэр пришел, чтобы уговорить парижан разойтись, лишь через три часа. Петион на три недели остановил неподготовленный еще штурм королевского дворца Тюильри, охраняемый сильным отрядом швейцарской гвардии, а когда парижане начали его штурмовать, самоустранился, пальцем не шевельнув, чтобы помешать мятежу. Не прошло и месяца, как наступление прусской армии спровоцировало парижан на уничтожение «пятой колонны» в самом городе (они без суда и следствия убили полторы тысячи заключенных тюрем) — и вновь Петион со своей Национальной гвардией оказался в стороне [на вопрос убийц , что делать с оставшимися заключёнными, он ответил «Поступайте, как знаете!»].

Но революция разбудила в Париже силы, которые уже невозможно было ограничить какими-либо рамками, которые стремились к целям, требующим «большой крови» и которые были Петиону чужды. Когда Национальная гвардия Парижа окружила Конвент и потребовала выдать им жирондистов, Петион сумел бежать в Жиронду. Но и там сторонники террора уже успели получить перевес — дальше бежать было некуда. Через некоторое время крестьяне нашли в поле изъеденный волками труп отравившегося Жерома Петиона…

 

 

Опубликовать:


www.historion.org

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о